^Наверх

виктор хой причина смерти

Лидер панк-группы «Сектор Газа» Юрий Хой, причина смерти которого (по официальным документам) – сердечный приступ, оставил после себя большое количество загадок. В одной своей песне он пел, что здесь

Вас заинтересует:

валерий попенченко причина смерти

Валерий Попенченко – советский боксер, выступавший во втором среднем весе. Является чемпионом Олимпийских игр в Токио 1964 г., двукратным чемпионом Европы (в 1963 и 1965 годах), шестикратным чемпионом Советского Союза (в период с 1960 по 1965 год).

В 1964 году, после удачного выступления на Олимпиаде в Токио, получил звание заслуженного мастера спорта СССР. Валерий Попенченко (фото см. в статье) является единственным советским боксером, который сумел выиграть Кубок Вэла Баркера.

Популярность и признание

В период с 60-х по 70-е годы этого боксера знали абсолютно все. Он был спортивным достоянием не только своей родины, но и всего мира. Его боксерский путь развивался мощными и стремительными темпами, удивляя всю общественность, которая проявляла к нему интерес.

Биография Валерия Попенченко. Начало пути

Родился 26 августа, в 1937 году, в городе Кунцево (бывшее подмосковное село). Воспитывался матерью - Руфиной Васильевной, отец погиб во время Великой Отечественной войны. Мать всегда мечтала видеть в своем сыне волевого, сильного и мудрого мужчину, поэтому воспитывала его надлежащим образом. В 1949 году они вместе едут в Ташкент, чтобы Валерий поступил в суворовский лицей. Именно в этих стенах он впервые знакомится с боксом: в военное училище приезжает Юрий Матулевич и открывает секцию по данной спортивной дисциплине. Матулевич стал первым тренером будущего великого нокаутера.

Тренировочный процесс

Тренировочный режим был достаточно сложным и суровым, каждую неделю было по четыре занятия. Одновременно занималось около десяти человек, среди которых Валерий Попенченко был вовсе не приметным, однако послушным учеником. Из тренировки в тренировку показатели будущего короля нокаутов росли в гору: парень отлично усваивал боксерскую технику и демонстрировал феноменальные навыки защиты. Вскоре среди своих Валентин становится лидером, и Юрий Матулевич делает значительный акцент на перспективном кадете. Отныне его тренировки носят зачастую индивидуальный характер. В первых же городских соревнованиях по боксу Валерий Попенченко завоевывает золото.

Отныне Валерий посвящал боксу и тренировкам каждый день. Спортивная секция нравилась курсантам, потому как она давала возможность хоть на какой-то час-другой покинуть стены военного училища. Альтернативой спорту было увольнение в город, и хотя тогдашний Ташкент вовсе не ровня нынешнему, мальчишки все равно с радостью гуляли по всем закоулкам и паркам узбекской столицы. Они знали город как свои пять пальцев: каждую улочку Аксалинского района, каждый куст Коммунистической улицы и так далее. Раньше Валерий был таким же, как и все – оптимистичным и жаждущим свободы курсантом, однако теперь его все реже отпускали на гражданку, потому как его свободное время было полностью завязано на тренировках и изучении боксерской техники.

Начало профессиональной карьеры

В 1955 году Валерий с отличием оканчивает суворовское военное училище. В его аттестате значатся одни пятерки, а на шее висит золотая медаль за прилежную и добросовестную учебу. Отныне у всех курсантов решалась судьба – куда идти учиться дальше. Конечно же, многие пошли в военные университеты. Дальнейшая деятельность Попенченко была уже предопределена – парня включают в состав юношеской сборной Узбекистана по боксу. Через пару месяцев его отправляют на боксерский чемпионат Советского Союза, который проходил в городе Грозном.

Подвиг на чемпионате страны против действующего чемпиона

С предварительными соперниками боксер Валерий Попенченко справился без особого труда и вышел в финальную стадию турнира. На финише его ждал действующий чемпион Советского Союза – московский боец Ковригин. Данное противостояние повергло в шок всех зрителей и болельщиков. В первом раунде никакого резонанса не наблюдалось: бой проходил размеренно и спокойно – соперники просто приглядывались друг к другу. С первых секунд второго раунда Ковригин начал проводить серию агрессивных атак, и уже на первой минуте Валерий пропускает мощнейший удар в голову и оказывается в лежачем положении. Прослушав шестисекундный отсчет судьи, Попенченко смог подняться и продолжить бой. В это время весь зал ликует и осыпает овациями лидирующего спортсмена. Вдохновившись поддержкой публики, Ковригин продолжил атаковать начинающего боксера и вскоре поразил его сильнейшим апперкотом в солнечное сплетение. Валерий снова рухнул на помост ринга, и судья начал отсчитывать секунды, но не успел, так как прозвучал гонг о завершении раунда.

С началом третьего раунда никто уже не сомневался в триумфе Ковригина. Всем было очевидно, что «ташкентский салага» не сможет ему противостоять. Московский чемпион снова полез в атаку и подарил Валерию еще несколько грубых ударов. Закрывшись в блоке, Валерий Попенченко заметил «дыру» в обороне соперника и нанес свой фирменный, отточенный в лицее мощный кросс-панч. Беспросветный удар в лицо Ковригина оказался победным – оппонент с грохотом свалился на помост ринга и больше не встал. Это был безоговорочный нокаут: Валерий Попенченко завоевал свою первую золотую медаль на высоком уровне.

Серия неудач

После триумфа на чемпионате СССР тандем Юрия Матулевича и боксера Валерия Попенченко распался. Судьба распорядилась так, что тренер вернулся в Ташкент, а новый чемпион страны отправился в Ленинград, чтобы поступать в пограничный университет. Поступив в вуз, Валерий почти не занимался боксом, хотя такую возможность ему предоставили. Все дело в том, что ему не понравился тренер. Несмотря на это, спустя пару месяцев контакт между ними наладился, и Попенченко выходит на соревнование от лица своего университета. Видимо, отсутствие тренировок сыграло со спортсменом злую шутку – в первом же единоборстве Валерий Попенченко, бои которого всегда завершались победами, проиграл нокаутом от москвича Соснина. Первое боксерское поражение сказалось на настроении Валерия. В то время многим показалось, что боксер больше не вернется в большой спорт. Однако жизнь привыкла диктовать свои правила: как-то раз на футбольном стадионе «Динамо» Валерий Попенченко пересекся с тренером Григорием Кусикьянцем. В итоге эти двое сошлись на том, что будут сотрудничать.

Под руководством Кусикьянцева

Первое противоборство на ринге последовало спустя неделю после знакомства с Кусикьянцевым. Новый тренер, совершенно не зная навыков и потенциала своего подопечного, выпустил его на ринг, чтобы оценить его боксерские качества и таланты непосредственно в деле. Это были состязания Ленинградской спартакиады. Здесь Валерий блеснул своим опытом и мастерством и дошел до финала, где встретился с экс-чемпионом Советского Союза – боксером Назаренко. В ходе поединка оба профессионала смотрелись достойно и равносильно, однако Назаренко оказался более техничным, за счет чего одержал победу по очкам. В этот момент Валерий Попенченко осознает, что нужно наверстать упущенное, дабы не дать возможности третьему поражению запятнать его спортивную биографию.

В последующие три года Валерий активно тренировался под попечительством тренера Григория Кусикьянца. Несмотря на то что основную массу времени необходимо было посвящать учебе, Попенченко все равно находил место для тренировок. Вскоре, в 1959 году, мастер нокаутов в блестящем стиле выигрывает чемпионат Советского Союза. Ассоциация бокса страны подняла вопрос о включении В. Попенченко в состав советской сборной, которая вскоре должна поехать на чемпионат Европы, который состоится в Люцерне. Но звезды на этот раз не сошлись: боксер не смог пройти квалификационный раунд, проиграв олимпийскому вельтмейсеру Геннадию Шаткову. Примечательно то, что обидчик Валерия в итоге завоевал золото на этом чемпионате.

Спортивная реанимация В. Попенченко

Прежде чем попасть в состав советской сборной, Валерию пришлось подождать целых два года. За этот период времени он сумел дважды завоевать чемпионство на первенстве страны. В это время у многих спортивных экспертов сформировалось мнение, что бокс Валерия Попенченко является неуклюжим и корявым, а его победы – это и вовсе непредвиденная случайность.

На европейском боксерском первенстве, проходившем в Москве, Попенченко заставил переиначить мнение болельщиков по поводу его некомпетентности. В первом поединке боксер в «одну калитку» набил итальянскому профессионалу, а во втором – технично перебил по очкам опытного югослава (у которого на тот момент было свыше 400 боев). И в завершение взял верх над румынским боксером Иоаном Моню, нанеся ему сокрушительный нокаут. Это была первая триумфальная победа Валерия Попенченко на чемпионате Европы.

Достижения боксера В. Попенченко

Неожиданно для всех в 1965 году ведущий спортсмен СССР заявляет о том, что уходит из мира большого спорта. Данная новость ошеломила всю боксерскую общественность, люди задавались вопросами: «как», «зачем» и «почему», ведь невооруженным глазом было видно, что спортсмен находится на пике своей карьеры и может еще выиграть множество трофеев и титулов. Его пытались отговорить и переспорить, однако все было тщетно. Свою позицию боксер объяснил тем, что загружен другими заботами: научные труды в Высшем инженерном училище (написание и защита диссертации), деятельность в Центральном комитете ВЛКСМ (вступил в членство в 1966 году) и молодая семья. В итоге места для спорта в его плотном графике попросту не нашлось.

Личная жизнь

Женой Валерия Попенченко стала милая студентка, которая училась в морском институте, – Татьяна Вологдина. Пара познакомилась на экскурсии в Эрмитаже: Татьяна пришла с лучшей подругой, а Валерий - с другом. Благодаря подружке Татьяны произошло их знакомство. В коридорной суматохе среди сотен людей девушки завязали общение с парнями. Татьяне показалось лицо Валерия очень знакомым, однако она долго не могла вспомнить, откуда она его знает. Будущая супруга великого спортсмена крайне редко смотрела боксерские трансляции, однако в силу того, что Попенченко был неимоверно популярен, его знали почти все (зрительно, заочно и краем уха). В ходе беседы все прояснилось, когда красивый молодой человек представился сам: Валерий Попенченко. В этот вечер молодые люди еще долго гуляли по Ленинграду, и между Валерием и Татьяной пробежала любовная искра.

