виктор колотов причина смерти

ФУТБОЛ
ПОМНИМ

НЕ ЧОКАЯСЬ

3 января 2000 года в киевской квартире на улице Аистова от острой сердечной недостаточности умер капитан сборной СССР и звездного киевского «Динамо»-75 Виктор Колотов. Ему было всего 50…

«С ЭТИМ – НЕ ПРОИГРАЕМ»

Фамилия Колотов – из счастливой гавани моей юности. Пацаны 70-х, восхищенные мастерством Пеле и Эйсебио, мы и в нашем футболе видели достойных их кумиров, чья игра соответствовала международным стандартам. Виктор Колотов – один из них.

«Кто в советском футболе способен сравниться с ним по объему исполняемой работы во время игры? – писал о Колотове обозреватель «Советского спорта» Лев Филатов. – Игрок уникальных функциональных возможностей, он лишь формально числился полузащитником. За 90 минут непрерывного движения по полю успевал сыграть и стоппером, и центрфорвардом, и диспетчером, да и на флангах атаки чувствовал себя хозяином».

А его голы! 62 – в матчах высшей лиги чемпионата СССР, 22 – в составе национальной сборной. В мае 1975 года в Киеве мне посчастливилось наяву увидеть один из самых красивых из них – в ворота сборной Ирландии в отборочном матче чемпионата Европы. В затяжном прыжке, распластавшись над полем, он замкнул прострельную передачу с фланга.

По словам ветерана киевского «Динамо» Александра Щанова, команда часто просто «выезжала» на победных голах Виктора, ставшего для нее «палочкой-выручалочкой».

Он и сам чувствовал свою незаменимость на поле. Не только потому, что был капитаном. В том же 75-м в Мюнхене в первой игре за Суперкубок с «Баварией» немецкий защитник распорол ему шипами бутсы бедро.

Рассказывает Виктор Берковский, доктор киевского «Динамо»:

– Ужасная рана сильно кровоточила – с поля Виктора унесли на носилках. Бедро напоминало «отбивную с кровью» – мне едва хватило бинтов, чтобы сделать перевязку. Но кровь проступала сквозь бинты. «Быстрее!» – торопил меня Виктор. Как я его ни удерживал, едва дождавшись окончания перевязки, без пяти минут инвалид вскочил и кинулся в самую гущу событий. В кровавых бинтах, с горящими глазами! Немцы в ужасе от него шарахались.

В СБОРНУЮ – ИЗ ВТОРОЙ ЛИГИ

Откуда у парня из железнодорожного волжского захолустья, никогда не учившегося в детско-юношеских футбольных школах, такое кровное родство с этой игрой? Гены? Нет, родители спортом не занимались.

Талант от Бога? Пусть и банальный, но единственный ответ. Этот дар Божий и заметил в 1970 году знаменитый советский тренер Гавриил Качалин, приехавший после мексиканского чемпионата мира с лекциями в Казань. Колотов играл за местный «Рубин». Мэтр сразу обратил внимание на «удивительное сложение Виктора, мягкие, эластичные мышцы, крепкие кости, фантастическую работоспособность…» Поделился наблюдениями с Валентином Николаевым, сменившим его, Качалина, на посту главного тренера сборной. Николаев пригласил казанского самородка на тренировочный сбор первой команды страны. А 28 октября того же года выпустил в товарищеском матче с югославами.

Слыханное ли дело: малоизвестный игрок из второй лиги не только оказался в сборной (случай беспрецедентный!), но и отыграл в дебюте все 90 минут. Более того, на глазах 30 тысяч зрителей забил гол (сборная СССР выиграла со счетом 4:0. – Прим. ред.). Отличился он и в следующих трех играх. Сначала в Никосии с киприотами в рамках отборочного турнира чемпионата Европы, потом – в товарищеских: против венского «Рапида» и команды Спортивного союза Гамбурга.

СИРОТА КАЗАНСКАЯ

Осенью 70-го сразу три элитных советских клуба – московское «Торпедо», ЦСКА и киевское «Динамо» – сошлись в смертельной схватке за право получить в свои ряды талантливого казанца. В ход были пущены все возможные методы – от обещаний райских кущ до устрашения срочной службой на «краю географии». И 21-летний провинциал потерял голову. Под давлением опытных футбольных «охотников» и по простоте душевной он написал заявления о переходе… в каждый из этих клубов!

Завершилось это скандалом всесоюзного масштаба. Проиграв представителю киевского «Динамо» Андрею Бибе, обманутые в своих ожиданиях москвичи обратились в Федерацию футбола СССР с требованием наказать «беспринципного и меркантильного» молодого игрока.

В декабре 70-го в «Советском спорте» появился фельетон знаменитого в те времена «правдиста» Ильи Шатуновского, вызвавшего «поток читательских писем, возмущенных поступком, не соответствующим нравственному облику советского спортсмена».

В ответ «Правда Украины» (явно не без участия первого секретаря ЦК Компартии республики Владимира Щербицкого) опубликовала статью в защиту новобранца «Динамо». Главным аргументом ее стал тот факт, что «во время войны отец Виктора, сержант десантных войск, был ранен, освобождая столицу Украины, за что получил боевую медаль…»

Колотова дисквалифицировали на год, но очень быстро «амнистировали»: поспособствовали этому опубликованное в «Советском спорте» покаянное письмо футболиста и главный тренер сборной Николаев, которому в канун отборочных матчей чемпионата мира позарез был нужен этот полузащитник.

Но еще быстрее сам Виктор заставил всех забыть эту неприятную историю. Собственной игрой как в сборной, так и в «Динамо». В том сезоне Колотов с 10 голами стал лучшим бомбардиром клуба.

«ИСЛАНДСКАЯ СДАЧА»

Рассказывает Елена Никифоровна, жена Колотова:

– Мне было всего 16 лет, когда мы с Виктором познакомились. Случилось это в 1971 году. Колотов к тому времени сыграл за «Динамо» всего несколько матчей, но уже стал любимчиком местных болельщиков…

Через три года мы поженились. На свадьбе, которую сыграли в не существующем ныне ресторане «Театральный», гуляла почти вся команда. Я переехала к Вите, в его трехкомнатную квартиру, выделенную клубом. Жили вместе с его родителями, которых он перевез из Зеленодольска. В 75-м у нас родился сын Евгений (он сейчас живет в Чикаго. – Прим. ред.).

После окончания института народного хозяйства работала экономистом, а Виктор играл. До 1981 года. Дальше – не позволили многочисленные травмы. Потом тренировал, что, на мой взгляд, его и убило. Я имею в виду скандальный матч в Исландии, где руководимая им молодежная сборная Украины «слила» матч местной команде и осталась за бортом европейского первенства. Когда вернулся, на него смотреть было страшно…

У ПРЕМЬЕРА НЕ ХВАТИЛО ДУХА

В Киеве 31 марта 1999 года – 5:0, а в Рейкьявике 3 сентября – вдруг 1:4. Что за метаморфоза произошла с командой на выезде?

Рассказывает украинский журналист, друг Колотова Максим Максимов:

– О произошедшем могу судить только по слухам. Если им верить, раскол на «донецких», игроков «Шахтера», составляющих костяк сборной, и «остальных» произошел после того, как Федерация футбола Украины решила, что после разгрома в Киеве молодежь должна обыгрывать исландцев и без премиальных. А «донецкие» подсчитали, что могли бы заработать больше даже за пропущенные матчи чемпионата Украины. И в отместку игру сдали.

Я пытался вызвать на откровенный разговор лидера команды Геннадия Зубова, впоследствии игрока национальной сборной, но он, согласившись сначала на встречу, потом резко пошел на попятную. Я мог бы назвать еще несколько фамилий ребят, сыгравших в Исландии вызывающе ниже своих возможностей…

С Колотовым даже не пытался говорить на эту тему. Во-первых, он был жутким молчуном, вызвать его на такие откровения было невозможно.

Йожеф Сабо, который тогда тренировал национальную сборную, попросил всех, кто работал с Колотовым в «молодежке», не отходить от него ни на шаг, потому что видел, в каком состоянии был Виктор…

Во-вторых, вся эта история с разговорами о сдаче матча в Исландии получила огласку только после смерти Колотова. Как потом мне рассказали, Виктор, войдя в раздевалку после игры, не стал никого ругать, а только спросил у сидящих с опущенными головами пацанов: «Ребята, что я вам сделал? Кого-то обманул или не выполнил обещанного?» Нисколько не сомневаюсь, что в тот день он перенес свой первый инфаркт. На ногах. Этот поступок молодых футболистов не уложился в его жизненные принципы.

А сразу же после возвращения из Исландии Колотову по просьбе тогдашнего вице-президента национальной федерации футбола, председателя совета министров Украины Валерия Пустовойтенко позвонил Владимир Трошкин, товарищ и экс-одноклубник Виктора, и сообщил о его отставке с поста старшего тренера молодежной команды.

ОЧЕРЕДЬ К ОТСТАВНИКУ

Новость о том, что Колотов остался без работы, с… радостью была воспринята в его родном Татарстане. Там давно мечтали пригласить знаменитого земляка на пост главного тренера «Рубина». Предстоял 1000-летний юбилей Казани, до которого оставалось чуть более пяти лет. Безгранично веря в талант Колотова, в республике решили, что этого времени Виктору хватит, чтобы вывести команду из первого дивизиона чемпионата России, в… еврокубки. «Рубин» тогда возглавлял Павел Садырин. Он вспоминал, что Виктор сам предложил ему союз: Садырин – главный тренер, Колотов – начальник команды. Но не сложилось...

Рассказывает Максим Максимов:

– У нас была традиция – каждое воскресенье ветеранской командой час-другой погонять на площадке мячик. Виктор обычно носился как угорелый. А тут что-то долго не появляется. Звоню ему домой: «Что случилось?» – «В следующий раз, – говорит, – обязательно буду. В Татарию надо было съездить на пару недель».

Но и в следующее воскресенье не появился. Через несколько дней в Федерации футбола Украины узнаю, что Виктор с инфарктом угодил в Октябрьскую больницу. Вечером поехал туда и в приемной… столкнулся с очередью из желающих навестить Колотова. Каждому выделили по 15 минут. Он мне тогда похвастался, что сам ходит до конца больничного коридора и обратно и что врачи разрешили ему выкуривать по одной сигарете в день. Виктор в последние годы капитально «подсел» на табак…

ПОСЛЕДНЯЯ ОХОТА

– И выпивать, что скрывать себе позволял, совмещая это с активными занятиями спортом. Бог здоровьем не обделил. – продолжаетМаксимов. – Велосипед, настольный теннис, не говоря уж о футболе – в этих дисциплинах он и в зрелом возрасте мог достойно соревноваться с профессионалами. В шахматы также играл отменно.

После инфаркта с алкоголем покончил. По крайней мере на людях. За этим как могли следили друзья. Помню встречу ветеранов «Динамо», состоявшуюся 28 декабря, за пять дней до смерти Вити. Перед глазами до сих пор пурга, через которую мы шли в кафе вместе с ним и Виктором Рудаковым, знаменитым в прошлом нашим вратарем.

