георгий вицин причина смерти

Народный артист СССР, актёр Георгий Вицин известен, наверное, каждому российскому кинозрителю. Его самым популярным образом на экране стал Трус из четырёх комедий Леонида Гайдая, начиная с фильма «Пёс

Вас заинтересует:

валерий харламов 1971 племянник причина смерти

27 августа 1981 года. Серое дождливое утро. «Волга» Валерия Харламова выехала с дачной Покровки в Москву. «ЗИЛ» Виктора Крылова – с пригородного Пушкино в Ленинград. В 9 часов на 74-м километре Ленинградского шоссе они…

Виктор Петрович Крылов с журналистами ни разу в жизни не встречался. Но моему визиту нисколько не удивился. Тут же предложил пройти на кухню, подвинул табуретку. Держался просто и ничем не выдал волнения.

– С утра дождь прошел. Где-то около девяти часов я ехал на своем ЗИЛе в районе Солнечногорска по Ленинградскому шоссе. Перегонял новый автомобиль из Пушкина в Ленинград, в Сельхозтехнику. Скорость у меня маленькая была, я всегда осторожно езжу, а тут еще новый асфальт. Он же скользкий, словно жирком смазанный. Но дорога была свободная, движения мало.

И вдруг навстречу по моей полосе летит «Волга». Она пыталась уйти от удара, поэтому ее развернуло боком. Вот этим боком она в мой бампер и ударилась. Ее еще раз развернуло и выкинуло на обочину. Мне потом милиционер говорил, что у них спидометр заклинило на 110 км (в материалах уголовного дела зафиксировано, что скорость «Волги» была 60 км. – Прим. ред.). Меня тоже потащило вправо, и я съехал в кювет. Капот у ЗИЛа встал дыбом, передние колеса заклинило. Тут сразу милиция. Она ехала вслед за Харламовыми, будто специально…

– Я чуть оправился от шока и стал помогать старшему лейтенанту вынимать людей из легковушки. За рулем была женщина. Когда ее достали, она еще раза два вздохнула и умерла. А двоих мужчин вытащили уже мертвыми. На лицах у них не было ни царапинки. Кто-то узнал в погибшем мужчине Валерия Харламова. Сейчас уж не помню, но вроде через некоторое время появился на месте катастрофы нападающий ЦСКА. Фирсов, кажется… Сам-то я хоккей не очень смотрел. На живой игре вообще не бывал, а по телику за армейцев иногда побаливал. На Харламова особого внимания не обращал, а вот Фирсова уважал.

Потом приехал генерал-майор, начальник областного ГАИ. Он отвел меня в сторону и так долго оценивающе смотрел мне в глаза: прикидывал, не пьян ли я. Затем похлопал по плечу: «Ничего, не волнуйтесь!». Мою машину уволокли на пост ГАИ, а меня на попутке сначала в больницу на освидетельствование, а потом домой, в Мамонтовку. Я на месте катастрофы минут сорок провел.

– Он домой уж затемно добрался, – Нина Федоровна, супруга Виктора Петровича, до этого молча слушала рассказ. Но чувствуется, что за мужа она, если что, горой. – Его месяц до работы не допускали. Таскали по кабинетам. У меня есть две вырезки из газет о той истории. В одной – все правда, а в другой написано, что хоккеисты возмущались, что Виктора не осудили. Но я знаю, что отец Валерия Харламова его простил. Он говорил: «Это не Крылов наехал на моего сына, а сын наехал на него».

Да и чего его винить-то, милицейский разбор ведь признал, что он ни в чем не виноват. Я тогда много чего наслушалась от всех, но мужу не говорила. Он и так весь почернел от переживаний. А Харламова-то я очень любила. Я хоккей все время раньше смотрела. Валера играл словно сверчок какой, везде успел.

В 1981-м Валерию Харламову уже было 33. В этом возрасте и в нынешние-то времена непросто зацепиться за место в основном составе, а в советской сборной, где от звезд в глазах рябило, избежать шепотка-приговора: «Ветеран, ветеран…» – было очень сложно. Валерий понимал это, поэтому предстоящий Кубок Канады мог стать для него лебединой песней. Тем более что к тому времени уже повесили коньки на гвоздь его легендарные партнеры Борис Михайлов и Владимир Петров.

– Валера тренировался неистово, – вспоминает Вячеслав Фетисов. – Он набрал прекрасную форму, и чувствовалось, что он ждал турнира такого ранга, чтобы уйти красиво. Мы уже паковали чемоданы, как вдруг Виктор Тихонов вызвал Харламова. Через полчаса Валера вышел из тренерской сам не свой. Ничего не объясняя, он пожал ребятам руки, что-то промямлил про необходимость победы, развернулся и уехал. Как потом выяснилось, Тихонов «отцепил» его за нарушение режима. Я не знаю, каким было это нарушение.

Многие в те времена обозлились на Виктора Васильевича. Оставь он тогда Харламова в сборной – и 27 августа тот оказался бы в Канаде, а не на 74-м километре Ленинградского шоссе. Как говорится, знал бы, где упасть…

Тихонова понять можно: надо было брать Кубок Канады, и спрос за результат был только с него. А уж какими силами – тоже решать только ему. Вот он так и решил. И предъявлять ему претензии – это все равно что ругать дождь, который некстати пошел в то утро.

Как бы там ни было, Харламов, конечно, почувствовал себя обиженным (может быть, даже униженным) – ведь в последний момент дали от ворот поворот, как пацану, на глазах у всех. Сборная улетела за океан, а Харламов остался в Москве.

26 августа жена Валерия Ирина с шестилетним Сашей возвращались с юга, и он поехал встречать их в аэропорт. Поскольку теща, Нина Васильевна Смирнова, с маленькой Бегонитой жила на даче в деревне Покровка, что под Клином, в тот вечер вся семья собралась там же.