Встречались они на протяжении четырех месяцев, после чего Валерий сделал ей предложение. В ответ он услышал счастливое «да», за которым последовала семейная жизнь. Татьяна Вологдина была из хорошей семьи, ее родители с восторгом и радостью приняли молодого знаменитого спортсмена. Вскоре брак молодых был осчастливлен рождением сына Максима.

В конце 60-х Валерий вместе с семьей решает переехать в Москву, к матери. Руфина Васильевна страдала от одиночества, поэтому постоянно звала молодых к себе. К тому же хотела понянчить внука Максима. В столице Валерию предлагали множество вакансий: некоторые хотели заманить его в спортивные комментаторы, другие звали работать тренером в разные спортклубы. Но Валерий выбрал преподавательский путь – в МВТУ им. Баумана - занял пост завкафедрой физического воспитания.

Мистер Нокаут. Загадка Валерия Попенченко

В 70-х годах в «Бауманке» начали возводить новые корпуса, в том числе и спорткомплекс. Работа кипела, строительство шло полным ходом. В. Попенченко любил захаживать на строительную площадку, чтобы проверить прогресс. Зачастую он приходил с утра – в морской робе и брюках. Здесь он мог сидеть до вечера и даже чем-то помогать рабочим, это ему очень нравилось. В очередной из дней случилась трагедия, это был февраль 1975 года. В нелепость этой истории многие не верят до сих пор.

В. Попенченко быстро спускался по лестнице, где были низкие временные перила, и на очередном обороте неожиданно потерял устойчивость и полетел вниз, в лестничный пролет. Смерть Валерия Попенченко наступила в одно мгновение. Следственные службы не смогли обосновать и фактически подтвердить, что в тот день произошло на стройке. Несколько очевидцев утверждали, что при падении Валерий не издал ни единого звука – так и летел вниз молча. Этот факт заставляет задуматься о чьем-то злом умысле, однако никаких мотивов преступления следствие не нашло. Это был просто несчастный случай. Гибель Валерия Попенченко стала трагедией для всей страны, ведь ему было всего 37 лет. Он был отличным педагогом, хорошим семьянином и первоклассным боксером.

В конце августа Валерию Попенченко исполнилось бы 70 лет. Друзья и коллеги лучшего боксера-любителя всех времен и народов поминали его возле ринга, на котором только что закончился первый международный турнир имени Валерия Владимировича. Само собой, была масса теплых слов, разумеется, обилие приятных воспоминаний. И вдруг – диссонансом: «А вообще, Валера был неправильным». И спустя секунду в мертвой тишине – суетливая поправка: «В хорошем смысле этого слова».

Мэтров советского бокса его манера боя чрезвычайно раздражала: «Что за идиотская стойка! Что за корявая техника!» И действительно, с точки зрения классического понимания бокса у Попенченко все было не так. По рингу Валерий двигался с чуть откинутой назад головой, с опущенными руками (это вместо того, чтобы прикрывать ими подбородок!) и слегка отклоненным корпусом. А бил как?! Точно в уличной драке – размашисто, с нахлестом.

На самом деле «идиотскую стойку» Попенченко специально придумал со своим первым тренером Юрием Матулевичем. Она позволяла легко уходить от встречных ударов и держать оборону одной левой рукой. А правую Попенченко как бы прятал, придерживал наготове. Удар правой из такой стойки получался инерционным и мощным.

С «рукопашной» техникой тоже все понятно. Валерий окончил Высшее пограничное училище в Ленинграде. Выпускники этого учебного заведения всегда лидировали на закрытых чемпионатах КГБ по рукопашному бою.

В 1956 году на стадионе «Динамо», где тренировались пограничники, «неправилный» боксер встретил «неправильного» тренера Григория Кусикьянца. Их содружество поначалу рассмешило боксерский бомонд города. Иронизировали: «Драчун подружился с психопатом». Попенченко и Кусикьянцу предрекали боксерскую смерть. А они легко выиграли чемпионат СССР, потом – Европы и в 1964 году – Олимпиаду в Токио.

Небоксерский интеллект

И конечно, Попенченко недолюбливали за высокий, как бы сейчас сказали, IQ. Валерий в совершенстве знал английский язык, писал неплохие стихи (их, между прочим, нахваливал Сергей Довлатов), защитил блистательную, по мнению ученого совета, кандидатскую диссертацию. В 33 года возглавлял кафедру физвоспитания в МВТУ им. Н. Э. Баумана. Написал книгу о боксе «И вечный бой...». Боксеру предлагал работу на телевидении Николай Озеров… И – шахматы. В них Валерий играл на уровне кандидата в мастера спорта. Говорят, однажды в парке Сосновка, где собираются любители этой игры, Попенченко сразился с Анатолием Карповым. Выиграл.

Загадочная смерть

В феврале 1975 года Валерий Попенченко готовился к защите докторской диссертации. А в перерывах между научными изысканиями надзирал за рабочими, которые строили новый корпус Бауманки. Во время одного из посещений строительной площадки и случилась трагедия. Попенченко сбегал по лестнице с низкими перилами и на очередном витке внезапно потерял равновесие и рухнул вниз. Смерть наступила мгновенно. Следствию так и не удалось объяснить, что случилось со знаменитым спортсменом. Однако родственники и коллеги Валерия Владимировича провели собственное расследование. Как выяснилось, Попенченко не вдруг упал в лестничный пролет, а был сброшен уже в бесчувственном состоянии. По одной из версий, у Валерия случился конфликт с прорабом по поводу финансовой недостачи. Прораб нанял уголовников, которые и расправились с боксером. По другой – Попенченко стал жертвой обманутого мужа одной из своих пассий.

По злой иронии судьбы, 1975 год стал самым урожайным по части смертей известных спортсменов. Первым этот список открыл футболист столичного «Динамо» и сборной СССР Виктор Аничкин.

После того как от него ушла жена с маленькой дочерью, Аничкин стал жить в квартире своего отца-вдовца на Шереметьевской улице. В 74-м его дела вроде бы пошли на поправку: ему предложили тренерскую работу на стадионе «Авангард», что на шоссе Энтузиастов. Все, кто в те дни видел Аничкина, утверждают, что он выглядел хорошо: повеселевший, стильно одетый. И вдруг 5 января 1975 года Аничкин внезапно умирает. По словам В. Маслова: «До сих пор толком не знаю, что же стало причиной этой неожиданной смерти? По одной из версий, они отмечали день рождения отца – Ивана Васильевича, здорово напились, а на следующий день Витя опохмелился бутылкой пива и умер. По другой – он вроде бы повздорил с отцом, и в момент ссоры случился инфаркт… Честно говоря, спросить, что называется, по горячим следам было не у кого, поскольку на похоронах я не был – улетел в Швецию на чемпионат мира по хоккею с мячом…»

Вспоминает Э. Мудрик: «Вокруг Витиной смерти ходило много разговоров, но я уверен, что он скончался от сердечного приступа. Мы с Игорем Численко ездили в морг после того, как это случилось: лицо у Виктора было синюшным – верный признак того, что причиной смерти стал обширный инфаркт. В тот момент, кстати, сразу вспомнилось, что еще во времена игр за „Динамо“ он частенько говорил, что у него побаливает сердце…»

Аничкина похоронили в 40 километрах от Москвы, в Солнечногорском районе, где у его родителей была дача. Свой последний приют футболист нашел на скромном деревенском кладбище, где была похоронена его мама, тоже очень рано ушедшая из жизни.

Спустя месяц после смерти Аничкина из жизни ушел знаменитый боксер Валерий Попенченко. Имя этого спортсмена в 60—70-е годы прекрасно знали не только в нашей стране, но и за рубежом. Его карьера в спорте развивалась мощно и стремительно, восхищая и завораживая всех, кто за нею наблюдал.

В. Попенченко родился в 1937 году. Мать Руфина Васильевна воспитывала сына одна и всегда мечтала видеть его красивым и сильным мужчиной. Поэтому в 1949 году она привезла его в Ташкент и отдала в суворовское училище. Там Валерий впервые и познакомился с боксом: в училище приехал капитан Юрий Матулевич и тут же открыл секцию по этому виду спорта. Этому человеку суждено будет стать первым наставником Попенченко на пути к боксерским вершинам.

Тренировки в секции бокса проводились четыре раза в неделю. Посещали их несколько десятков человек, и Валерий первое время среди них не особенно выделялся. Но от месяца к месяцу росли его успехи, и вот он уже числится в числе самых одаренных учеников Матулевича. На городских соревнованиях он завоевывает свои первые боксерские награды.

Стоит отметить, что эти соревнования были очень любимы курсантами-боксерами, так как хоть изредка, но позволяли им покинуть стены училища. Поэтому, как только их выпускали за ворота, они тут же мчались в город и часами слонялись по его улицам. И хотя тогдашний Ташкент не чета нынешнему, но и в нем курсантам-мальчишкам было не скучно. Они ездили на окраину города в Ходру, где был стадион «Спартак», вдоль и поперек прошерстили улицы Аксалинскую, Навои и Коммунистическую (на последней находился зал «Динамо»), изучили все закоулки парка имени Горького.

В 1955 году Попенченко с отличием закончил суворовское училище: в аттестате одни пятерки, на руках золотая медаль. Тем же летом его включили в состав юношеской сборной Узбекистана, и в августе он отправился на первенство Союза в Грозный.

Предварительные бои Валерий выиграл у своих противников сравнительно легко и вышел в финал. Там ему противостоял чемпион предыдущего года – боксер из Москвы Ковригин. Их бой поразил многих.