Когда после тоста Андрея Бибы слово попросил Колотов, все дружно закричали: «Витя, не пей, с инфарктом шутить нельзя…» – «Я буду эту рюмку цедить весь вечер», – в тот раз он все равно позволил себе чуть-чуть расслабиться. Домой его отправили на такси…

Что произошло потом, могу судить только по рассказам тех, кто был рядом с ним. А рядом были люди из элитного охотничьего клуба, в котором Колотов тоже состоял. Когда узнал, что они 2 января собираются на охоту, попросил по пути заехать к нему. Те, зная, что он только что из больницы, заехали на минутку, и…встретили Виктора стоящим на пороге с собакой и в полной охотничьей амуниции. Все уговоры остаться дома, успеха не имели.

– Я знаю этих людей, – продолжает Максимов. – Все козырные, с серьезными должностями. А вот настоять на своем не смогли. Во-первых, это был все-таки Колотов. Во-вторых, он был признанным клубом «королем охоты» последних двух сезонов.

По дороге домой застрял в сугробе один из джипов. Пришлось толкать. Виктор, как потом все уверяли, в этом процессе не участвовал. Но, зная его характер, не верю, что он мог остаться в стороне. Перед последним броском на Киев устроили трапезу на капотах машин. Виктор пить отказался. Ушел на край поляны и почти 40 минут смотрел на заходящее солнце. Словно прощался с ним…

Рассказывает Елена Колотова:

– Он умер в одно мгновение. Приехал с охоты не в настроении, даже ужинать не стал. Сел за компьютер – он, кстати, когда первый инфаркт получил, тоже за ним сидел. Я была на кухне. Услышала громкий хрип. Прибежала, а Витя уже без сознания. У нас соседи по лестничной площадке врачи – они через минуту были рядом, но помочь уже ничем не смогли. Он умер ровно через полгода после 50-летнего юбилея…..

«ЗА ЧТО УБИЛИ КОЛОТОВА?»

На поминках в киевском ресторане «Спорт» всех шокировал Стефан Решко, защитник, многолетний партнер Колотова по киевскому «Динамо» и сборной СССР. Подняв поминальную рюмку, Стефан вспомнил историю скоропалительного увольнения Виктора Михайловича с поста старшего тренера молодежной сборной Украины. И в гробовой тишине внезапно спросил: «За что убили Колотова?»

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Колотов Виктор Михайлович. Один из лучших советских футболистов 70-х. Полузащитник. Родился 3 июля 1949 года в поселке Юдино Татарской АССР. Заслуженный мастер спорта (1975), заслуженный тренер Украины (1986).

Начал играть в 1958 году в детской команде «Локомотив» (Юдино). Выступал за команды «Чайка», Зеленодольск (1967), «Трудовые резервы», Казань (1968), «Рубин», Казань (1969–1970), «Динамо», Киев (1971–1981). В высшей лиге чемпионата СССР провел 218 матчей, забил 62 гола.

Чемпион СССР (1971, 1974, 1975, 1977, 1980), серебряный призер (1972, 1973, 1976 – осень, 1978), бронзовый призер (1979). Обладатель Кубка СССР (1974, 1978), финалист (1973). Капитан киевского «Динамо» (1972–1976, 1978–1979). В еврокубках провел 37 матчей, забил 8 голов. Обладатель Кубка обладателей кубков и Суперкубка (1975). Семь раз входил в число 33 лучших футболистов страны. Абсолютно лучший футболист СССР 1976 года. В составе сборной СССР (1970–1979) провел 55 матчей, забил 22 гола. Вице-чемпион Европы (1972). Бронзовый призер Олимпийских игр (1972, 1976). Капитан сборной СССР (1975–1976).

По окончании игровой карьеры работал тренером киевского «Динамо» (1984–1992), главным тренером «Борисфена», Киев (1993), «Прикарпатья», Ивано-Франковск (1996–1997), молодежной (олимпийской) сборной Украины (1995–1996, 1998–1999).

Умер 3 января 2000 года в Киеве. Похоронен на Лесном кладбище.

Показывать новые сообщения медиатрансляции автоматически

Все говорят

Фото и видео дня

ещё

Фоторепортажи

все карикатуры

Карикатуры Алексея Меринова

ещё

Москва

ещё

Московская область

все регионы

МК в регионах

Офицер, который спас мир от начала ядерной войны умер в Москве. Новости о его смерти тоько сейчас стали достоянием общественности. Сын знаменитого Станислава Петрова рассказал подробности жизни и смерти своего отца.

Станислав Петров родился в 1939 году 7 сентября. Он закончил Киевское высшее училище инженерно-радиотехническое. После Петров пошел служить. Подполковник Петров в 1983 году отвечал за исправные функции спутников, которые следили на ракетными нападениями. Он заступил на смену в ночь на 26 сентября, когда и произошло страшное событие. Спутники сбились и передали о нападении и выпуске ракет, со стороны Америки. В обязанности Петрова входило срочно доложить об этом начальству. Но Петров предположил, что «компьютер-дурак», и если бы Америка выпустила ракеты, то делала бы это не с одной базы. Таким образом он спас весь мир от начала мировой войны, которая бы случилась по ошибке.

О его смерти стало известно после того, как режиссер Шумахер позвонил поздравить Петрова с днем рождения, но его сын рассказал о смерти Станислава Петрова. После пресса обнародовала информацию. Как оказалось, офицер, спасший мир от ядерной войны, умер 19 мая 2017 года в возрасте 77 лет. Причиной смерти назвали застойную пневманию.

Колотов Виктор Михайлович (1949-2000) родился в пос. Юдино Татарской АССР. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта (1975), заслуженный тренер Украины (1986). Выступал за команды "Трудовые резервы", "Рубин" (обе - Казань), "Динамо", Киев (1971-1981). В чемпионатах СССР провел 218 матчей, забил 62 гола. Чемпион СССР 1971, 1974, 1975, 1977гг. Обладатель Кубка СССР 1974 и 1978 гг. Капитан "Динамо" в 1972-1976 и 1978-1979 гг. В европейских кубковых турнирах провел 37 матчей, забил 8 голов. Обладатель Кубка обладателей кубков и Суперкубка 1975 г. За сборную СССР провел 55 матчей, забил 22 гола. Серебряный призер чемпионата Европы 1972 года, бронзовый призер Олимпийских игр 1972 и 1976 гг. Капитан сборной СССР 1975-1976 гг.


журнал "Мой Футбол" No.3, январь 2000.

Самое начало 2000 года совпало с печальным известием. Умер Виктор Колотов, популярнейший футболист семидесятых годов. В течение десяти лет он был ключевой фигурой и в киевском "Динамо", и в сборной страны.

Появление Виктора Колотова в большом футболе было стремительным, неожиданным и сенсационным. В самом деле: мало кому известный футболист казанского "Рубина" из второй футбольной лиги одновременно подал заявления о переходе в московское "Торпедо" и киевское "Динамо". Не следует забывать, что переходы игроков из одного клуба в другой в те времена, в отличие от нынешних, были скорее все же исключениями, нежели правилом. Сенсация обернулась скандалом. Пресса на все лады склоняла Колотова за беспринципность и меркантильность, сопоставлялись метражи обещанных квартир в Москве и Киеве, делался вывод о несоответствии Колотова нравственному облику советского спортсмена. На деле же все оказалось элементарным до банальности: абсолютно неопытный в закулисной борьбе молодой футболист стал объектом охоты деятелей от спорта, пытавшихся заполучить способного игрока в свои клубы. Обошлось это Колотову годичной дисквалификацией. Однако, заиграв через год в киевском "Динамо", Виктор довольно быстро заставил всех позабыть об обстоятельствах своего появления в высшей лиге.

Перед зрителями предстал вполне сложившийся игрок - инициативный, хладнокровный, жаждущий играть. Его работоспособности на поле хватило бы на двоих. Он не простаивал ни минуты: прессинговал противника в момент приема мяча на любом участке поля, оборонялся у собственных ворот, длинными пасами выводил в прорыв Блохина и Онищенко, сам завершал атаки точными ударами. Его игра была на редкость осмысленна и рациональна. Ничего лишнего, все подчинено конкретной задаче: на обводку в середине поля времени не тратил, но в сложной ситуации у чужих ворот не боялся сыграть индивидуально. Его постоянная, в течение всего матча, борьба за мяч не носила разрушительного характера. Наоборот, добыв мяч, он тут же затевал новую атаку. С годами его роль разыгрывающего становилась все более заметной. Соперники, сознавая это, уделяли ему повышенное внимание. Остановить Колотова, не нарушая правил, было непросто. Он в полной мере испытал на себе весь арсенал приемов антифутбола: подножки, накладки, удары по ногам. Переносил он все это стоически, с поля не уходил никогда, и сам никогда не опускался до подобных ответных действий.

Оценивая уровень профессионального мастерства Виктора Колотова, трудно выделить что-либо особо, настолько мастерство это было многообразным и сбалансированным. Но одно обстоятельство нельзя не отметить: Виктор Колотов входит в Клуб Григория Федотова. Полузащитник! Факт исключительный,

и тут без цифр не обойтись. Только в 53 матчах за сборную Колотов забил 22 гола. Причем первый гол он забил в дебютной игре за сборную против команды Югославии в 1970 году. А был он тогда еще игроком второй лиги, выступавшим за казанский "Рубин". Собственно, именно после этой игры имя Колотова и стало известно болельщикам. А дальше - что ни игра, то гол. В игре со сборной Индии в 1971 году (5:0) Виктор уже в первом тайме провел три мяча. В 1975 году в матче со сборной Ирландии он же забил красивейший гол в затяжном броске, завершая прострельную передачу. Нельзя не отметить, что Колотов был еще и прекрасным пенальтистом, чему в немалой степени способствовала его редкая психологическая устойчивость. В 1975 году в отборочном матче чемпионата Европы против сборной Турции наши футболисты победили со счетом 3:0, и два мяча с пенальти забил не кто иной, как Виктор Колотов. А чемпионат Европы - нешуточное испытание даже для опытных мастеров.