Первый раунд прошел довольно спокойно, соперники как бы приглядывались друг к другу. Во втором Ковригин мощно пошел вперед и уже на первой минуте нанес Попенченко сильный удар в голову. Валерий упал, но тут же сумел подняться. Зал ликует, целиком и полностью поддерживая чемпиона. Вдохновленный этим, Ковригин вновь начинает атаку и наносит противнику новый удар: апперкот в солнечное сплетение. Попенченко вновь оказывается на помосте. Судья начинает отсчет: один, два, три, четыре… И тут звенит гонг. Второй раунд окончен.

Когда начался третий раунд, наверное, ни у кого в зале не было сомнений в том, что Ковригин окончательно забьет «салагу из Ташкента». И действительно, чемпион пошел вперед, нанес целую серию ударов и в какой-то из моментов, видимо, уверовав в свою победу, раскрылся. И Попенченко своего шанса не упустил. Увидев брешь в обороне противника, он нанес свой коронный, отшлифованный в училище, удар под названием «кросс». Ковригин рухнул на помост и продолжать бой дальше не смог. Золотая медаль чемпиона досталась Валерию Попенченко.

Так получилось, что тот бой стал последним поединком тандема Матулевич – Попенченко. В том же году судьба их развела: Матулевич вернулся в Ташкент, а Валерий отправился в Ленинград, где его приняли в Высшее пограничное училище.

На новом месте тоже существовала секция бокса, однако Попенченко ее практически не посещал: ему не понравился тренер секции. Однако осенью того же года тот все-таки уговорил его выступить за училище на соревнованиях, и Попенченко согласился. И потерпел свое первое поражение. Его нокаутировал москвич Соснин. После этого Валерий сник и больше в секцию не приходил. Тогда ему впервые показалось, что с боксом он расстался навсегда. Но жизнь рассудила по-своему.

Однажды на стадионе «Динамо» он познакомился с тренером Григорием Кусикьянцем, который предложил ему возобновить тренировки. Так началось их содружество.

Первый выход Попенченко на ринг с новым наставником произошел буквально через несколько недель после их знакомства. Кусикьянц еще совершенно не знал способностей своего ученика, но решил выпустить его на ринг, чтобы в деле посмотреть, на что тот способен. Это были соревнования Ленинградской спартакиады. До финала Валерий дошел легко, но в заключительном поединке встретился с опытным противником, чемпионом страны Назаренко, и проиграл ему по очкам. Это было второе поражение в боксерской карьере В. Попенченко.

В течение следующих трех лет спортивное содружество Кусикьянца и Попенченко активно продолжалось. И хотя Валерию много времени приходилось отдавать учебе, о боксе он тоже не забывал. В результате в 1959 году он блестяще выиграл звание чемпиона СССР. После этого встал вопрос о его включении в состав сборной страны, которая должна была отправиться на чемпионат Европы в Швейцарию. Но в отборочных встречах Попенченко потерпел поражение: он уступил олимпийскому чемпиону Геннадию Шаткову. (Отмечу, что Шатков на том чемпионате взял «золото»).

Прошло еще два года, прежде чем боксер попал в состав сборной СССР. За это время он успел дважды стать чемпионом страны, однако большинство специалистов бокса старались его не замечать, считая его победы случайными. Манеру боя Попенченко они называли неуклюжей и корявой. И только на чемпионате Европы в 1963 году, который проходил в Москве, Валерий сумел заставить этих людей заговорить о себе по-другому.

В первом же бою он буквально «размазал» опытного итальянца, во втором переиграл югослава, на счету которого было уже 400 поединков. И, наконец, в финале он нокаутировал румынского боксера Иона Моню. Так Попенченко впервые стал чемпионом Европы.

Избранницей Попенченко стала студентка кораблестроительного института Татьяна Вологдина. Они познакомились совершенно случайно в Эрмитаже. Валерий пришел туда с другом, Татьяна с подругой. Именно благодаря последней и произошло их знакомство. Как оказалось, она знала приятеля, с которым Попенченко пришел в музей, и когда в коридорной сутолоке они столкнулись нос к носу, завязалась беседа. Татьяне показалось знакомым лицо парня, только она никак не могла вспомнить, где же она его видела. Дело в том, что спортивные передачи, транслируемые по телевидению, она смотрела крайне редко, но именно в одной из них она и увидела это лицо, но потом забыла. Ситуация прояснилась только после того, как он сам назвал свое имя и фамилию: Валерий Попенченко.

Их встречи продолжались около трех месяцев, после чего они приняли решение пожениться. Таня была из хорошей семьи, и ее родители с радостью приняли в свои ряды нового человека, к тому же знаменитость. Вскоре у молодых появилось прибавление – сын Максим.

В конце 60-х Попенченко принимает решение переехать с семьей к матери в Москву. Руфина Васильевна проживала в столице одна и откровенно жаловалась сыну на одиночество. «Приезжайте ко мне,  – просила она сына и невестку. – Я и за внучком пригляжу». И они переехали.

В Москве Попенченко предлагали работу в разных местах (например, Н. Озеров переманивал его в комментаторы), однако он выбрал преподавательскую: в МВТУ имени Баумана получил должность заведующего кафедрой физвоспитания. В середине 70-х началось строительство новых корпусов этого училища (в том числе и спортивных сооружений), и Валерий частенько захаживал туда, чтобы проверить работу строителей. Обычно он с утра переодевался в морскую робу и брюки и шел на стройку, где, бывало, пропадал и до вечера. Во время одного из таких посещений в феврале 1975 года и случилась трагедия. Нелепая и до сих пор до конца необъяснимая.

Попенченко сбегал по лестнице с низкими перилами и на очередном витке внезапно потерял равновесие и упал вниз, в лестничный пролет. Смерть наступила мгновенно. Следствию так и не удалось объяснить, что случилось со знаменитым спортсменом. Были двое свидетелей этого происшествия, один из которых утверждал, что Попенченко, когда летел вниз, не издал ни одного звука. Это было странно, ведь должен же он был испугаться хотя бы на миг. Но следствие злого умысла в этой трагедии так и не нашло.

Через полгода после гибели Попенченко страну потрясла еще одна смерть – знаменитого некогда спортсмена Владимира Куца.

Куц родился 7 февраля 1927 года в селе Алексино Тростянецкого района Сумской области. Отец и мать будущего олимпийского чемпиона работали на сахарном заводе. По их словам, Володя рос крепким, сильным и выносливым мальчишкой. Правда, особенной ловкостью тогда не отличался, был эдаким увальнем, за что и получил прозвище Пухтя.

В 1943 году, когда передовые части Красной Армии дошли до Алексина, 16-летний Володя Куц добровольно вступил в ее ряды, приписав себе лишние пару лет. На фронте был связным в штабе полка. Затем его отправили на учебу в артиллерийское училище в Курск. Однако до места назначения юноша так и не доехал: по дороге поезд попал под бомбежку, и Куц потерял все документы. Пришлось ему возвращаться домой в Алексино, где его уже давно считали погибшим.

Осенью 1945 года Куц ушел служить в Балтийский флот: сначала был простым артиллеристом, затем дослужился до командира расчета 12-дюймового орудия. Там же впервые вышел на беговую дорожку во время соревнований в честь Дня Победы. Его победа была настолько впечатляющей, что с этого момента его стали отправлять на все соревнования по бегу, и везде он оказывался победителем. Многие тогда удивлялись его успехам, так как никогда не подозревали в толстяке Куце таких способностей.

Между тем, не имея рядом с собой никакого опытного тренера, Владимир год от года улучшал свои показатели. Например, в беге на 5 тысяч метров он показал результат выше нормы 2-го разряда – 15 минут 44, 4 секунды. Лишь весной 1951 года ему посчастливилось встретиться в Сочи с известным тренером по легкой атлетике Леонидом Хоменковым, который специально для Куца составил план тренировок. После этого было участие в ряде соревнований, в большей части из которых Владимир вышел победителем. А зимой 1954 года судьба свела его с тренером Григорием Никифоровым, который взялся за него всерьез. С этого момента Куц стал планомерно тренироваться под его руководством.

Сезон 1953 года был очень успешным для спортсмена, который еще весной пребывал в безвестности: две серебряные медали на IV фестивале молодежи в Бухаресте, две золотые на первенстве страны, всесоюзный рекорд к концу сезона.

В 1954 году спортсмен одержал первую крупную победу, установив мировой рекорд на чемпионате Европы в Берне, после чего стал одним из фаворитов предстоящих в Австралии XVI Олимпийских игр.

Олимпийские игры начались 22 ноября 1956 года. Однако за три дня до их открытия с Куцем случился инцидент, который едва не оставил его за бортом этих соревнований.

Куц был заядлым автолюбителем и незадолго до Олимпиады купил себе «Победу». Но, видимо, вдоволь наездиться на ней не успел, поэтому, едва прибыв в Мельбурн, решил наверстать упущенное на чужой земле. Он уговорил одного австралийца дать ему прокатиться на его машине в пределах олимпийской деревни. Тот согласился. Владимир усадил в нее тренера Никифорова, своего коллегу Климова и сел за руль. А далее произошло неожиданное. Видимо, не рассчитав свои действия (машина была иностранная, руль с правой стороны, а ее двигатель был в два раза мощнее, чем у «Победы»), Куц рванул автомобиль с места и врезался в столб. В этой аварии он получил дюжину различных ран, которые пришлось залечивать в местном травмпункте. Это событие, естественно, не укрылось от глаз вездесущих репортеров, и уже вечером того же дня газеты трубили о том, что надежда советских спортсменов Владимир Куц тяжело травмирован и выбывает из игры. Чтобы опровергнуть эти слухи, Куцу пришлось лично явиться на танцы в олимпийский концертный зал и на танцевальной площадке продемонстрировать всем, что он абсолютно здоров.