Колотов, наверное, один из немногих футболистов, о которых можно сказать, что их спортивная судьба сложилась удачно. За десять сезонов, проведенных в большом футболе, он становился и чемпионом страны, и обладателем Кубка СССР, и серебряным призером чемпионата Европы, и бронзовым призером Олимпиад 1972 и 1976 годов. В 1975 году именно ему был вручен Кубок кубков после победы над мюнхенской "Баварией". В 1971 году Колотов был признан лучшим футболистом Советского Союза. В течение всего этого времени имя Виктора Колотова неоднократно называлось в числе 33 лучших игроков каждого футбольного сезона. Его авторитет игрока был настолько высок, что в течение ряда лет он носил капитанскую повязку и в киевском "Динамо", и в сборной страны. В ответственных, ключевых играх конечный результат определяют личности в составах команд. Колотов был одним из них. Даже когда команда играла вяло, безынициативно (а такие игры бывали и у киевлян, и у сборной), Виктор никогда не позволял себе расслабляться. И пусть он выглядел в подобных ситуациях этаким Дон Кихотом на футбольном поле, но прекращать борьбу, просто доигрывать матч он не умел. Конечно, и в его игре бывали спады, но чаще это было следствием неслаженной командной игры, а не его личной спортивной формы,

Виктор Колотов перестал выступать почти двадцать лет назад, в 1981 году. Но и в наши дни, когда требования к классным игрокам возросли стократ, он виделся футболистом исключительных игровых возможностей. Высочайшая физическая готовность, умение проявить себя в любом игровом амплуа, прекрасная техническая оснащенность, талант организатора атаки, тонкое понимание нюансов игры, умное взаимодействие с партнерами, навыки незаурядного бомбардира... Столько отпущено немногим. Горько, что и времени на Земле ему было дано так мало

Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер Украинской ССР, двукратный бронзовый призер Олимпийских игр, серебряный призер чемпионата Европы, обладатель Кубка обладателей кубков и Суперкубка УЕФА, шестикратный чемпион СССР, двукратный обладатель Кубка СССР, член символического Клуба Григория Федотова

(Иллюстрированная версия из книги "Легенды отечественного футбола")

В киевском «Динамо» за всю его историю выступало столько великолепных игроков, что самая авторитетная музейная экспозиция вряд ли смогла бы вместить их портреты. Однако есть имена, которые болельщиками нескольких поколений произносятся с восторгом, и полузащитник Виктор Колотов, бесспорно, – из их числа! Колотов был одним из самых популярных игроков 1970-х годов, он известен любому знатоку советского футбола. Авторитет Виктора Михайловича был настолько высок, что в течение ряда лет он носил капитанскую повязку и в киевском «Динамо», и в сборной страны.

Расцвет Колотова как игрока пришелся на начало эры тотального футбола, местом рождения которого считается Голландия. Однако именно он стал лучшим отечественным олицетворением голландской идеи всестороннего универсализма. Профессиональное мастерство Колотова было многообразным и сбалансированным. В наши дни, когда требования к классным игрокам возросли стократ, он по-прежнему считается футболистом исключительных игровых возможностей: высочайшая физическая подготовленность, умение показать себя в любом игровом амплуа, прекрасная техническая оснащенность, гений организатора атаки, тонкое постижение нюансов игры, умное взаимодействие с партнерами, навыки незаурядного бомбардира...

И еще одно обстоятельство нельзя не отметить особо: Виктор Колотов входит в символический Клуб Григория Федотова. И это при том, что его амплуа на поле – полузащитник! Факт исключительный. 62 гола – в матчах высшей лиги чемпионата СССР, 22 – в составе национальной сборной. Причем первый гол он забил в дебютной игре за сборную против команды Югославии в 1970 году. А был он тогда еще игроком второй лиги, выступавшим за казанский «Рубин». Именно после этой игры имя Колотова стало известно болельщикам…

Виктор Михайлович Колотов родился 3 июля 1949 года в поселке Юдино Татарской АССР. Здесь же постигал азы футбола в местной команде «Локомотив». С 1967 года выступал за команду «Чайка» (Зеленодольск), потом играл в «Трудовых резервах» (Казань), а в 1968 году оказался в составе казанского «Рубина».

Появление Виктора Колотова в большом футболе было стремительным, неожиданным и сенсационным. Талантливого игрока заметил в 1970 году знаменитый советский тренер Гавриил Качалин, приехавший после мексиканского чемпионата мира с лекциями в Казань. Мэтр сразу обратил внимание на удивительное сложение Виктора, мягкие, эластичные мышцы, крепкие кости, фантастическую работоспособность… Поделился наблюдениями с Валентином Николаевым, сменившим Качалина на посту главного тренера сборной. Николаев пригласил казанского самородка на тренировочный сбор первой команды страны и уже 28 октября того же года выпустил в товарищеском матче с югославами.

Случай беспрецедентный! Малоизвестный игрок из второй лиги не только оказался в сборной, но и отыграл в дебюте все 90 минут. Более того, на глазах 30 тысяч зрителей забил гол (сборная СССР выиграла со счетом 4:0). Отличился он и в следующих трех играх. Сначала в Никосии с киприотами в рамках отборочного турнира чемпионата Европы, потом – в товарищеских матчах: против венского «Рапида» и команды Спортивного союза Гамбурга.

Осенью 1970 года сразу три ведущих советских клуба – московское «Торпедо», ЦСКА и киевское «Динамо» – сошлись в схватке за право получить в свои ряды талантливого казанца. В ход были пущены все возможные методы – от обещаний райской жизни до устрашения срочной службой на «краю географии». И 21-летний Виктор растерялся... Игрока, который по молодости и неопытности написал заявление о переходе сразу в три команды, пресса склоняла на все лады, последовал даже обличительный фельетон в «Советском спорте». Не следует забывать, что переходы игроков из одного клуба в другой в те времена были крайне редки. Сенсация обернулась скандалом всесоюзного масштаба. Проиграв представителю киевского «Динамо» Андрею Бибе, обманутые в своих ожиданиях москвичи обратились в Федерацию футбола СССР с требованием наказать «беспринципного и меркантильного» молодого игрока.

В декабре 1970 года в «Советском спорте» появился фельетон знаменитого в те времена «правдиста» Ильи Шатуновского, вызвавший «поток читательских писем, возмущенных поступком, не соответствующим нравственному облику советского спортсмена». В ответ «Правда Украины» (явно не без участия первого секретаря ЦК Компартии республики Владимира Щербицкого) опубликовала статью в защиту новобранца «Динамо». Главным аргументом ее стал тот факт, что «во время войны отец Виктора, сержант десантных войск, был ранен, освобождая столицу Украины, за что получил боевую медаль…».

Колотова дисквалифицировали на год, но очень быстро «амнистировали»: поспособствовали этому опубликованное в «Советском спорте» покаянное письмо футболиста и главный тренер сборной Николаев, которому в канун отборочных матчей чемпионата мира позарез был нужен этот полузащитник. Но еще быстрее сам Виктор заставил всех забыть эту неприятную историю – отличной игрой как в сборной, так и в «Динамо».

Уже в своем первом сезоне за киевское «Динамо» Виктор Колотов с 10 забитыми мячами стал основным бомбардиром команды, в составе которой были такие славные голеадоры, как Бышовец, Пузач и Хмельницкий, и «бьющие» полузащитники – Мунтян, Веремеев и Медвидь… А вскоре команда избрала этого универсала – быстрого, решительного, самоотверженного, настроенного на игру с первой и до последней минуты, откликающегося на каждую контратаку, умеющего забивать с любой позиции, незаменимого как в обороне, так и в стремительной контратаке – своим капитаном!.. И Виктор, надев повязку, без лишних слов тут же бросился в бой. Казалось, он хотел помочь везде: и в нападении, и в обороне – никто никогда не видел его стоящим где-нибудь в стороне от «драки».

Перед болельщиками предстал вполне сложившийся игрок – инициативный, хладнокровный, жаждущий играть. Его работоспособности на поле хватило бы на двоих. Виктор не простаивал ни минуты: прессинговал противника в момент приема мяча на любом участке поля, оборонялся у собственных ворот, длинными пасами выводил в прорыв Блохина и Онищенко, сам завершал атаки точными ударами.

Голы Колотова, как правило, являли собой воплощение элегантности, приносили удовольствие самым требовательным футбольным гурманам. По словам ветерана киевского «Динамо» Александра Щанова, команда часто просто «выезжала» на победных голах Виктора, ставшего для нее «палочкой-выручалочкой». В чемпионатах страны он сыграл в 218 матчах, забил 62 гола, 8 голов забил в 37 матчах розыгрыша Кубка кубков и Суперкубка УЕФА, а в составе сборной СССР – 22 гола в 53 матчах. Нельзя не отметить, что Колотов был еще и прекрасным пенальтистом, чему в немалой степени способствовала его редкая психологическая устойчивость.

Один из голов, забитых Колотовым в ворота голландского ПСВ в полуфинале Кубка кубков-1974/75, до сих пор вспоминают бывшие партнеры по команде. Рассказывает Леонид Буряк: «Мунтян выписывает в середине поля замысловатые финты. Замечает на правом фланге Трошкина, подающего условный знак: готов к рывку. Мунтян бросает ему мяч, Трошкин уходит до самого углового флага. А по левому флангу, словно предвидя последующие события, развивает предельную скорость Колотов, немного срезая угол, чтобы выйти к дальней от Трошкина штанге. Трошкин резко посылает мяч параллельно воротам, в двух-трех метрах от них. И Колотов, наш стремительный Витек, головой врезается в мяч. Гол!»

Вместе с тем игра Колотова была на редкость осмысленна и рациональна, в ней не было ничего лишнего, все было подчинено конкретной задаче: на обводку в середине поля времени не тратил, но в сложной ситуации у чужих ворот не боялся сыграть индивидуально. Его постоянная, в течение всего матча, борьба за мяч не носила разрушительного характера. Наоборот, добыв мяч, Виктор тут же инициировал новую атаку. С годами его роль разыгрывающего становилась все более заметной. Соперники, сознавая это, уделяли Колотову повышенное внимание. Остановить его, не нарушая правил, было непросто. Он в полной мере испытал на себе весь арсенал приемов антифутбола: подножки, накладки, удары по ногам. Переносил он все это стоически, с поля не уходил никогда, и сам никогда не опускался до подобных ответных действий.

Однако травмы не обходили его стороной, и в первом матче за Суперкубок–1975 с «Баварией» в Мюнхене Колотов получил тяжелейшее повреждение – соперник шипами бутсы въехал ему в колено. Виктор Берковский, доктор киевского «Динамо», вспоминал: «Ужасная рана сильно кровоточила – с поля Виктора унесли на носилках. Бедро напоминало отбивную с кровью – мне едва хватило бинтов, чтобы сделать перевязку. Но кровь проступала сквозь бинты. «Быстрее!» – торопил меня Виктор. Как я его ни удерживал, едва дождавшись окончания перевязки, без пяти минут инвалид вскочил и кинулся в самую гущу событий. В кровавых бинтах, с горящими глазами! Немцы в ужасе от него шарахались».

Когда его спустя годы спросили, как он играл с развороченным коленом, он ответил немного обескураживающе: «А что было делать, у нас же в запасе, считай, тогда никого не оставалось, полкоманды в лазарете». Вот в этом и был весь Виктор Колотов. Простой, немногословный и на редкость надежный.

Колотов был синтетическим футболистом. «Кто в советском футболе способен сравниться с ним по объему исполняемой работы во время игры? – писал о Викторе обозреватель «Советского спорта» Лев Филатов. – Игрок уникальных функциональных возможностей, он лишь формально числился полузащитником. За 90 минут непрерывного движения по полю успевал сыграть и стоппером, и центрфорвардом, и диспетчером, да и на флангах атаки чувствовал себя хозяином». Эту внешнюю легкость его игре придавала оригинальная техника владения мячом, широкий беговой шаг, отличавшие Колотова от остальных. Но главными были быстрота мышления, способность предвидеть ситуацию на несколько ходов вперед. Лишних усилий не требовалось, и игровой почерк Виктора Михайловича выглядел хотя и каллиграфическим, но в то же время и убористым.

Способности Колотова в пылу борьбы на футбольном поле разбираться не только в отдельных эпизодах, но и глобально оценивать ход всей игры, поражался даже Валерий Лобановский, который в своей книге «Бесконечный матч» написал следующее: «Диапазон игры Виктора Колотова неповторим! Все он делал настолько правильно и вовремя, что болельщики на трибунах, с первого матча зачислившие футболиста в любимцы, не переставали диву даваться. Сделав передачу, короткую ли, среднюю, длинную, он стремглав летел к воротам. Его останавливали, пихали, отталкивали, но он был неудержим и всегда стремился к максимальной цели – оказаться первым у мяча после передачи партнера и забить.

О работоспособности Колотова ходили легенды. Шутники утверждали, что если нужно, он и третий тайм отыграет, и четвертый, причем с той же неутомимостью, как первые два. Но я подметил одну характерную деталь. Если обычно футболисты стараются хоть какие-то крупицы сил сберечь, то Колотов за полтора часа выкладывался весь, без остатка, иногда доводя себя до состояния невменяемости.

После игры с «Эйндховеном» в Киеве – матча высокого уровня и большого напряжения, когда даже мы с Олегом Базилевичем не могли стоять – ноги не держали, из душевой вышел Колотов, оглядел всех внимательно и спросил в тишине: «Так они нам забили или нет?» Кто-то из ребят, кажется Володя Мунтян, воскликнул: «Ну ты даешь, Витек! Успокойся, осталось все, как было, – 3:0 в нашу пользу. Если, конечно, судья не приписал им гол в протоколе». «Понятно», - невозмутимо сказал Колотов и снова отправился в душевую.

Капитанская повязка свалилась на него словно гром среди ясного неба. Он привык считать себя рядовым футболистом, скромно и честно делающим свое дело, и вдруг... Реакция на доверие ребят была ожидаемой. Он не стал покрикивать на партнеров, не напускал на себя важный вид, не говорил менторским тоном. Капитанство Колотов расценивал как необходимость быть примером в жизни, на тренировках и в игре».

Колотов – один из немногих футболистов, о которых можно сказать, что их спортивная судьба сложилась удачно. Его класс был общепризнан. В 1972 году на вопрос, кого из киевских динамовцев он взял бы в свой клуб, тренер мадридского «Реала» Мигель Муньос сказал, как отчеканил: «Колотова, Блохина и Мунтяна».

В Киеве Виктор Михайлович стал народным любимцем, поэтому не случайно, что, отыграв 12 лет в «Динамо», остался там же тренировать дублирующий состав (1984–1992).

В 1993 году стоял у истоков «Борисфена», преобразованного позднее в ЦСКА и «Арсенал»... Затем был помощником Йожефа Сабо в национальной сборной команде Украины. Возглавив сборную, выиграл последнюю Спартакиаду народов СССР. Дважды, в 1995–1996 и 1998–1999 годах, возглавлял олимпийскую сборную Украины. Работал с командой высшей лиги «Прикарпатье» Ивано-Франковск (1996–1997).

Последним в тренерской карьере Колотова стал печально знаменитый матч молодежной сборной Украины в Исландии. В Киеве 31 марта 1999 года – 5:0, а в Рейкьявике 3 сентября – вдруг 1:4. Все терялись в догадках, что за метаморфоза произошла с командой на выезде?

Рассказывает украинский журналист, друг В.М. Колотова – Максим Максимов: «О произошедшем мы могли судить только по слухам. Если им верить, раскол на донецких (игроков «Шахтера», составляющих костяк сборной), и остальных произошел после того, как Федерация футбола Украины решила, что после разгрома в Киеве молодежь должна обыгрывать исландцев и без премиальных. А донецкие подсчитали, что могли бы заработать больше даже за пропущенные матчи чемпионата Украины. И в отместку игру сдали.

С Колотовым на эту тему говорить никто даже не пытался. Во-первых, он был жутким молчуном, вызвать его на такие откровения было невозможно. Йожеф Сабо, который тогда тренировал национальную сборную, попросил всех, кто работал с Колотовым в молодежке, не отходить от него ни на шаг, потому что видел, в каком состоянии был Виктор…

Во-вторых, вся эта история с разговорами о сдаче матча в Исландии получила огласку только после смерти Колотова. Как потом мне рассказали, Виктор, войдя в раздевалку после игры, не стал никого ругать, а только спросил у сидящих с опущенными головами пацанов: «Ребята, что я вам сделал? Кого-то обманул или не выполнил обещанного?» Нисколько не сомневаюсь, что в тот день он перенес свой первый инфаркт. На ногах. Этот поступок молодых футболистов не уложился в его жизненные принципы».

Виктор Михайлович был на редкость скромным и даже застенчивым человеком. Добиться от него каких-либо откровений не удалось, пожалуй, ни одному журналисту. Он никогда не искал себе оправданий в случае неудачи, не стремился ко всеобщему вниманию после важных побед. Неутомимый труженик, он просто старался как можно лучше делать свое дело и болел за него всем сердцем.

В конце ноября 1999 года Виктор Михайлович перенес инфаркт. После того как кризис был преодолен, врачи прописали ему восстановительные процедуры в санатории.

Однако они не понадобились. Повторный инфаркт, случившийся 3 января 2000 года, стал роковым. «Он сжигал себя и будучи игроком, и в качестве тренера», – сказал над могилой Колотова его многолетний партнер Андрей Биба. Мужественные динамовцы, не понаслышке знающие, что такое боль, в этот день не стеснялись своих слез...

Заслуженный мастер спорта СССР Владимир Мунтян вспоминал о своем товарище: Михалыч был человеком редких душевных качеств, большой скромности и деликатности, а на поле это был гигант – несокрушимый и самоотверженный. Звездная болезнь обошла его стороной...»

Со своей супругой Еленой Никифоровной, тогда студенткой Института народного хозяйства, Виктор Михайлович познакомился в 1971 году. В 1974 году они сыграли свадьбу, на которой гуляла почти вся команда, а в 1975 году у них родился сын Евгений (в настоящее время живет и работает в Чикаго).

При всей кажущейся замкнутости и отрешенности, двери колотовской квартиры не запирались: здесь любили принимать гостей, и это не были обычные посиделки на кухне. Стол с белой скатертью обязательно накрывали в гостиной, и посуда выставлялась самая красивая. Но Виктор Михайлович всегда обижался, если гости появлялись со свертками в руках: «У меня все есть!»

О колотовской доброте и отзывчивости друзья вспоминают бесконечно. Каждый, кто соприкоснулся с этим удивительным человеком, может привести немало примеров, когда он помогал не только словом и добрым отношением, но и непосредственным участием в решении самых отчаянных и, казалось бы, неразрешимых проблем.

О своем наставнике Валерии Васильевиче Лобановском Виктор Колотов говорил только в превосходной степени. Отмечал, что тренер не только помог ему добиться успехов в футболе, но и привил любовь к чтению, театру. Виктор Михайлович не пропустил практически ни одних гастролей в Киеве знаменитых Котэ Махарадзе и Софико Чиаурели, выделял историческую литературу и творчество Ильфа и Петрова. Удивительно, что будучи серьезным человеком, он мог с упоением смотреть мультфильмы, до хрипоты смеясь над приключениями диснеевских Тома и Джерри.

Виктор Михайлович очень любил петь. Не отличаясь слухом, пел, как говорят, душой. Причем, будучи коренным русаком, предпочитал украинские песни.

Он вообще всегда с большой любовью отзывался об Украине, интересовался ее культурой и историей, выучил язык, хотя дался он ему с большим трудом.

Фирменный колотовский футбол – честный, мужественный, искренний навсегда остался в памяти миллионов болельщиков. И тем не менее поклонники таланта В.М.Колотова мало знают о том, каким он был на самом деле... Именно поэтому друзья и коллеги Виктора Михайловича ежегодно проводят международный турнир «Мемориал памяти В. Колотова», привлекая к участию в нем все новые и новые команды, отдавая дань памяти великолепному футболисту и прекрасному человеку.

В.М. Колотов – заслуженный мастер спорта СССР (1975), заслуженный тренер Украинской ССР (1986), двукратный бронзовый призер Олимпийских игр (1972, 1976), серебряный призер чемпионата Европы (1972), обладатель Кубка обладателей кубков УЕФА (1975), Суперкубка УЕФА (1975), шестикратный чемпион СССР (1971, 1974, 1975, 1977, 1980, 1981), двукратный обладатель Кубка СССР (1974, 1978). 7 раз входил в списки 33 лучших футболистов СССР: № 1 (1971, 1972, 1974, 1975, 1976), № 2 (1977), № 3 (1973). Второй футболист СССР 1971 года (приз еженедельника «Футбол–Хоккей», по опросу журналистов). Лучший советский бомбардир в чемпионатах Европы (включая отборочные игры) — 7 голов.

Член символического Клуба Григория Федотова — 103 гола. По опросу газеты «Украинский футбол», в 2001 году вошел в символическую сборную Украины XX века.

В 2003 году именем Виктора Колотова назван стадион «Комсомолец» в городе Зеленодольск.

Характер у Виктора Звягинцева непростой, и дипломатом он не был никогда - ни в жизни, ни на поле. Когда-то сам ушел из "Динамо" (Киев) - не сложилось у них с Лобановским, а из "Шахтера" его фактически "ушли" - после того, как партийному куратору, недовольному игрой команды, предложил поменяться местами: дескать, мы в вашем кабинете посидим, а вы пока за нас на поле потеть будете. Цену он знал себе всегда - за одним из лучших защитников СССР охотились многие команды.

В 32 года Звягинцев попрощался с футболом и спустился в шахту - уникальный случай, между прочим, среди обласканных славой и привилегиями футболистов. Другой работы, чтобы можно было достойно содержать семью, для него тогда не нашлось.

В этом весь Звягинцев - быть, как все, не умеет, да и не хочет. Поэтому и не участвует в дружном молчании, когда чье-то неспортивное поведение проявляется на поле и в высоких кабинетах. Говорит что думает, без церемоний. К его мнению, кстати, прислушивается сам Ринат Ахметов, президент ФК "Шахтер".

За футбол и то, что вокруг него происходит, Звягинцев болеет отчаянно. Стоит только, к примеру, затронуть вопрос футбольного судейства в Украине, как тут же взрывается. Пытаясь все же сдерживать эмоции, гипнотизирует взглядом пачку тонких сигарет, потом покрутит в пальцах, подумает и все же закуривает. Хотя вот этого как раз ему не нужно - за плечами уже инфаркт.