Первое выступление Куца на Олимпиаде (забег на 10 000 метров) состоялось 23 ноября. В этом забеге участвовали четырнадцать спортсменов, но бесспорными фаворитами были двое: Куц и англичанин Гордон Пири. Большинство специалистов отдавали свое предпочтение англичанину, который незадолго до Олимпиады в очном поединке не только обыграл Куца на дистанции 5000 метров, но и отобрал у него мировой рекорд. Но на этот раз все получилось иначе. Как пишет Е. Чен:

«Только сами спортсмены и настоящие специалисты знают, как тяжело во время долгого, изнурительного стайерского бега совершать даже короткие ускорения. А в Мельбурне Куц предложил неотступно следующему за ним Пири целых три таких рывка по 400 метров каждый. Это был действительно бег на грани жизни и смерти. И после третьего рывка, хотя до финиша осталось только около полутора километров, Пири сдался. Еле перебирая ногами от усталости, он безучастно смотрел, как его один за другим обходят соперники в тот момент, когда с привычно поднятой правой рукой Куц победно пересекал линию финиша».

Куц пробежал 10 000 метров за рекордное время – 28 минут 45, 6 секунды. А его главный соперник Пири пересек финишную черту только восьмым. Он был сильно измотан, еле дышал, в то время как Куц сумел пробежать еще целый круг почета. Пири тогда заявил: «Он убил меня своей быстротой и сменой темпа. Он слишком хорош для меня. Я бы никогда не смог бежать так быстро. Я никогда не смог бы побить его. Мне не надо было бежать десять тысяч метров».

Завоевав первую золотую медаль, Куц вскоре завоевал и вторую: в беге на 5 000 метров. Причем предшествовали этому весьма драматические события.

Как оказалось, победа на «десятке» стоила Куцу очень дорого: врачи обнаружили у него в моче кровь. Чтобы организм восстановился, требовалось время, а его у спортсмена не было: 28 ноября ему предстояло участвовать в следующем забеге. И тогда Куц решил отказаться от забега. Говорят, команда его поддержала, однако чиновник из Спорткомитета, находившийся там же, заявил: «Володя, ты должен бежать, потому что это нужно не тебе, а нашей Родине!» Кроме того, чиновник пообещал спортсмену в случае победы генеральскую пенсию. Короче говоря, Куц на дистанцию вышел. И, естественно, победил, завоевав вторую золотую медаль (он пробежал дистанцию за 13 минут 39, 6 секунды).

Стоит отметить, что на протяжении всего пребывания советской команды в Мельбурне против ее спортсменов, и особенно против Куца, было предпринято несколько провокаций. Например, однажды с Владимиром на улице «случайно» столкнулась эффектная блондинка, которая представилась землячкой спортсмена (якобы тоже с Украины) и пригласила его к себе в гости. Однако Куцу хватило ума и выдержки тактично уклониться от более близкого знакомства.

В другой раз, уже в самом конце игр, во время пресс-конференции, устроенной Куцем, некая дама подскочила к его столу и с возгласом «Красная крыса!» вытряхнула из сумки на стол восемь белых крыс, выкрашенных в красную краску. Куц и на этот раз сдержался.

К сожалению, триумф бегуна на Олимпиаде в Мельбурне оказался последним в его спортивной карьере. После нее его все чаще стало беспокоить здоровье. Спортсмена мучили боли в желудке и в ногах. У него обнаружилась повышенная проницаемость венозных и лимфатических капилляров (это было отголоском событий 1952 года, когда он упал в ледяную воду и сильно отморозил себе ноги). В феврале 1957 года врачи Куцу заявили прямо: «Бросьте бег, если думаете жить». Но он не бросил. В декабре того же года он отправился в бразильский город Сан-Пауло на соревнования «Коррида Сан-Сильвестр». Но итог его выступления там был плачевен: он пришел восьмым. Однако и это поражение не заставило его бросить беговую дорожку. В течение нескольких месяцев он усиленно тренировался и в июле 1958-го, в Таллине, на чемпионате страны, вновь вышел на беговую дорожку. И жестоко проиграл, придя к финишу последним. В 1959 году Куц официально заявил, что прекращает выступления на спортивной арене.

Бросив выступления, Куц целиком переключился на учебу: он поступил в Ленинградский институт физкультуры, надеясь в будущем стать тренером. Закончив его в 1961 году, он стал тренировать бегунов в Центральном спортивном клубе армии. Казалось, что впереди его ждет вполне благополучная судьба. Однако…

Вернувшись вскоре в Москву, Куц стал сильно поддавать. По словам очевидцев, пил он чудовищно, опустошая за три дня 15 бутылок водки. А так как он в то время получал приличную генеральскую пенсию (350 рублей), проблем с питьем и закуской у него никогда не возникало. Эти дикие загулы олимпийского чемпиона не могли остановить ни его друзья, ни близкие. А вскоре на этой почве от него ушла вторая жена. За голову спортсмен взялся только тогда, когда его сразил правосторонний инсульт. Благодаря своему богатырскому здоровью Куцу тогда удалось восстановиться, правда, частично. Но даже после этого окончательно пить он так и не бросил. Всегда выпивал в день по 400 граммов.

В последние годы своей жизни Куц лелеял мечту вырастить себе достойного ученика. И в начале 70-х эта мечта, казалось, начала сбываться: его питомец Владимир Афонин сумел улучшить рекорд СССР, все эти годы принадлежавший Куцу. Молодого спортсмена включили в сборную страны, которая в 1972 году отправилась на Олимпийские игры в Мюнхен. Однако там Афонина ждала неудача. Судя по всему, она окончательно выбила из колеи Владимира.

В один из дней августа 1975 года Куц в очередной раз повздорил со своей бывшей женой. Вернувшись домой, он крепко выпил, а затем проглотил с десяток таблеток люминала и лег спать. Когда утром следующего дня за ним зашел его ученик, чтобы разбудить на тренировку, Куц был уже мертв. Что это было: самоубийство или простая случайность, теперь уже не установить.

В день смерти прославленного спортсмена в Ницце проходили большие международные соревнования. Они были в самом разгаре, когда вдруг диктор сообщил зрителям, что в Москве в возрасте 48 лет скончался олимпийский чемпион Владимир Куц. И весь стадион встал, чтобы почтить память великого мастера.

 15 февраля 1975 года при невыясненных до сих пор обстоятельствах погиб один из самых звездных советских боксеров середины 60-х, олимпийский чемпион Токио Валерий Попенченко. Его тело обнаружили на каменном полу центрального лестничного пролета МВТУ имени Баумана. «Упал с третьего этажа в результате несчастного случая» — такова официальная версия. Но были и другие…

Как это ни странно, признание специалистов бокса к Валерию Попенченко пришло только в 1963 году, когда он уже был четырехкратным чемпионом СССР. Парадокс, скажете вы, памятуя о том, что в те времена выиграть чемпионат страны было равносильно победе на престижнейшем международном турнире. И тем не менее это факт, «обязанный» своим существованием своеобразной манере боксирования Попенченко, далекой от классических канонов и понимания многих специалистов. Он все делал чуточку не по правилам, «правильных» ударов у него было куда меньше, чем «неправильных», таких боксеров называли «корявыми». Но в этой «корявости», нестандартности и непохожести заключался феномен Попенченко.

— У Валеры была какая-то «искривленная», только ему присущая координация движений на ринге, которая постоянно вводила в заблуждение соперников. Я сам не раз попадался на эту удочку, работая с ним «на лапах». Бывало, говоришь ему: «Бей прямой». И вдруг видишь, летит боковой удар. Глаза закрываешь, руки не успевают отойти… А это он, оказывается, бьет прямой… Выполнял прямой удар, а ты реагировал, как на боковой. Благодаря этой особенности больше половины своих боев Валерий выиграл нокаутом, в 64-м стал лучшим в мире боксером-любителем…

А в 60-м его не взяли на Олимпийские игры, «дабы зарубежных специалистов не смешить». Более того, даже когда все-таки включили в состав сборной для участия в чемпионате Европы-63, нашлись и такие руководители, которые во всеуслышание заявляли: «Единственно слабое звено нашей команды — второй средний вес. Тут мы не рассчитываем даже на бронзу…»

Попенченко выиграл золото, победив в финальном бою за явным преимуществом мастера глухой защиты, «боксера в броне» румына Моню. С тех пор о Валерии стали говорить и писать только в восторженных тонах. 

Ташкентское суворовское училище, тамошняя секция бокса под руководством экс-чемпиона Ленинграда капитана Юрия Матулевича, первая серьезная победа на юношеском чемпионате СССР в Грозном (после двух нокдаунов в финале), золотая медаль выпускника Суворовского училища и право выбора продолжения учебы в Ленинградском высшем военно-морском пограничном училище… Это, образно говоря, главные начальные ступени восхождения московского паренька Валерия Попенченко на жизненный Олимп.

Мало кто знает, что, став курсантом пограничного училища, Валерий ради учебы практически оставил бокс, но возвращение все-таки состоялось. Решающими факторами стали… первое в жизни поражение на первенстве ЦС «Динамо» (где он выступал без всякой подготовки, поддавшись уговорам руководства училища) и последующая встреча с прекрасным ленинградским тренером Григорием Кусикьянцем.

Григорий Филиппович принял Попенченко таким, каким он был, поняв, что ничего исправлять не нужно, а только шлифовать и отделывать, что «корявость» и нестандартность могут составить основу нового стиля боксирования — и это будет невиданный и грозный бокс…

Блестящая победа на чемпионате Европы-63 в Москве открыла перед Попенченко прямую дорогу на токийскую Олимпиаду, где он, выражаясь боксерским языком, понес своих соперников и нес их, как хотел, до финальных гонгов. Правда, из четырех оппонентов Валерия, определенных ему жеребьевкой, лишь темнокожему Даркею из Ганы удалось продержаться все три раунда. Остальные — пакистанец Махмуд, поляк Валасек и немец Шульц — сложили оружие досрочно. Впервые в истории отечественного бокса Кубок Баркера, приз лучшего боксера олимпийского турнира, был присужден советскому бойцу.

На церемонии вручения Попенченко «толкнул речь» на прекрасном английском, чем несказанно удивил присутствующих. «Вы жили у нас в Англии?» — поинтересовался у него президент Международной ассоциации любительского бокса лорд Рассел и, не дождавшись ответа, бросил фразу, которую потом растиражировали сотни газет: «Я был бы счастлив иметь такого сына…»

Через год на чемпионате Европы в Берлине Попенченко вновь одержал безоговорочную победу. Но, увы, лучший, по выражению Кусикьянца, прямой в жизни, которым Валерий отправил в финале в нокаут англичанина Робинсона, стал последним ударом, нанесенным им в квадрате ринга. Он ушел из бокса непобежденным, в расцвете сил. По одной версии, он устал от бокса и внял просьбам первой жены Натальи Дениной, с которой, впрочем, вскоре расстался. По второй, на этом настояла мать, Руфина Васильевна, сильная и властная женщина, мечтавшая увидеть сына великим ученым…

В сентябре 67-го судьба свела Валерия со студенткой кораблестроительного института Татьяной Вологдиной, представительницей династии ученых, именами которых названы институт и корабль. Знакомство состоялось в Эрмитаже, на выставке Родена. С этого момента в жизни Валерия началась новая глава, завершившаяся вторым браком, рождением сына Максима и переездом в Москву.

— Помимо необыкновенной целеустремленности и невероятного трудолюбия Валерия отличал огромный талант, который проявлялся во всем, за что бы он ни брался. Когда, к примеру, увлекся шахматами, добился того, что сам Михаил Таль предрекал ему (при соответствующей работе, конечно) гроссмейстерское будущее. Он прекрасно знал литературу, увлекался Пушкиным, знал наизусть практически все его поэмы, роман «Евгений Онегин», рассказывал на память нашему сыну сказки Александра Сергеевича. Впрочем, он и Лермонтова любил. Я помню, как в день своего 37-летия поразил гостей тем, что процитировал наизусть всю поэму «Мцыри»…

Гуманитарные пристрастия, любовь к литературе, классической и джазовой музыке, живописи, скульптуре не мешали ему большую часть послеспортивной жизни посвятить техническим и фундаментальным наукам. Он, например, не пропускал ни одной лекции о топологии, которые читал в Политехническом музее его хороший друг, профессор с мировым именем Александр Архангельский. И не просто посещал, но и прекрасно разбирался в предмете, а ведь топология — довольно сложная область математики.

А какой груз общественной работы тащил на своих плечах! Был членом ЦК ВЛКСМ, обществ советско-французской, советско-итальянской, советско-чилийской и еще бог знает какой дружбы. Часто выезжал за границу — пропагандировал олимпийское движение (благо прекрасно владел английским), ездил с лекциями по Союзу. Мало кто знает, что Валера больше полугода возглавлял Национальный олимпийский комитет СССР. Потом, по рекомендации двукратного финалиста Олимпийских игр Алексея Киселева, возглавил кафедру физвоспитания МВТУ, где едва ли не с первого дня стал претворять в жизнь собственную идею строительства студенческого спортивного комплекса. Искал средства на его сооружение, добывал стройматериалы с помощью своеобразного бартера: например, достаточно было одного его выступления перед рабочими Череповецкого металлургического завода, чтобы получить оттуда сталь. Он буквально жил этим комплексом и параллельно… писал докторскую диссертацию.

Хоть и не слабым был человеком, но все равно такая физическая и психологическая нагрузка не прошла для него даром. В последнее время ужасно уставал. Мне кажется, что в тот роковой день 15 февраля 1975 года с ним случился микроинсульт, спазм сосудов головного мозга. На этом потом, кстати, настаивали и врачи…   

Почему? Откуда такая советская, если не сказать — совковая, осторожность? Подозреваю, что во всем виновата «официальная версия», навязанная в свое время следствием моим собеседникам и продиктованная в свою очередь директивой первого секретаря Московского горкома КПСС, члена Политбюро Гришина: «Никаких утечек информации». Но, как говорится, Бог всем судья… 

— Я сидел в кабинете на кафедре, когда услышал крики: «Попенченко упал!» Как упал? Куда упал? Может быть, просто ногу подвернул? Когда понял, что произошло, побежал к месту трагедии. Там уже институтские дружинники все оцепили, никого не пускают. Я показал удостоверение, объяснил, что работаю на кафедре, — пропустили. Около тела Попенченко хлопотал наш врач. Но его помощь была уже не нужна. Падая, Валерий ударился затылком об угол стоящего внизу массивного рабочего стола и умер мгновенно. Его шейные позвонки и основание черепа оказались полностью раздробленными. Перед глазами до сих пор жуткая картина: медленно уходящая в глубь черепа ладонь врача, попытавшегося приподнять голову Валерия…

Медики утверждают, что когда человек, находящийся в сознании, падает с большой высоты, он обязательно кричит. Инстинктивно. А Попенченко, как потом рассказала оказавшаяся недалеко от места падения заведующая библиотекой, не проронил ни слова. В этой связи не исключаю, что на лестничной площадке он на несколько секунд потерял сознание (что, насколько я знаю, случается с некоторыми бывшими боксерами), повалился на перила, а те, к несчастью, оказались слишком низкими…

Потом я слышал много других версий. В частности, говорили о том, что у Валерия в тот день состоялся очень серьезный разговор с ректором, а за час до трагедии он крепко выпил со своим другом (тоже работником кафедры), что якобы при вскрытии в его желудке обнаружили пол-литра водки и один плавленый сырок. Поговаривали о самоубийстве и даже об убийстве. По мнению авторов последней «гипотезы», Валерий был связан с ленинградским криминалом, с которым он якобы что-то не поделил, и ему отомстили.

Была и вовсе нелепая версия: Попенченко, мол, любил кататься на перилах и попросту не удержался на них…       

— Я почти не сомневаюсь в том, что Валерий покончил жизнь самоубийством. Просто его надо было знать. Пары бокалов шампанского ему было более чем достаточно, чтобы потерять голову. Помню, как-то в Казани оказались мы с ним в одной компании, отдыхали в бассейне. Выпил он немного, и его потянуло на подвиги: взобрался на 10-метровую вышку и как жахнет оттуда вниз. В воздухе его перевернуло. Вылез — спина красная: было видно, что ударился очень больно об воду. Я спрашиваю: «Валера, ты что?» Он сделал удивленное лицо: «А разве мы не боевики?..»

Другой раз в ресторане разошелся: увидел за соседним столиком офицеров и стал выкрикивать: «Долой хунту!» В то время как раз в Чили произошел государственный переворот, и Валерий, который лично был знаком с убитым президентом Альенде, видимо, воспринял все близко к сердцу (какое-то время даже носился с идеей формирования интернациональных бригад для поддержки сопротивления установившемуся в Чили режиму). Насилу его успокоили…

Он был совершенно непредсказуемым человеком. От него всего можно было ожидать, тем более в нетрезвом виде. А в день смерти, как показала экспертиза, у него была последняя стадия опьянения. Это неправда, что при падении с высоты люди обязательно кричат: самоубийцы часто делают это молча. Если бы Валерия, допустим, сбросили или он сам бы по неосторожности сорвался вниз, наверняка, отклонился бы от места падения. А тут траектория его полета оказалась абсолютно вертикальной…   

В то же время я признаю, что никакой логической основы под собой моя версия о самоубийстве не имеет. У Попенченко не было оснований прибегать к суициду хотя бы потому, что на пороге была докторская диссертация. Уже, насколько я знаю, был даже оговорен день защиты. Мне рассказывали, что накануне смерти или даже в день ее он весело бросил своей секретарше: «Ну все! Теперь жить будем!..» Это он какие-то деньги у ректора выбил на развитие спорта в училище. У него все было хорошо — и в семье, и на работе. После первого трудного года вживания внес живую струю в жизнь училища, расшевелил всех, заставил заниматься спортом, хотя поначалу в училище к нему отнеслись, как к свадебному генералу…

— Характер у него был не сахар. Однажды, подвыпивший, вышел на проезжую часть Ленинградского шоссе и, широко расставив руки, попытался остановить летящий на него поток машин: я, мол, Попенченко, и мне все подвластно! Едва успел выхватить его из-под колес. Не терпел, когда его не узнавали: как-то после «мальчишника» в ресторане «Яхта» устроил драку с милиционерами, не пустившими его в метро. В итоге ночь провел в кутузке…

Что касается его гибели, я согласен с официальной версией. Думаю, что это действительно был несчастный случай, поскольку о самоубийстве он не думал. В тот трагический день мы должны были с ним встретиться в 16.00 и пойти куда-нибудь расслабиться. Но он, к сожалению, сделал это раньше, не покидая стен училища: по данным милиции, содержание алкоголя у него в крови оказалось очень высоким. Кстати, потом, когда стали выяснять, с кем он пил, на экспертизу водили и меня…

В том состоянии, в котором был, по мнению экспертов, Валерий, он вполне мог сорваться вниз, ведь перила в месте падения были ему по пояс (только через год, когда там же упал кто-то из студентов, их нарастили и установили в проеме металлическую сетку), к тому же за несколько минут до случившегося на площадке сделали мокрую уборку…

Попенченко похоронили на Введенском, или, как его еще называют, Немецком кладбище. Таких проводов Москва не видела давно. Проститься с великим боксером во Дворец спорта «Крылья Советов» (что у метро «Белорусская») пришли тысячи его поклонников. В 20-градусный мороз гроб несли на руках.

По словам Татьяны Попенченко, Валерий часто заводил разговор о том, что многие знаменитые личности ушли из жизни в 37 лет, в том числе и его любимый Пушкин. Почему? Его очень занимал этот вопрос. И в самом деле, Валерий, почему?

Родился 26 августа 1937 года в Москве. Один из сильнейших мастеров в истории советского бокса. Заслуженный мастер спорта. «Динамо». Первый тренер — Ю. Матулевич, с 1955 — Г. Кусикьянц.    Олимпийский чемпион 1964 года во втором среднем весе. Обладатель Кубка Вэлла Баркера как лучший боксер олимпийского турнира-64. Чемпион Европы–1963, 1965 во втором среднем весе. Чемпион СССР 1959, 1961—1965. Провел 228 боев, в 215 одержал победу. Награжден орденом Трудового Красного Знамени. Кандидат технических наук. С 1970 по 1975 заведовал кафедрой физического воспитания МВТУ им. Баумана.