"БОРЗОВУ ПИСАЛИ ЗАПИСКИ: "ОСТАВАЙСЯ В КАНАДЕ!"

- Виктор Александрович, ради того, чтоб на Олимпийские игры поехать, вы перешли из "Шахтера" в киевское "Динамо". А ведь в Донецке вас ценили высоко. Первый секретарь местного обкома партии лично пригласил вас после того, как "отслужили" в ЦСКА, трехкомнатную квартиру выделил - серьезная мотивация по тем временам...
- Мне поставили условие: если хочешь играть в сборной, участвовать в чемпионате Европы, в Олимпийских играх - пожалуйста. Но если останешься в "Шахтере" - дальше ходу нет. В общем, подписал контракт прямо на борту Ту-154. Мне динамовские тренеры все объяснили, положили передо мной лист бумаги - и все...

- Можно представить, как болельщики в Донецке к вашему маневру отнеслись - по-шахтерски. За крепким словом, наверное, в карман не лезли.
- Болельщики, конечно, считали меня предателем. Когда приезжал в Донецк играть против "Шахтера", стадион свистел. Со мной в "Динамо" еще был Толик Коньков (бывший футболист "Шахтера". - Авт.), так что нам двоим на орехи доставалось. Но, если честно, душа моя из Донбасса и не уезжала, я здесь всегда был как дома. Только согласитесь, участие в Олимпийских играх тоже ведь не каждый день предлагают. Мы тогда третье место заняли. Я даже в игре со сборной Ирана забил гол. 2:1 выиграли.

- Что особенно запомнилось из той поездки в Монреаль?
- После теракта на предыдущей Олимпиаде (в результате теракта, совершенного членами радикальной палестинской организации "Черный сентябрь" на ХХ Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году погибли 11 членов израильской сборной. - Авт.) меры безопасности были беспрецедентными. Олимпийскую деревню, где мы находились, огородили колючей проволокой, ввели сумасшедшую пропускную систему. Круглые сутки в небе патрулировали вертолеты.

- И половину советской делегации составляли "люди в сером", наверное?
- Был один из "конторы глубокого бурения", как мы ее называли, - под видом заместителя председателя совета "Динамо", да еще массажист, о котором все знали: "дятел".

- Им пришлось за подопечных волноваться? Или инструктаж вы соблюдали четко?
- Мы ничего не нарушали, а мелкие провокации случались. Украинскому спринтеру Валерке Борзову писали записки: "Оставайся в Канаде!", нам значки подбрасывали с трезубцами или "300 рокiв боротьби з Москвою". Значки у нас, конечно, отбирали. Мы смеялись над этим, из "конторы" - подумаешь, значок...

Еще вспоминаю такой случай: однажды в душе стоим, разумеется, без одежды, вдруг мужик какой-то заходит. Представился: "Я - Андрій Бандера, син Степана Бандери". И давай на нас наезжать: "Ви, хлопцi, начебто, всi українцi (олимпийская сборная почти целиком из киевских динамовцев состояла. - В. З.), так чому ж з вами разом грає Кiпiанi або Федоров?". Он считал, что раз мы из Киева, в команде все должны быть украинцами.

- С членами иностранных сборных общались?
- С американцами жили на одном этаже, но пообщаться не пришлось - насупленные они какие-то, хмурые.

- А как же знаменитая американская улыбка?
- Какие там улыбки! Они так сосредоточились на победе, что больше им было ни до чего. Выступили блестяще, но ведь знали, за что борются. У них миллионные контракты. А я за олимпийскую медаль получил 200 долларов, да еще и подоходный налог с меня вычли.

- Вам эта медаль не просто досталась. В недавнем интервью газете "Спорт-Экспресс" вы отозвались о Лобановском как о жестком тренере, не жалеющем игроков. Судя по откликам на интернет-форумах врагов вы этим себе нажили немало.
- Ничего нового я не сказал. На вопросы о Лобановском я уже 35 лет отвечаю одно и то же. Готовя нас к участию в Олимпийских играх 1976 года через игры в чемпионате Европы, он ставил на нас эксперимент, а мы переносили сумасшедшие, невыносимые нагрузки. Его пытались переубедить - тренеры, руководители, ученые из спортивной медицины. Но жизнь сама доказала, что все это утопия. Наши бронзовые олимпийские медали руководство страны посчитало неудачей, и мы вернулись из Монреаля чуть ли не врагами народа. Но чего нам стоила эта бронза, знали только мы.

- Вы считаете, результат на Олимпиаде мог бы быть другим?
- Так считаю не только я. Мы пытались объяснить Лобановскому, что сумасшедшие нагрузки выжимают нас как лимон, у нас просто не было сил. Я не раз говорил, что не сплю ночами, потому что слышу удары своего сердца. Он отвечал, что нужно потерпеть. Знаете, когда мы отдыхали? Только в игре. Я в прошлом году перенес инфаркт, еще раньше - микроинсульт. А Виктора Колотова уже давно нет, он умер в 50. Я уверен, что это все последствия тех нагрузок.

"В КОМАНДЕ БЛОХИНУ, САМОМУ МОЛОДОМУ, НЕ МОГЛИ ПРОСТИТЬ "ЗОЛОТОЙ МЯЧ"

- Из "Динамо" (Киев) вы ведь не просто так ушли, а как зачинщик бунта?
- Мне уже надоело в этом разубеждать: к организации того бунта я никакого отношения не имею. Пока придумывался сценарий, как снять Лобановского, я вообще в Донецке был. Мы вернулись с Олимпиады, и я уехал повидаться с семьей, а динамовцы собрались в парной и все обсудили. Я позвонил Мише Фоменко, спросил, когда нам нужно быть на базе. Тот сказал, чтоб я приходил к Федерации футбола к девяти утра. Я-то пришел, а больше никого нет. Потом из кустов выбираются Онищенко, Фоменко. Рассказали мне, что и как. "Ты с нами?" - и я сразу согласился. В общем, решили все разом заявления об уходе из команды подать. Решко, правда, передумал вдруг, ну и получил от Онищенко - тот его по лицу ударил, когда вышли от председателя федерации. Потом я понял, что меня подставили: я ведь раньше всех пришел и стоял на виду под окнами. Руководство решило: кто первый, тот и зачинщик. Но Лобановского главным все же оставили, а Базилевича и Петрашевского убрали навсегда.

- А вас отпустили с миром?
- Футбольные начальники согласились сразу, но председатель Спорткомитета Украины Николай Бака целый месяц не давал разрешения на переход. Меня к тому времени уже ждали в "Шахтере".

- Отношения в "Динамо" (Киев) непростыми были, правда?
- Приведу такой пример. Во время товарищеского матча с "Нанси", в котором тогда играл Платини, Базилевич подскочил к бровке - что-то хотел Блохину подсказать. А Блохин через плечо его послал подальше. Как только в Киев вернулись, сразу собрание, партком: "Блохин оскорбил тренера!". Слово дали футболистам. Мунтян, Рудаков по одному поднимаются: "В армию Блохина!", "В воинскую часть!". Я слушаю и ничего не понимаю. Пришлось и мне что-то говорить, ну я и предложил: "Давайте накажем его материально и забудем об этом инциденте".

- Из двух зол, как говорится...
- В общем, на этом собрание и закончилось, а Блохина оштрафовали. Мне потом объяснили, что в команде ему, самому молодому тогда, не могли простить "Золотой мяч". Многие считали, что они больше заслуживают этого приза.

- Когда вернулись в "Шахтер", вас там без ревности встретили?
- Вернулся, как и не уходил. Будто чувствовал, что долго в Киеве не задержусь, потому и квартиру получать не хотел. Лобановский не мог понять: "Витя, ты что делаешь? Это же Киев! Я на выходные тебя к семье отпускать не могу". Но о том, что вернулся домой, я не пожалел ни разу. Здесь мне все родное. А Киев, кстати, не люблю до сих пор.

- Вскоре после вашего возвращения в "Шахтер" команду возглавил Виктор Носов, совсем еще молодой по тренерским меркам. Вы скептически отнеслись к этому назначению?
- Носов до тех пор никогда и нигде главным не был. Если честно, он тогда дрогнул. Я, Юра Дегтярев, Володя Сафонов, Бабуся (прозвище Виталия Старухина. - Авт.) собрались на совет и сказали ему: "Васильич, мы Салькова сделали заслуженным тренером Украины? И тебя сделаем. Ты только нам не мешай, а мы будем тебя поддерживать".

А тут еще прежний тренер "Шахтера" Владимир Сальков в интервью какой-то газете, отвечая на вопрос, почему ушел из команды, заявил, что из этой команды уже ничего не выжмешь. И этим он нас сильно разозлил... В общем, решили доказать и ему, и себе, что многое можем. Играли так, что чуть не "доигрались" до чемпионства. Взяли в 1979 году серебро.

А после того серебряного чемпионата "Шахтер" покинули многие футболисты, из которых состоял костяк команды: Николай Латыш и Юрий Резник перешли в московское "Динамо", Виктор Чанов - в киевское "Динамо", его брат Вячеслав (чуть раньше) - в "Торпедо" (Москва). Закончили играть Валерий Яремченко и Юрий Дудинский. Поэтому, когда в 1980 мы выиграли Кубок СССР, никто понять ничего не мог. К Носову подходили и спрашивали: "Ты из чего слепил свою команду?". Он отвечал, что у его команды есть хребет - Старухин, Соколовский, Дегтярев, Звягинцев.

"ЕДВА СТАРУХИН НА УЛИЦЕ ПОКАЗЫВАЛСЯ, СОСЕДИ ЗАКРЫВАЛИ ДВЕРИ И СТАВНИ - СТОЛЬКО ПИТЬ ИМ БЫЛО УЖЕ НЕВМОГОТУ"

- Если сравнивать Носова с Лобановским...
- Не нужно их сравнивать. Они абсолютно разные. Если у Носова тоже высокий результат получался, значит, можно и так, по-хорошему? Он нас понимал, мы - его. Доверие футболистов к тренеру - это очень важно.

- Вы-то ему доверяли, а вот он не всем мог доверять, как оказалось. Виталий Старухин подводил ведь его, и не раз...
- Не только Носова подводил, но и нас всех. В Ереване был такой случай... Мы почувствовали неладное утром в день игры. Вышли на зарядку - тренеры молчат, и какое-то напряжение ощущается. Началась игра: Старухину дают передачу, а он не реагирует. Я кричу: дескать, мяч придержи! А Бабуся взял да и послал меня. Ну, я в перерыве в раздевалке и дал ему бутсой по голове. Тут входит Носов: "Я бы тебе сам добавил". Оказалось, что накануне вечером армяне увезли Старухина на озеро Севан и он там с ними гулял полночи, а Носов все это время терялся в догадках, не спал, ждал его в холле.