«В боксе бывает, что в неказистых и вроде бы неправильных движениях бойца кроется яркая индивидуальность. Пример — Валерий Попенченко. Этот самородок всегда поражал соперников своей неудобностью, а судей — способностью неумолимо в любых ситуациях копить преимущество».

Валерий Владимирович Попенченко родился 26 августа 1937 года в подмосковном Кунцево. После того как его отец, военный летчик, в 1941 году погиб на фронте, мать, Руфина Васильевна, воспитывала сына одна. Мечтая вырастить из мальчика настоящего мужчину, она отдала его в Суворовское училище в Ташкенте.

Боксом Валера стал заниматься с 12 лет. Первым тренером будущей звезды спорта стал преподаватель училища - капитан Вооруженных Сил Юрий Матулевич-Ильичев. В 1955 году курсант получил звание чемпиона СССР среди юношей на турнире в Грозном.

Осенью того же года, с отличием окончив Суворовское, Валерий Попенченко поступил в Ленинградское высшее пограничное военно-морское училище, где попал к тренеру спортивного общества «Динамо» Григорию Кусикьянцу.

Успехи талантливого ученика не заставили себя ждать. В 1959 году Попенченко завоевал титул чемпиона СССР во втором среднем весе. Увы, он не смог участвовать в чемпионате Европы, так как на отборочных соревнованиях проиграл Геннадию Шаткову. Зато с 1961 года на протяжении 5 лет он неизменно выигрывал первенство страны.

Долгое время Попенченко не брали в сборную из-за его якобы «корявой» техники. Дело в том, что он перемещался по рингу со слегка откинутой назад головой и низко опущенными руками, а удары наносил словно в уличной драке – хлестко и размашисто.

Все изменилось после того как в 1963 году в чемпионате на первенство Европы Валерий во втором раунде финального поединка отправил в нокаут румынского боксера Иона Моню. На Олимпиаде 1964 года Попенченко выиграл сразу несколько боев с сильными спортсменами и был награжден почетным Кубком Вэла Баркера, который на этих престижных международных соревнованиях вручается самому техничному боксеру. Это был единственный случай, когда такой награды удостоился советский спортсмен.

15 февраля 1975 года при невыясненных до сих пор обстоятельствах погиб один из самых звездных советских боксеров середины 60-х, олимпийский чемпион Токио Валерий Попенченко. Его тело обнаружили на каменном полу центрального лестничного пролета МВТУ имени Баумана. «Упал с третьего этажа в результате несчастного случая» — такова официальная версия. Но были и другие…

Как это ни странно, признание специалистов бокса к Валерию Попенченко пришло только в 1963 году, когда он уже был четырехкратным чемпионом СССР. Парадокс, скажете вы, памятуя о том, что в те времена выиграть чемпионат страны было равносильно победе на престижнейшем международном турнире. И тем не менее это факт, «обязанный» своим существованием своеобразной манере боксирования Попенченко, далекой от классических канонов и понимания многих специалистов. Он все делал чуточку не по правилам, «правильных» ударов у него было куда меньше, чем «неправильных», таких боксеров называли «корявыми». Но в этой «корявости», нестандартности и непохожести заключался феномен Попенченко.

— У Валеры была какая-то «искривленная», только ему присущая координация движений на ринге, которая постоянно вводила в заблуждение соперников. Я сам не раз попадался на эту удочку, работая с ним «на лапах». Бывало, говоришь ему: «Бей прямой». И вдруг видишь, летит боковой удар. Глаза закрываешь, руки не успевают отойти… А это он, оказывается, бьет прямой… Выполнял прямой удар, а ты реагировал, как на боковой. Благодаря этой особенности больше половины своих боев Валерий выиграл нокаутом, в 64-м стал лучшим в мире боксером-любителем…

А в 60-м его не взяли на Олимпийские игры, «дабы зарубежных специалистов не смешить». Более того, даже когда все-таки включили в состав сборной для участия в чемпионате Европы-63, нашлись и такие руководители, которые во всеуслышание заявляли: «Единственно слабое звено нашей команды — второй средний вес. Тут мы не рассчитываем даже на бронзу…»

Попенченко выиграл золото, победив в финальном бою за явным преимуществом мастера глухой защиты, «боксера в броне» румына Моню. С тех пор о Валерии стали говорить и писать только в восторженных тонах. 

Ташкентское суворовское училище, тамошняя секция бокса под руководством экс-чемпиона Ленинграда капитана Юрия Матулевича, первая серьезная победа на юношеском чемпионате СССР в Грозном (после двух нокдаунов в финале), золотая медаль выпускника Суворовского училища и право выбора продолжения учебы в Ленинградском высшем военно-морском пограничном училище… Это, образно говоря, главные начальные ступени восхождения московского паренька Валерия Попенченко на жизненный Олимп.

Мало кто знает, что, став курсантом пограничного училища, Валерий ради учебы практически оставил бокс, но возвращение все-таки состоялось. Решающими факторами стали… первое в жизни поражение на первенстве ЦС «Динамо» (где он выступал без всякой подготовки, поддавшись уговорам руководства училища) и последующая встреча с прекрасным ленинградским тренером Григорием Кусикьянцем.

Григорий Филиппович принял Попенченко таким, каким он был, поняв, что ничего исправлять не нужно, а только шлифовать и отделывать, что «корявость» и нестандартность могут составить основу нового стиля боксирования — и это будет невиданный и грозный бокс…

Блестящая победа на чемпионате Европы-63 в Москве открыла перед Попенченко прямую дорогу на токийскую Олимпиаду, где он, выражаясь боксерским языком, понес своих соперников и нес их, как хотел, до финальных гонгов. Правда, из четырех оппонентов Валерия, определенных ему жеребьевкой, лишь темнокожему Даркею из Ганы удалось продержаться все три раунда. Остальные — пакистанец Махмуд, поляк Валасек и немец Шульц — сложили оружие досрочно. Впервые в истории отечественного бокса Кубок Баркера, приз лучшего боксера олимпийского турнира, был присужден советскому бойцу.

На церемонии вручения Попенченко «толкнул речь» на прекрасном английском, чем несказанно удивил присутствующих. «Вы жили у нас в Англии?» — поинтересовался у него президент Международной ассоциации любительского бокса лорд Рассел и, не дождавшись ответа, бросил фразу, которую потом растиражировали сотни газет: «Я был бы счастлив иметь такого сына…»

Через год на чемпионате Европы в Берлине Попенченко вновь одержал безоговорочную победу. Но, увы, лучший, по выражению Кусикьянца, прямой в жизни, которым Валерий отправил в финале в нокаут англичанина Робинсона, стал последним ударом, нанесенным им в квадрате ринга. Он ушел из бокса непобежденным, в расцвете сил. По одной версии, он устал от бокса и внял просьбам первой жены Натальи Дениной, с которой, впрочем, вскоре расстался. По второй, на этом настояла мать, Руфина Васильевна, сильная и властная женщина, мечтавшая увидеть сына великим ученым…

В сентябре 67-го судьба свела Валерия со студенткой кораблестроительного института Татьяной Вологдиной, представительницей династии ученых, именами которых названы институт и корабль. Знакомство состоялось в Эрмитаже, на выставке Родена. С этого момента в жизни Валерия началась новая глава, завершившаяся вторым браком, рождением сына Максима и переездом в Москву.

— Помимо необыкновенной целеустремленности и невероятного трудолюбия Валерия отличал огромный талант, который проявлялся во всем, за что бы он ни брался. Когда, к примеру, увлекся шахматами, добился того, что сам Михаил Таль предрекал ему (при соответствующей работе, конечно) гроссмейстерское будущее. Он прекрасно знал литературу, увлекался Пушкиным, знал наизусть практически все его поэмы, роман «Евгений Онегин», рассказывал на память нашему сыну сказки Александра Сергеевича. Впрочем, он и Лермонтова любил. Я помню, как в день своего 37-летия поразил гостей тем, что процитировал наизусть всю поэму «Мцыри»…

Гуманитарные пристрастия, любовь к литературе, классической и джазовой музыке, живописи, скульптуре не мешали ему большую часть послеспортивной жизни посвятить техническим и фундаментальным наукам. Он, например, не пропускал ни одной лекции о топологии, которые читал в Политехническом музее его хороший друг, профессор с мировым именем Александр Архангельский. И не просто посещал, но и прекрасно разбирался в предмете, а ведь топология — довольно сложная область математики.

А какой груз общественной работы тащил на своих плечах! Был членом ЦК ВЛКСМ, обществ советско-французской, советско-итальянской, советско-чилийской и еще бог знает какой дружбы. Часто выезжал за границу — пропагандировал олимпийское движение (благо прекрасно владел английским), ездил с лекциями по Союзу. Мало кто знает, что Валера больше полугода возглавлял Национальный олимпийский комитет СССР. Потом, по рекомендации двукратного финалиста Олимпийских игр Алексея Киселева, возглавил кафедру физвоспитания МВТУ, где едва ли не с первого дня стал претворять в жизнь собственную идею строительства студенческого спортивного комплекса. Искал средства на его сооружение, добывал стройматериалы с помощью своеобразного бартера: например, достаточно было одного его выступления перед рабочими Череповецкого металлургического завода, чтобы получить оттуда сталь. Он буквально жил этим комплексом и параллельно… писал докторскую диссертацию.