- Из большой квартиры в центре Донецка Старухин перебрался в деревню, откуда его и увезли в больницу - там и умер. Добровольно заточил себя в ссылке, подальше от светских соблазнов?
- Поначалу он занялся хозяйством - козы, куры. Соседи, когда поняли, кто рядом с ним поселился, считали за честь принять у себя такого гостя. А уже через месяц, едва Старухин на деревенской улице показывался, соседи закрывали двери и ставни - столько пить им было уже невмоготу.

- Боль расставания с футболом тем же способом глушил и Алексей Варнавский? ФК "Шахтер" пытался ведь разобраться в причинах его загадочной смерти...
- Да какая там загадка? Выпил, упал, заснул, замерз. Перед этим остался без квартиры, каким-то образом оказался в Бердянске. Ему многие старались помочь - не получилось. Игра для всех когда-то заканчивается, но другие же как-то вписываются в жизнь после футбола.

"НОСОВУ ДАЛИ ЗАДАНИЕ УБРАТЬ МЕНЯ ИЗ КОМАНДЫ ПОД ЛЮБЫМ ПРЕДЛОГОМ. СУДЬБАМИ РАСПОРЯЖАЛАСЬ ПАРТИЯ, НАШ РУЛЕВОЙ"

- Футбольную карьеру вы заканчивали в симферопольской "Таврии". Почему не в родной команде?
- Как-то к нам на базу приехал Ерхов, отвечавший в Донецком обкоме партии за футбол, и начал нас распекать: дескать, получаете больше, чем секретарь обкома партии. Тут я ему и сказал: "Раз так, давайте мы на месяц с вами поменяемся местами: вы здесь побегайте, а я там у вас поруковожу". Он на это промолчал и уехал... А Носову потом дали задание убрать меня из команды под любым предлогом. Самый простой способ - вывести меня из равновесия. Посадили на скамейку запасных, а я не мог понять, в чем дело. Носов мне в глаза не мог смотреть. В общем, во время одной из тренировок я сорвался и послал начальника команды по известному адресу. Ну, меня, понятное дело, сразу вызвали в облспорткомитет.

- На ковер...
- Прихожу - сидят: руководитель спорткомитета, Носов, кто-то еще. Один в окно смотрит, другой - в пол, вот только в глаза - никто. Я им сказал: "Я - не самый последний из футболистов и для команды сделал немало. Вам даже стыдно мне в глаза посмотреть. Но воевать не собираюсь. Бог вам судья". Так я ушел.

- И тут за лучшим, хоть уже и бывшим защитником "Шахтера" началась охота...
- Охота... А я ни одного предложения не мог принять, потому что был кандидатом в члены КПСС. В обкоме партии мне дали понять: "Если дернешься куда-то, мы тебя из списка кандидатов вычеркнем".

Судьбами распоряжалась партия, наш рулевой. Решили, что я должен идти тренером на 153 рубля в детскую спортивную школу при "Шахтере". А там ни мячей нет, ни формы, ни базы. И я перешел в симферопольскую "Таврию". Кстати, решение это принять мне помогли Колосков - в ту пору председатель Федерации футбола СССР, Яшин и Лобановский, как ни странно. Он сказал: "Витя, ты иди, а мы тебя будем поддерживать".

- Авторитетный совет, ничего не скажешь... Только в "Таврии" отыграли вы всего лишь один сезон и в 1981-м ушли из футбола. Возраст подгонял?
- Да какой там возраст? Мне шел тогда 30-й год, а при моей профессиональной подготовке я легко мог бы играть до 35-ти.

- Что сегодня делают экс-игроки вашего уровня? Вкладывают большие деньги в бизнес и почивают, как говорится, на лаврах. Вы же после завершения блестящей футбольной карьеры зачем-то в шахту спустились - горнорабочим.
- Три с лишним года под землей провел, потому что деньги были нужны. Семья... Получал хорошую зарплату, примерно 450 рублей. В "Шахтере" не верили, думали, что я их разыгрываю, пока не увидели меня на фото с коногонкой.

- Шахтеры, наверное, тоже обалдели, увидев вас в рабочей робе?
- Нормально меня приняли, с уважением относились. Один взрывник мне свой свисток подарил, так я его потом в судействе использовал.

- Вы играли против многих международных звезд. Кто для вас оказался самым крепким орешком?
- Был в московском "Динамо" такой - Анатолий Кожемякин. Очень талантливый футболист. Так нелепо погиб... Дверь лифта открылась, он стал входить, а в этот момент кабина поехала... Кто еще мне "хлопот" доставлял на поле? Нынешний тренер Баварии Юпп Хайнкес, Алан Симонсен, лучший футболист Европы 1977 года. Против Мишеля Платини я тоже играл, но тогда еще он был никому не известным парнем.

- Сегодня бывшие игроки, принимавшие участие в чемпионате СССР, все откровенно рассказывают о договорных матчах тех лет. Вам приходилось "в поддавки" играть?
- Было. Не в каждом сезоне, конечно, но приходилось. С "Динамо" (Киев) так играли, случалось. Эту "музыку заказывали" очень большие люди, фамилий не буду называть. А музыку заказывает кто? Тот, кто платит. Было, конечно, на душе противно. Но все решалось там, в высоких партийных кабинетах. А мы понимали: нам здесь жить. Кому квартира была нужна, кому - машина, ребенка в детский сад определить, жену на работу устроить.

- Но болельщикам ведь этого не объяснишь...
- Халтуру тоже нужно делать грамотно. Певец с эстрады под фанеру поет, и об этом кто догадывается, а кто и нет. В футболе то же самое.

- Если бы лет 40 сбросить, вы и другие бывшие звезды "Шахтера" смогли бы пробиться в основной состав?
- Без сомнения. Ребята в "Шахтере" играли такие, что на голову сильнее многих сегодняшних! В моем поколении футболистов "привозные" тоже были - Сафонов, Старухин, Яремченко, Федоренко, но больше половины - наши, местные. Менталитет донецкий, понимаешь? Это очень многое значит. Время, конечно, идет, все меняется. Но своих, воспитанников академии ФК "Шахтер", ждать никто не хочет.

Это же удобно: взял футболиста готового и выпустил на поле. Ярослав Ракицкий - исключение: он-то как раз в "Шахтер" из академии попал. Но если даже парень приехал из Западной Украины, менталитет у него уже другой, и нет того патриотизма, который мог бы силу придавать донецким ребятам. А сегодня болельщики шутят, что ветеранов "Шахтера" со временем в Донецке не сыщешь днем с огнем, потому что все они вернутся к себе в Бразилию.

"ТО, ЧТО С СУДЬЯМИ НЕ ШУТЯТ, ДОКАЗАЛ СЛУЧАЙ В МАРИУПОЛЕ, КОГДА ТАМ ИЗБИЛИ СУДЕЙ БЕЙСБОЛЬНЫМИ БИТАМИ"

- Форму наших игроков все чаще надевают иностранцы, неужели местные самородки перевелись?
- Самородки наши там же, где дворовой футбол, в котором прав тот, кто выносливее. Как у нас было - гоняешь мяч при любой погоде, ногу разбил, присыпал горсткой чернозема и снова несешься по полю.

Дворового футбола, увы, давно уже нет. Я наблюдаю за ребятами, которых родители в машинах на тренировку привозят, потом сидят на трибунах, ждут... Да в наше время на такое бы никто не согласился! Это считалось бы стыдным.

- Ваш игровой стаж почти равняется судейскому. А что труднее оказалось?
- Играть - легче. Судья на поле в долю секунды должен принять одно правильное решение. Я ведь очень хорошо знаю, как дорого может стоить ошибка арбитра. Ну, допустим, самая банальная причина - мошка в глаз попала, ты моргнул и не понял, почему игрок уже на поле лежит. Смотришь на ассистента судьи - а он ничего не увидел издалека. Трибуны кричат, тренеры - давай, свисти! И нужно принять единственно правильное решение. Бывало, проигравшая команда выходит с поля и ... благодарит за судейство. Меня уважали еще и как бывшего футболиста.

- Почему же все-таки решили уйти в судейство? Ведь приглашали тренировать "Азовсталь" (нынешний "Ильичевец")...
- Я не считаю, что совершил ошибку, и сегодня поступил бы так же - не мое это. И потом, я знал все подводные течения в футболе и на многое не мог повлиять. В футболе справедливости нет. А у меня характер - вулкан. Я просто не смог бы все это в себе держать.

- Судьям в СССР платили прилично?
- 10 рублей за матч. А в высшей лиге судья всесоюзной категории получал аж 17,50. Сравнить с сегодняшним временем - арбитр получает две тысячи долларов, ассистент - тысячу.

- С грошовой зарплатой человека легче заинтересовать?
- Тогда все было честнее. Многие судьи выходили из футболистов. Были среди них и фронтовики, заведующий кафедрой физкультуры из вуза - судейство свое они воспринимали как хобби. Судейство - это, между прочим, драйв, и чем сложнее игра, чем эмоциональнее трибуны, тем больший кайф получаешь от работы.

- А угрозы накануне игры получать приходилось?
- В памятных 90-х случалось, конечно, всякое. Помню, во Львове, когда команда "Карпаты" играла с киевским "Динамо", пришли ребята, вооруженные велосипедными цепями, намотали их на руку вот так.... Пришлось возле судейской поставить двух автоматчиков, и с поля после игры меня бойцы ОМОНа выводили. А то, что с судьями не шутят, доказал нашумевший случай в Мариуполе, когда там избили судей бейсбольными битами.

"КОЛЛИНА НИ С ЧЬИМ МНЕНИЕМ НЕ СЧИТАЕТСЯ"

- Вы резко отзываетесь о Пьерлуиджи Коллине, кураторе судейского комитета Федерации футбола Украины, приглашенном в нашу страну для создания эффективной программы подготовки украинских рефери. Чем он вас не устраивает?
- Ничего личного. Его пригласили в нашу страну - значит, он приехал как гость. Так почему же позволяет себе высказывания типа: "Заканчивайте вы со своим украинским менталитетом"? Это все равно что в дом прийти чужой и указывать: "Вы эти шторы поменяйте, а гардины лучше выбросьте".

В нашем судействе и своих специалистов хватает, и традиции у нас очень высокие. А он и как судья дров наломать успел, и у нас тут "порядок" наводит. До Коллины все было отлажено - обучение, экзамены, сборы, отбор перспективных судей, а сегодня систему "заменил" один человек - синьор Коллина. А что хорошего он сделал? Омолодил судейский корпус? Зубарева убрал, которому всего лишь 46 лет исполнилось. Сиренко, Ищенко тоже еще могли бы работать - а где они? В Англии можно судить до 52 лет, а у нас почему нельзя?

Молодые судьи не готовы к тому, чтобы обслуживать матчи такого уровня, как "Шахтер" - "Динамо", к примеру, и от этого страдают футболисты. А наш опыт, значит, не в счет? Дошло до того, что я как инспектор матча ставлю оценку, к примеру, "8,5", описываю, за что повысил или снизил оценку, отсылаю в Киев, а мне потом звонят и говорят: "Знаешь, твоя оценка - "7,1". Зачем мне этот мартышкин труд? Пусть тогда оценивают сами - соберут диски с записью игр и проставят оценки по своему усмотрению. Зачем тогда вообще инспектор матча нужен?