Хоть и не слабым был человеком, но все равно такая физическая и психологическая нагрузка не прошла для него даром. В последнее время ужасно уставал. Мне кажется, что в тот роковой день 15 февраля 1975 года с ним случился микроинсульт, спазм сосудов головного мозга. На этом потом, кстати, настаивали и врачи… 

— Я сидел в кабинете на кафедре, когда услышал крики: «Попенченко упал!» Как упал? Куда упал? Может быть, просто ногу подвернул? Когда понял, что произошло, побежал к месту трагедии. Там уже институтские дружинники все оцепили, никого не пускают. Я показал удостоверение, объяснил, что работаю на кафедре, — пропустили. Около тела Попенченко хлопотал наш врач. Но его помощь была уже не нужна. Падая, Валерий ударился затылком об угол стоящего внизу массивного рабочего стола и умер мгновенно. Его шейные позвонки и основание черепа оказались полностью раздробленными. Перед глазами до сих пор жуткая картина: медленно уходящая в глубь черепа ладонь врача, попытавшегося приподнять голову Валерия…

Медики утверждают, что когда человек, находящийся в сознании, падает с большой высоты, он обязательно кричит. Инстинктивно. А Попенченко, как потом рассказала оказавшаяся недалеко от места падения заведующая библиотекой, не проронил ни слова. В этой связи не исключаю, что на лестничной площадке он на несколько секунд потерял сознание (что, насколько я знаю, случается с некоторыми бывшими боксерами), повалился на перила, а те, к несчастью, оказались слишком низкими…

Он был совершенно непредсказуемым человеком. От него всего можно было ожидать, тем более в нетрезвом виде. А в день смерти, как показала экспертиза, у него была последняя стадия опьянения. Это неправда, что при падении с высоты люди обязательно кричат: самоубийцы часто делают это молча. Если бы Валерия, допустим, сбросили или он сам бы по неосторожности сорвался вниз, наверняка, отклонился бы от места падения. А тут траектория его полета оказалась абсолютно вертикальной… 

В то же время я признаю, что никакой логической основы под собой моя версия о самоубийстве не имеет. У Попенченко не было оснований прибегать к суициду хотя бы потому, что на пороге была докторская диссертация. Уже, насколько я знаю, был даже оговорен день защиты. Мне рассказывали, что накануне смерти или даже в день ее он весело бросил своей секретарше: «Ну все! Теперь жить будем!..» Это он какие-то деньги у ректора выбил на развитие спорта в училище. У него все было хорошо — и в семье, и на работе. После первого трудного года вживания внес живую струю в жизнь училища, расшевелил всех, заставил заниматься спортом, хотя поначалу в училище к нему отнеслись, как к свадебному генералу…

— Характер у него был не сахар. Однажды, подвыпивший, вышел на проезжую часть Ленинградского шоссе и, широко расставив руки, попытался остановить летящий на него поток машин: я, мол, Попенченко, и мне все подвластно! Едва успел выхватить его из-под колес. Не терпел, когда его не узнавали: как-то после «мальчишника» в ресторане «Яхта» устроил драку с милиционерами, не пустившими его в метро. В итоге ночь провел в кутузке…

Что касается его гибели, я согласен с официальной версией. Думаю, что это действительно был несчастный случай, поскольку о самоубийстве он не думал. В тот трагический день мы должны были с ним встретиться в 16.00 и пойти куда-нибудь расслабиться. Но он, к сожалению, сделал это раньше, не покидая стен училища: по данным милиции, содержание алкоголя у него в крови оказалось очень высоким. Кстати, потом, когда стали выяснять, с кем он пил, на экспертизу водили и меня…

В том состоянии, в котором был, по мнению экспертов, Валерий, он вполне мог сорваться вниз, ведь перила в месте падения были ему по пояс (только через год, когда там же упал кто-то из студентов, их нарастили и установили в проеме металлическую сетку), к тому же за несколько минут до случившегося на площадке сделали мокрую уборку…

Попенченко похоронили на Введенском, или, как его еще называют, Немецком кладбище. Таких проводов Москва не видела давно. Проститься с великим боксером во Дворец спорта «Крылья Советов» (что у метро «Белорусская») пришли тысячи его поклонников. В 20-градусный мороз гроб несли на руках.

Родился 26 августа 1937 года в Москве. Один из сильнейших мастеров в истории советского бокса. Заслуженный мастер спорта. «Динамо». Первый тренер — Ю. Матулевич, с 1955 — Г. Кусикьянц. Олимпийский чемпион 1964 года во втором среднем весе. Обладатель Кубка Вэлла Баркера как лучший боксер олимпийского турнира-64. Чемпион Европы–1963, 1965 во втором среднем весе. Чемпион СССР 1959, 1961—1965. Провел 228 боев, в 215 одержал победу. Награжден орденом Трудового Красного Знамени. Кандидат технических наук. С 1970 по 1975 заведовал кафедрой физического воспитания МВТУ им. Баумана.

«В боксе бывает, что в неказистых и вроде бы неправильных движениях бойца кроется яркая индивидуальность. Пример — Валерий Попенченко. Этот самородок всегда поражал соперников своей неудобностью, а судей — способностью неумолимо в любых ситуациях копить преимущество».

Маргарита Смородинская"Их знали миллионы"

Сэр Вальтер Скотт считается основоположником жанра исторического романа. Успех его произведений объясняется уникальным языком, яркими, живыми описаниями и легкостью стиля. Именно в романах с наибольшей полнотой проявился литературный гений писателя. Даже семейно-бытовые конфликты он связал с судьбами нации и государства, с развитием общественной жизни. Творчество Скотта оказало огромное влияние на европейскую и американскую литературы.

Легендарный американский боксер Джейк Ламотта, о жизни которого снят фильм Мартина Скорсезе "Бешеный бык" с Робертом Де Ниро в главной роли. Об этом сообщает Hollywood Reporter.

Григорий Михайлович Поженян родился 20 сентября 1922 года в Харькове. После окончания средней школы ушел служить на Черноморский флот. В первый день Великой Отечественной войны он уже участвовал в военных действиях в составе 1-го особого диверсионного отряда.

Абсолютный чемпион мира Мельников скончался в Кировске 19 сентября от изнуряющей тяжелой болезни. На момент смерти спортсмену было 74 года.

Российский писатель Олег Стрижак скончался в Санкт-Петербурге. Об этом во вторник, 19 сентября, интернет-газете «Фонтанка» сообщила сестра автора, телеведущая Ника Стрижак.

Вера Николаевна Пашенная родилась в Москве 19 сентября 1887 года в семье знаменитого актёра Николая Рощина-Инсарова. В 1907 году закончила Московское театральное училище, где ее учителем был А.П. Ленский, и стала актрисой Малого театра.

Оперный певец Зураб Соткилава скончался в Москве. Об этом сообщил генеральный директор Большого театра Владимир Урин, передает ТАСС в понедельник, 18 сентября.

Эдвин Метисон Макмиллан родился 18 сентября 1907 года в Редондо-Бич (штат Калифорния, США). В 1928 году получил степень бакалавра в Калифорнийском технологическом институте, год спустя – степень магистра. В 1932 году в университете Принстона Макмиллан был удостоен степени доктора философии.

В Саратове скончалась заслуженная артистка России Валентина Строганова. Об этом в воскресенье, 17 сентября, сообщается на сайте местного Театра юного зрителя.

По семейному преданию, род Циолковских ведет свою генеалогию от казака Северина Наливайко, который руководил антифеодальным крестьянско-казацким восстанием на Украине в 16 веке. Потомки Наливайко были сосланы в Плоцкое воеводство, где породнились с дворянской семьей и приняли их фамилию – Циолковские. Сама же фамилия произошла от названия села Целково.

Масаока Сики – великий поэт японского «серебряного» века, «последний патриарх хайку». Он прожил недолгую, но яркую жизнь. В бурные годы реформ он сумел спасти от гибели традиционные жанры японской поэзии – танка и хайку.

Георгий Павлович Менглет родился 17 сентября 1912 года в Воронеже. Увлечение театром началось еще в школьном драмкружке. Георгий играл там Чацкого, Вильгельма Телля, Осипа в «Ревизоре», профессора Кругосветлова в «Плодах просвещения». Именно учительница, организовавшая кружок, отправила его в судьбу: «Быть тебе, Жорик, актёром».

Актер скончался в больнице Лос-Анджелеса 15 сентября. Ему был 91 год. Отмечается, что Стэнтон ушел из жизни по естественным причинам.

"Он может разбить ваше сердце и заставить вас смеяться", - так определил драматический диапазон этого актера знаменитый режиссер Уильям Фридкин. Звезда мирового кино Питер Фальк больше известен российскому зрителю по телесериалу про дотошного и обаятельного лейтенанта Коломбо. Однако снялся актер за свою долгую жизнь в искусстве более чем в ста девяноста проектах, имеет солидные награды и миллионы поклонников.

Михаил Михайлович Герасимов родился 15 сентября 1907 года в Петербурге. Вскоре его семья переехала в Иркутск. Археологией Михаил занимался с юности. Уже в 11 лет он принимал участие в археологических раскопках и также рано увлекся работами по палеонтологии. В особенности его занимали опыты Кювье по восстановлению облика ископаемых животных.

Павел Николаевич Яблочков родился 14 сентября 1847 года в селе Жадовка Саратовской губернии, в дворянской семье. Он с детства любил конструировать – придумал угломерный прибор для землемерных работ, устройство для отсчёта пути, пройденного телегой.

Авиаконструктор Николай Камов считается основоположником создания в Советском Союзе вертолетов соосной схемы (с двумя несущими винтами, которые вращаются в противоположные стороны вокруг общей оси).

В США на 79-м году жизни скончался актер Фрэнк Винсент, наиболее известный по роли главы мафиозного клана Фила Леотардо в сериале «Клан Сопрано». Об этом в среду, 13 сентября, сообщает TMZ.

Роль Александра Казанцева в истории отечественной фантастики многократно подвергалась крайне резким оценкам, однако его ранние книги стали заметными вехами в развитии и становлении русской научной фантастики.

Уолтер Гибсон родился 12 сентября 1897 года в Филадельфии (штат Пенсильвания, США). В 1920-х годах он работал репортером в газете «Philadelphia Ledger», был редактором журналов «Tales of Magic and Mystery» и «True Strange Stories». В эти годы он написал и опубликовал несколько рассказов, а также ряд книг о Гарри Гудини и других иллюзионистах.