Коллина ни с чьим мнением не считается. Ассоциация футбольных арбитров Украины проводит экзамены для судей по физподготовке. Если судья тест не сдал, мы его рекомендовать не можем. Но Коллина все равно ставит его на игру. Он через год уедет, а кто будет все это расхлебывать? Я тебе сейчас дикую вещь скажу: руководитель судейского комитета получает зарплату три тысячи гривен в месяц, а Коллина за два года заработал согласно контракту два с половиной миллиона евро! Но делают они одну и ту же работу. Его помощники по 25 тысяч долларов ежемесячно имеют. А на то, чтоб спортивные костюмы купить, денег нет. Вот такие двойные стандарты.

- Матчи недавнего чемпионата Европы вы наверняка смотрели с трибуны "Донбасс Арены". Ваш знаменитый зять, Виктор Онопко, в прошлом защитник "Шахтера", "Спартака", а ныне тренер ЦСКА, "болел" рядом с вами?
- Очень хотели вместе посмотреть матчи, но не получилось. ЦСКА начал подготовку к чемпионату России, и Виктор улетел на сборы в Австрию.

- Но результаты Евро-2012 вы обсудили, конечно же. Ваши ожидания чемпионат оправдал?
- В большей мере да. Когда в 2007-м после жеребьевки стало ясно, что Евро-2012 пройдет в Украине, я поймал себя на мысли, что наша страна теперь продвинется на много лет вперед. Так и случилось, в Донецке и в других городах столько всего понастроили - аэропорты, вокзалы, отели, дорожные развязки. Но даже не это главное. В Европе изменилось представление об украинцах. О нас думали, что мы еще на деревьях тут сидим. Ну а мы за такой короткий срок, чуть ли не методом народной стройки, практически с нуля подготовились на высшем уровне. Ведь Украина из-за рубежа не получила ни одного транша, и эти огромные деньги нужно было где-то найти.

У меня дача в районе донецкого аэропорта, и накануне матча я своими глазами наблюдал это движение в небе, подсчитывая самолеты, заходившие на посадку: 20, 40, 80... И мне непонятно поведение высокопоставленных западных вельмож... Меркель вот не приехала, а немецкие болельщики прекрасно чувствовали себя здесь, братались с украинцами, вместе пили пиво, распевали песни, шутили.

Я понимаю, что это политика, но при чем здесь спорт? Всем известный пример из истории: когда в Древней Греции начинались Олимпийские игры, войны повсюду прекращались.

"НА МАТЧАХ ЕВРО Я ЗАМЕТИЛ, ЧТО ЗАПАДНЫЕ ФУТБОЛИСТЫ НЕ БРЕЗГУЮТ ТЕМ, ЧТОБЫ В ПРЫЖКЕ УДАРИТЬ ЛОКТЕМ В ЛИЦО ИЛИ В ГОЛОВУ"

- Что скажете об играх чемпионата? Это был настоящий европейский футбол?
- Многие команды показали очень высокий уровень. Удивили греки - невзирая на солидный для футбола возраст игроков, доказали, что "порох" у них еще остался. Россияне с бравадой себя повели, но на том все и закончилось - даже не вышли в четвертьфинал. Очень понравилась мне сборная Португалии, сильно разочаровали французы и англичане - за исключением матча Украина - Англия. Чехи выступили на своем уровне, а поляки - очень слабо. А вот Испания показала блестящий спортивный театр и победила очень легко.

Испанская сборная подобрана правильно. Каждый защитник подготовлен так, что у любой звезды может выиграть единоборство, чего не скажешь о других командах. Обидно, конечно, за итальянцев - они этому зрелищу не соответствовали. Если бы они нарастили свою мощь хотя бы на треть, финал был бы непредсказуем. А так шла игра в одни ворота. Испанцы вполне законно завоевали чемпионство.

- Футбол стал другим?
- Он стал гораздо более быстрым. Когда-то, в далеком 1960 году, сборная СССР выиграла Кубок Европы. С тех пор прошло уже полвека, сменилось не одно поколение футболистов, изменилась методика, усовершенствовались футбольные базы, сервис стал гораздо лучше. А качество полей? Мы о таких полях даже не мечтали. Стадион "Шахтер" был не самым плохим в СССР, но как вспомню эти подкаты, после которых еще долго сочилась сукровица, вечно содранные до крови бедра... Футбольное поле было, как бетон, на нем и трава-то почти не росла.

- Как на Евро отыграли ваши коллеги-защитники?
- Я огорчен тем, что игроки в обороне вели себя не всегда по-спортивному. Раньше защитник брал тем, что блестяще играл внизу, с высококлассными подкатами, без грубостей. А тут я заметил, что западные футболисты не брезгуют тем, чтобы в прыжке ударить локтем в лицо или в голову. Я считаю, это один из тех приемов, за которые надо удалять мгновенно, без всяких желтых карточек, потому что это очень опасный прием.

- Но разве хулиганят на поле только иностранцы?
- В том-то и дело, что советская школа, а потом - украинская, воспитывали в нас джентльменский дух, что ли. А вот иностранные соперники запросто могли спровоцировать нарушение, плюнуть в лицо, умудрялись, бывало, использовать на поле колющие предметы типа острой шпильки.

- А судьи - что же?
- А что судья? Ты к нему, а твой обидчик "шпильку" в траву бросил, и искать ее никто не будет. Не по-мужски это все. Вообще-то, надо сказать, советских футболистов за границей любовью не баловали, особенно чехи и венгры. Они считали нас всех коммунистами, с которыми у них свои счеты были.

- Игрой украинской сборной вы довольны?
- В отдельных матчах - да. В играх со Швецией, с Англией мы проявили свой почерк, способность к самоотдаче. Не стоит забывать, что у нашей сборной долго не было главного тренера. Блохина ведь назначили не так давно, а до этого Калитвинцев только исполнял обязанности главного. Это не прошло бесследно: если человек не знает, сколько пробудет на своей должности, он не чувствует уверенности. У Калитвинцева одни мозги, пришел Блохин - все переиначил. В общем, время на подготовку сборной было упущено.

- Как вы переживали поражение украинской сборной?
- Я не вскакивал с трибуны, как молодняк, - все варится здесь (показывает на сердце). И вообще, я человек привычный. Сколько раз во сне доигрывал по ночам, пытался исправить ошибки.

- Кого-то из знаменитых иностранных игроков на трибуне "Донбасс Арены" видели?
- Были Эйсебио и Луиш Фигу - легенды португальского футбола разных поколений. Но они сидели в отдельной vip-зоне, куда нам доступа не было.

- Это звезды далекие. А вас болельщики узнавали?
- Спасибо - еще помнят. Просили предсказать результат матча, но я никогда ничего не пытаюсь угадывать.