Ирен Жолио-Кюри родилась 12 сентября 1897 года в Париже. В ранние годы Ирен воспитывал дед по линии отца – врач Эжен Кюри, так как мать, Мария Склодовская-Кюри, открыла радий, когда Ирен был один год и не могла заниматься её воспитанием из-за интенсивной научной работы.

Атенсио родился в штате Колорадо в 1919 году. Он работал в компании Disney с 1938-го по 1984-й. Мультипликатор принимал участие в создании таких мультфильмов, как «Пиноккио» и «Фантазия».

О’Генри (Уильям Сидни Портер) родился 11 сентября 1862 года в Гринсборо (Сев. Каролина), в семье врача. Уильям рано лишился матери. В 17 лет он стал работать в местной аптеке, получив диплом фармацевта. Через три года уехал в Техас, пробовал разные профессии – работал на ранчо, служил в земельном управлении, кассиром и счетоводом в банке.

Выдающийся русский путешественник, географ, этнограф, писатель, исследователь Дальнего Востока - Владимир Арсеньев внес неоценимый вклад в такие научные дисциплины, как: география, этнография, гидрография, метеорология. Также он изучал зверей, птиц, рыб и растения Приморья.

Луиджи Гальвани родился 9 сентября 1737 года в Болонье. В 1759 году он окончил Болонский университет, в 1762 году получил степень доктора медицины. После окончания учебы преподавал медицину в Болонском университете.

Александр Неккам родился 8 сентября 1157 года в Сент-Олбансе. Юность провёл в Париже, где и получил образование. С 1180 года – профессор парижской школы «У Малого моста». Был видным энциклопедистом своего времени, обладал огромной эрудицией в разных областях знаний.

По злой иронии судьбы, 1975 год стал самым урожайным по части смертей известных спортсменов. Первым этот список открыл футболист столичного «Динамо» и сборной СССР Виктор Аничкин.

После того как от него ушла жена с маленькой дочерью, Аничкин стал жить в квартире своего отца-вдовца на Шереметьевской улице. В 74-м его дела вроде бы пошли на поправку: ему предложили тренерскую работу на стадионе «Авангард», что на шоссе Энтузиастов. Все, кто в те дни видел Аничкина, утверждают, что он выглядел хорошо: повеселевший, стильно одетый. И вдруг 5 января 1975 года Аничкин внезапно умирает. По словам В. Маслова: «До сих пор толком не знаю, что же стало причиной этой неожиданной смерти? По одной из версий, они отмечали день рождения отца — Ивана Васильевича, здорово напились, а на следующий день Витя опохмелился бутылкой пива и умер. По другой — он вроде бы повздорил с отцом, и в момент ссоры случился инфаркт… Честно говоря, спросить, что называется, по горячим следам было не у кого, поскольку на похоронах я не был — улетел в Швецию на чемпионат мира по хоккею с мячом…»

Вспоминает Э. Мудрик: «Вокруг Витиной смерти ходило много разговоров, но я уверен, что он скончался от сердечного приступа. Мы с Игорем Численко ездили в морг после того, как это случилось: лицо у Виктора было синюшным — верный признак того, что причиной смерти стал обширный инфаркт. В тот момент, кстати, сразу вспомнилось, что еще во времена игр за «Динамо» он частенько говорил, что у него побаливает сердце…»

Аничкина похоронили в 40 километрах от Москвы, в Солнечногорском районе, где у его родителей была дача. Свой последний приют футболист нашел на скромном деревенском кладбище, где была похоронена его мама, тоже очень рано ушедшая из жизни.

Спустя месяц после смерти Аничкина из жизни ушел знаменитый боксер Валерий Попенченко. Имя этого спортсмена в 60–70-е годы прекрасно знали не только в нашей стране, но и за рубежом. Его карьера в спорте развивалась мощно и стремительно, восхищая и завораживая всех, кто за нею наблюдал.

В. Попенченко родился в 1937 году. Мать, Руфина Васильевна, воспитывала сына одна и всегда мечтала видеть его красивым и сильным мужчиной. Поэтому в 1949 году она привезла его в Ташкент и отдала в Суворовское училище. Там Валерий впервые и познакомился с боксом: в училище приехал капитан Юрий Матулевич и тут же открыл секцию по этому виду спорта. Этому человеку суждено будет стать первым наставником Попенченко на пути к боксерским вершинам.

Тренировки в секции бокса проводились четыре раза в неделю. Посещали их несколько десятков человек, и Валерий первое время среди них не особенно выделялся. Но от месяца к месяцу росли его успехи, и вот он уже числится в числе самых одаренных учеников Матулевича. На городских соревнованиях он завоевывает свои первые боксерские награды.

Стоит отметить, что эти соревнования были очень любимы курсантами-боксерами, так как хоть изредка, но позволяли им покинуть стены училища. Поэтому, как только их выпускали за ворота, они тут же мчались в город и часами слонялись по его улицам. И хотя тогдашний Ташкент не чета нынешнему, но и в нем курсантам-мальчишкам было не скучно. Они ездили на окраину города в Ходру, где был стадион «Спартак», вдоль и поперек прошерстили улицы Аксалинскую, Навои и Коммунистическую (на последней находился зал «Динамо»), изучили все закоулки парка имени Горького.

В 1955 году Попенченко с отличием окончил Суворовское училище: в аттестате одни пятерки, на руках золотая медаль. Тем же летом его включили в состав юношеской сборной Узбекистана, и в августе он отправился на первенство Союза в Грозный.

Предварительные бои Валерий выиграл у своих противников сравнительно легко и вышел в финал. Там ему противостоял чемпион предыдущего года — боксер из Москвы Ковригин. Их бой поразил многих.

Первый раунд прошел довольно спокойно, соперники как бы приглядывались друг к другу. Во втором Ковригин мощно пошел вперед и уже на первой минуте нанес Попенченко сильный удар в голову. Валерий упал, но тут же сумел подняться. Зал ликует, целиком и полностью поддерживая чемпиона. Вдохновленный этим, Ковригин вновь начинает атаку и наносит противнику новый удар: апперкот в солнечное сплетение. Попенченко вновь оказывается на помосте. Судья начинает отсчет: один, два, три, четыре… И тут звенит гонг. Второй раунд окончен.

Когда начался третий раунд, наверное, ни у кого в зале не было сомнений в том, что Ковригин окончательно забьет «салагу из Ташкента». И действительно, чемпион пошел вперед, нанес целую серию ударов и в какой-то из моментов, видимо, уверовав в свою победу, раскрылся. И Попенченко своего шанса не упустил. Увидев брешь в обороне противника, он нанес свой коронный, отшлифованный в училище, удар под названием «кросс». Ковригин рухнул на помост и продолжать бой дальше не смог. Золотая медаль чемпиона досталась Валерию Попенченко.

Так получилось, что тот бой стал последним поединком тандема Матулевич — Попенченко. В том же году судьба их развела: Матулевич вернулся в Ташкент, а Валерий отправился в Ленинград, где его приняли в Высшее пограничное училище.

На новом месте тоже существовала секция бокса, однако Попенченко ее практически не посещал: ему не понравился тренер секции. Однако осенью того же года тот все-таки уговорил его выступить за училище на соревнованиях, и Попенченко согласился. И потерпел свое первое поражение. Его нокаутировал москвич Соснин. После этого Валерий сник и больше в секцию не приходил. Тогда ему впервые показалось, что с боксом он расстался навсегда. Но жизнь рассудила по-своему.

Однажды на стадионе «Динамо» он познакомился с тренером Григорием Кусикьянцем, который предложил ему возобновить тренировки. Так началось их содружество.

Первый выход Попенченко на ринг с новым наставником произошел буквально через несколько недель после их знакомства. Кусикьянц еще совершенно не знал способностей своего ученика, но решил выпустить его на ринг, чтобы в деле посмотреть, на что тот способен. Это были соревнования Ленинградской спартакиады. До финала Валерий дошел легко, но в заключительном поединке встретился с опытным противником, чемпионом страны Назаренко, и проиграл ему по очкам. Это было второе поражение в боксерской карьере В. Попенченко.

В течение следующих трех лет спортивное содружество Кусикьянца и Попенченко активно продолжалось. И хотя Валерию много времени приходилось отдавать учебе, о боксе он тоже не забывал. В результате в 1959 году он блестяще выиграл звание чемпиона СССР. После этого встал вопрос о его включении в состав сборной страны, которая должна была отправиться на чемпионат Европы в Швейцарию. Но в отборочных встречах Попенченко потерпел поражение: он уступил олимпийскому чемпиону Геннадию Шаткову. (Отмечу, что Шатков на том чемпионате взял «золото».)

Прошло еще два года, прежде чем боксер попал в состав сборной СССР. За это время он успел дважды стать чемпионом страны, однако большинство специалистов бокса старались его не замечать, считая его победы случайными. Манеру боя Попенченко они называли неуклюжей и корявой. И только на чемпионате Европы в 1963 году, который проходил в Москве, Валерий сумел заставить этих людей заговорить о себе по-другому.

В первом же бою он буквально «размазал» опытного итальянца, во втором переиграл югослава, на счету которого было уже 400 поединков. И, наконец, в финале он нокаутировал румынского боксера Иона Моню. Так Попенченко впервые стал чемпионом Европы.

Избранницей Попенченко стала студентка кораблестроительного института Татьяна Вологдина. Они познакомились совершенно случайно в Эрмитаже. Валерий пришел туда с другом, Татьяна с подругой. Именно благодаря последней и произошло их знакомство. Как оказалось, она знала приятеля, с которым Попенченко пришел в музей, и когда в коридорной сутолоке они столкнулись нос к носу, завязалась беседа. Татьяне показалось знакомым лицо парня, только она никак не могла вспомнить, где же она его видела. Дело в том, что спортивные передачи, транслируемые по телевидению, она смотрела крайне редко, но именно в одной из них она и увидела это лицо, но потом забыла. Ситуация прояснилась только после того, как он сам назвал свое имя и фамилию: Валерий Попенченко.