Татьяна Орел

Легенду киевского «Динамо» Виктора Колотова убил матч, сданный юными игроками в ИсландииНЕ ЧОКАЯСЬ3 января 2000 года в киевской квартире на улице Аистова от острой сердечной недостаточности умер капитан сборной СССР и звездного киевского «Динамо»-75 Виктор Колотов. Ему было всего 50…«С ЭТИМ – НЕ ПРОИГРАЕМ»Фамилия Колотов – из счастливой гавани моей юности. Пацаны 70-х, восхищенные мастерством Пеле и Эйсебио, мы и в нашем футболе видели достойных их кумиров, чья игра соответствовала международным стандартам. Виктор Колотов – один из них.«Кто в советском футболе способен сравниться с ним по объему исполняемой работы во время игры? – писал о Колотове обозреватель «Советского спорта» Лев Филатов. – Игрок уникальных функциональных возможностей, он лишь формально числился полузащитником. За 90 минут непрерывного движения по полю успевал сыграть и стоппером, и центрфорвардом, и диспетчером, да и на флангах атаки чувствовал себя хозяином».А его голы! 62 – в матчах высшей лиги чемпионата СССР, 22 – в составе национальной сборной. В мае 1975 года в Киеве мне посчастливилось наяву увидеть один из самых красивых из них – в ворота сборной Ирландии в отборочном матче чемпионата Европы. В затяжном прыжке, распластавшись над полем, он замкнул прострельную передачу с фланга.По словам ветерана киевского «Динамо» Александра Щанова, команда часто просто «выезжала» на победных голах Виктора, ставшего для нее «палочкой-выручалочкой».Он и сам чувствовал свою незаменимость на поле. Не только потому, что был капитаном. В том же 75-м в Мюнхене в первой игре за Суперкубок с «Баварией» немецкий защитник распорол ему шипами бутсы бедро.Рассказывает Виктор Берковский, доктор киевского «Динамо»:– Ужасная рана сильно кровоточила – с поля Виктора унесли на носилках. Бедро напоминало «отбивную с кровью» – мне едва хватило бинтов, чтобы сделать перевязку. Но кровь проступала сквозь бинты. «Быстрее!» – торопил меня Виктор. Как я его ни удерживал, едва дождавшись окончания перевязки, без пяти минут инвалид вскочил и кинулся в самую гущу событий. В кровавых бинтах, с горящими глазами! Немцы в ужасе от него шарахались.В СБОРНУЮ – ИЗ ВТОРОЙ ЛИГИОткуда у парня из железнодорожного волжского захолустья, никогда не учившегося в детско-юношеских футбольных школах, такое кровное родство с этой игрой? Гены? Нет, родители спортом не занимались.Талант от Бога? Пусть и банальный, но единственный ответ. Этот дар Божий и заметил в 1970 году знаменитый советский тренер Гавриил Качалин, приехавший после мексиканского чемпионата мира с лекциями в Казань. Колотов играл за местный «Рубин». Мэтр сразу обратил внимание на «удивительное сложение Виктора, мягкие, эластичные мышцы, крепкие кости, фантастическую работоспособность…» Поделился наблюдениями с Валентином Николаевым, сменившим его, Качалина, на посту главного тренера сборной. Николаев пригласил казанского самородка на тренировочный сбор первой команды страны. А 28 октября того же года выпустил в товарищеском матче с югославами.Слыханное ли дело: малоизвестный игрок из второй лиги не только оказался в сборной (случай беспрецедентный!), но и отыграл в дебюте все 90 минут. Более того, на глазах 30 тысяч зрителей забил гол (сборная СССР выиграла со счетом 4:0. – Прим. ред.). Отличился он и в следующих трех играх. Сначала в Никосии с киприотами в рамках отборочного турнира чемпионата Европы, потом – в товарищеских: против венского «Рапида» и команды Спортивного союза Гамбурга.СИРОТА КАЗАНСКАЯОсенью 70-го сразу три элитных советских клуба – московское «Торпедо», ЦСКА и киевское «Динамо» – сошлись в смертельной схватке за право получить в свои ряды талантливого казанца. В ход были пущены все возможные методы – от обещаний райских кущ до устрашения срочной службой на «краю географии». И 21-летний провинциал потерял голову. Под давлением опытных футбольных «охотников» и по простоте душевной он написал заявления о переходе… в каждый из этих клубов!Завершилось это скандалом всесоюзного масштаба. Проиграв представителю киевского «Динамо» Андрею Бибе, обманутые в своих ожиданиях москвичи обратились в Федерацию футбола СССР с требованием наказать «беспринципного и меркантильного» молодого игрока.В декабре 70-го в «Советском спорте» появился фельетон знаменитого в те времена «правдиста» Ильи Шатуновского, вызвавшего «поток читательских писем, возмущенных поступком, не соответствующим нравственному облику советского спортсмена».В ответ «Правда Украины» (явно не без участия первого секретаря ЦК Компартии республики Владимира Щербицкого) опубликовала статью в защиту новобранца «Динамо». Главным аргументом ее стал тот факт, что «во время войны отец Виктора, сержант десантных войск, был ранен, освобождая столицу Украины, за что получил боевую медаль…»Колотова дисквалифицировали на год, но очень быстро «амнистировали»: поспособствовали этому опубликованное в «Советском спорте» покаянное письмо футболиста и главный тренер сборной Николаев, которому в канун отборочных матчей чемпионата мира позарез был нужен этот полузащитник.Но еще быстрее сам Виктор заставил всех забыть эту неприятную историю. Собственной игрой как в сборной, так и в «Динамо». В том сезоне Колотов с 10 голами стал лучшим бомбардиром клуба.«ИСЛАНДСКАЯ СДАЧА»Рассказывает Елена Никифоровна, жена Колотова:– Мне было всего 16 лет, когда мы с Виктором познакомились. Случилось это в 1971 году. Колотов к тому времени сыграл за «Динамо» всего несколько матчей, но уже стал любимчиком местных болельщиков…Через три года мы поженились. На свадьбе, которую сыграли в не существующем ныне ресторане «Театральный», гуляла почти вся команда. Я переехала к Вите, в его трехкомнатную квартиру, выделенную клубом. Жили вместе с его родителями, которых он перевез из Зеленодольска. В 75-м у нас родился сын Евгений (он сейчас живет в Чикаго. – Прим. ред.).После окончания института народного хозяйства работала экономистом, а Виктор играл. До 1981 года. Дальше – не позволили многочисленные травмы. Потом тренировал, что, на мой взгляд, его и убило. Я имею в виду скандальный матч в Исландии, где руководимая им молодежная сборная Украины «слила» матч местной команде и осталась за бортом европейского первенства. Когда вернулся, на него смотреть было страшно…У ПРЕМЬЕРА НЕ ХВАТИЛО ДУХАВ Киеве 31 марта 1999 года – 5:0, а в Рейкьявике 3 сентября – вдруг 1:4. Что за метаморфоза произошла с командой на выезде?Рассказывает украинский журналист, друг Колотова Максим Максимов:– О произошедшем могу судить только по слухам. Если им верить, раскол на «донецких», игроков «Шахтера», составляющих костяк сборной, и «остальных» произошел после того, как Федерация футбола Украины решила, что после разгрома в Киеве молодежь должна обыгрывать исландцев и без премиальных. А «донецкие» подсчитали, что могли бы заработать больше даже за пропущенные матчи чемпионата Украины. И в отместку игру сдали.Я пытался вызвать на откровенный разговор лидера команды Геннадия Зубова, впоследствии игрока национальной сборной, но он, согласившись сначала на встречу, потом резко пошел на попятную. Я мог бы назвать еще несколько фамилий ребят, сыгравших в Исландии вызывающе ниже своих возможностей…С Колотовым даже не пытался говорить на эту тему. Во-первых, он был жутким молчуном, вызвать его на такие откровения было невозможно.Йожеф Сабо, который тогда тренировал национальную сборную, попросил всех, кто работал с Колотовым в «молодежке», не отходить от него ни на шаг, потому что видел, в каком состоянии был Виктор…Во-вторых, вся эта история с разговорами о сдаче матча в Исландии получила огласку только после смерти Колотова. Как потом мне рассказали, Виктор, войдя в раздевалку после игры, не стал никого ругать, а только спросил у сидящих с опущенными головами пацанов: «Ребята, что я вам сделал? Кого-то обманул или не выполнил обещанного?» Нисколько не сомневаюсь, что в тот день он перенес свой первый инфаркт. На ногах. Этот поступок молодых футболистов не уложился в его жизненные принципы.А сразу же после возвращения из Исландии Колотову по просьбе тогдашнего вице-президента национальной федерации футбола, председателя совета министров Украины Валерия Пустовойтенко позвонил Владимир Трошкин, товарищ и экс-одноклубник Виктора, и сообщил о его отставке с поста старшего тренера молодежной команды.ОЧЕРЕДЬ К ОТСТАВНИКУНовость о том, что Колотов остался без работы, с… радостью была воспринята в его родном Татарстане. Там давно мечтали пригласить знаменитого земляка на пост главного тренера «Рубина». Предстоял 1000-летний юбилей Казани, до которого оставалось чуть более пяти лет. Безгранично веря в талант Колотова, в республике решили, что этого времени Виктору хватит, чтобы вывести команду из первого дивизиона чемпионата России, в… еврокубки. «Рубин» тогда возглавлял Павел Садырин. Он вспоминал, что Виктор сам предложил ему союз: Садырин – главный тренер, Колотов – начальник команды. Но не сложилось...Рассказывает Максим Максимов:– У нас была традиция – каждое воскресенье ветеранской командой час-другой погонять на площадке мячик. Виктор обычно носился как угорелый. А тут что-то долго не появляется. Звоню ему домой: «Что случилось?» – «В следующий раз, – говорит, – обязательно буду. В Татарию надо было съездить на пару недель».Но и в следующее воскресенье не появился. Через несколько дней в Федерации футбола Украины узнаю, что Виктор с инфарктом угодил в Октябрьскую больницу. Вечером поехал туда и в приемной… столкнулся с очередью из желающих навестить Колотова. Каждому выделили по 15 минут. Он мне тогда похвастался, что сам ходит до конца больничного коридора и обратно и что врачи разрешили ему выкуривать по одной сигарете в день. Виктор в последние годы капитально «подсел» на табак…ПОСЛЕДНЯЯ ОХОТА– И выпивать, что скрывать себе позволял, совмещая это с активными занятиями спортом. Бог здоровьем не обделил. – продолжаетМаксимов. – Велосипед, настольный теннис, не говоря уж о футболе – в этих дисциплинах он и в зрелом возрасте мог достойно соревноваться с профессионалами. В шахматы также играл отменно.После инфаркта с алкоголем покончил. По крайней мере на людях. За этим как могли следили друзья. Помню встречу ветеранов «Динамо», состоявшуюся 28 декабря, за пять дней до смерти Вити. Перед глазами до сих пор пурга, через которую мы шли в кафе вместе с ним и Виктором Рудаковым, знаменитым в прошлом нашим вратарем.Когда после тоста Андрея Бибы слово попросил Колотов, все дружно закричали: «Витя, не пей, с инфарктом шутить нельзя…» – «Я буду эту рюмку цедить весь вечер», – в тот раз он все равно позволил себе чуть-чуть расслабиться. Домой его отправили на такси…Что произошло потом, могу судить только по рассказам тех, кто был рядом с ним. А рядом были люди из элитного охотничьего клуба, в котором Колотов тоже состоял. Когда узнал, что они 2 января собираются на охоту, попросил по пути заехать к нему. Те, зная, что он только что из больницы, заехали на минутку, и…встретили Виктора стоящим на пороге с собакой и в полной охотничьей амуниции. Все уговоры остаться дома, успеха не имели.– Я знаю этих людей, – продолжает Максимов. – Все козырные, с серьезными должностями. А вот настоять на своем не смогли. Во-первых, это был все-таки Колотов. Во-вторых, он был признанным клубом «королем охоты» последних двух сезонов.По дороге домой застрял в сугробе один из джипов. Пришлось толкать. Виктор, как потом все уверяли, в этом процессе не участвовал. Но, зная его характер, не верю, что он мог остаться в стороне. Перед последним броском на Киев устроили трапезу на капотах машин. Виктор пить отказался. Ушел на край поляны и почти 40 минут смотрел на заходящее солнце. Словно прощался с ним…Рассказывает Елена Колотова:– Он умер в одно мгновение. Приехал с охоты не в настроении, даже ужинать не стал. Сел за компьютер – он, кстати, когда первый инфаркт получил, тоже за ним сидел. Я была на кухне. Услышала громкий хрип. Прибежала, а Витя уже без сознания. У нас соседи по лестничной площадке врачи – они через минуту были рядом, но помочь уже ничем не смогли. Он умер ровно через полгода после 50-летнего юбилея…..«ЗА ЧТО УБИЛИ КОЛОТОВА?»На поминках в киевском ресторане «Спорт» всех шокировал Стефан Решко, защитник, многолетний партнер Колотова по киевскому «Динамо» и сборной СССР. Подняв поминальную рюмку, Стефан вспомнил историю скоропалительного увольнения Виктора Михайловича с поста старшего тренера молодежной сборной Украины. И в гробовой тишине внезапно спросил: «За что убили Колотова?»ЛИЧНОЕ ДЕЛОКолотов Виктор Михайлович. Один из лучших советских футболистов 70-х. Полузащитник. Родился 3 июля 1949 года в поселке Юдино Татарской АССР. Заслуженный мастер спорта (1975), заслуженный тренер Украины (1986).Начал играть в 1958 году в детской команде «Локомотив» (Юдино). Выступал за команды «Чайка», Зеленодольск (1967), «Трудовые резервы», Казань (1968), «Рубин», Казань (1969–1970), «Динамо», Киев (1971–1981). В высшей лиге чемпионата СССР провел 218 матчей, забил 62 гола.Чемпион СССР (1971, 1974, 1975, 1977, 1980), серебряный призер (1972, 1973, 1976 – осень, 1978), бронзовый призер (1979). Обладатель Кубка СССР (1974, 1978), финалист (1973). Капитан киевского «Динамо» (1972–1976, 1978–1979). В еврокубках провел 37 матчей, забил 8 голов. Обладатель Кубка обладателей кубков и Суперкубка (1975). Семь раз входил в число 33 лучших футболистов страны. Абсолютно лучший футболист СССР 1976 года. В составе сборной СССР (1970–1979) провел 55 матчей, забил 22 гола. Вице-чемпион Европы (1972). Бронзовый призер Олимпийских игр (1972, 1976). Капитан сборной СССР (1975–1976).По окончании игровой карьеры работал тренером киевского «Динамо» (1984–1992), главным тренером «Борисфена», Киев (1993), «Прикарпатья», Ивано-Франковск (1996–1997), молодежной (олимпийской) сборной Украины (1995–1996, 1998–1999).Умер 3 января 2000 года в Киеве. Похоронен на Лесном кладбище.Источник: Советский спорт