– Ирина сразу отозвала меня в сторонку и предупредила, чтобы я ни слова не проронила про сборную, – вспоминает Нина Васильевна. – Видно было, что Валера и так очень переживал. Ира слегка простудилась на юге, поэтому спать легли рано. Никакой выпивки, ничего такого не было. Ира привезла хорошее вино, но Валера сказал, что выпьем в мое пятидесятилетие. В то время у нас на даче еще были родственники, поэтому мы разместились в одной комнате. Но Валера лег не сразу. Потолкался по даче, а потом пристроился к Саше на кровать. Я хотела взять ребенка к себе, но он отказал. Я чутко сплю, поэтому видела, как он несколько раз вставал. Не курил, просто посидит-посидит – да и снова ляжет. Уснуть не мог.

Утром встали рано. Позавтракали. Ира с Валерой засобирались в Москву. Ира говорит: «Валера, ты не выспался, давай я поведу машину». Тут уж я, зная, что у нее нет прав, запротестовала: «Не давай ей руль, она и так без тебя два раза одна на дачу приезжала. Да и погода сегодня дождливая».

Валера согласился со мной, тем более что надо было еще крюк сделать – племянника Сережу, который недавно вернулся из армии, завезти. Короче говоря, Валера сел за руль – и они уехали. Я вскоре пошла в магазин за свежим хлебом. Со мной еще сестра была со своим внуком. Идем по улице, как вдруг подъезжает милицейская машина, и у нас спрашивают, где тут дача Харламова. Я поняла: что-то случилось.

Уж никто не узнает, почему, едва отъехав от дачи, Валера уступил руль жене. Видимо, это случилось сразу, как только деревня скрылась за поворотом. А трагедия случилась в четырех километрах от Покровки.

«Столкновение произошло при нормальной видимости на участке шоссе, проезжая часть которого мокрая, асфальтированная, горизонтального профиля. При выезде автомобиля «ГАЗ-24» с полосы старого асфальтобетона (черного щебня) и наезде на выступающую на 7 см кромку свежеуложенного асфальтобетона наступил занос автомобиля, после чего он выехал на полосу встречного движения».

Одно колесо «Волги» оказалось на новом, высоко выступающем асфальте, а другое – на старом. Спецы говорят, что на новом асфальте первое время всегда выступает небольшая масляная пленка. А тут еще изморозь. Вот «Волгу» и понесло. А навстречу ехал «ЗИЛ» из Пушкина.

– Сборная очень долго добиралась до Виннипега, где проходил Кубок Канады, – вспоминает Вячеслав Фетисов. – Утром мы включили телевизоры, а там Валеркины портреты. Но тогда никто из нас английского толком не знал, и мы не сообразили что к чему. Уже потом, когда вышли на улицу и к нам стали подходить незнакомые люди и что-то скорбное говорить о Харламове, мы поняли, что случилась беда.

Вечером пришел наш хоккейный начальник Валентин Сыч и сказал, что Харламов погиб. Шок был – словами не передать. Потом все собрались и решили бросить этот турнир ко всем чертям и ехать на похороны. Но Сыч оказался хорошим психологом. Он дал нам остыть и уговорил остаться и во что бы то ни стало выиграть турнир в память о Харламове. Так мы и сделали.

На месте той катастрофы уже несколько лет стоит памятник. На небольшом постаменте хоккейная шайба из гранита и клюшка из металла. На шайбе написано: «Валерий Харламов. Здесь погасла звезда русского хоккея». Кто-то на постамент положил еще и обычную шайбу и старую, видавшую виды клюшку, перемотанную еще с советских времен изолентой. А сверху цветы…

Дорога на 74-м километре нынче на загляденье, асфальт отменный, ни выбоинки. Но по обе стороны от памятника чуть в стороне венки на деревьях. Не только для Харламовых это место стало роковым…

– Я на том проклятом месте много раз был. Я же потом продолжал машины гонять по Ленинградке. Остановлюсь, подойду к памятнику, постою… Но не знаю, в чем мне себя укорять. Видно, так Богу было угодно.

Заслуженный мастер спорта. В 1967–1981 гг. играл за ЦСКА. 11-кратный чемпион СССР. Пятикратный обладатель Кубка СССР. В первенствах страны провел 438 матчей, забросил 293 шайбы.

Олимпийский чемпион 1972 и 1976 гг. Восьмикратный чемпион мира. На Олимпийский играх и первенствах мира сыграл 123 матча, забросил 89 шайб.

Легендарный российский хоккеист Валерий Харламов выглядел на льду между здоровенными противниками из Канады или скандинавских стран почти мальчиком (у него был рост 1, 73 м.) и при этом обладал умом и склонностью к анализу матёрого тренера. Он умел видеть игровое поле на несколько ходов вперёд и мгновенно рассчитывать тактику своих действий. Мастерство этого спортсмена сделало его членом Зала Хоккейной славы НХЛ и одним из самых ярких игроков для многих поколений. Причиной смерти Валерия Харламова стало дорожно-транспортное происшествие.

Он родился в 1948 году и его мать была уроженкой Страны басков, привезённой в Россию с другими испанскими детьми в годы фашистской диктатуры Франко. Лишь спустя три месяца после рождения сына, Кармен Риве-Абад смогла получить советский паспорт и зарегистрироваться с мужем Борисом Харламовым. Позже у них родилась ещё  дочь – Татьяна. Валерий с детства играл в хоккей, подражая отцу и делал заметные успехи. Он прекратил тренировки при переезде в Испанию, но семья жила там недолго. Вернувшись в Москву, юноша сразу же записался в хоккейную школу ЦСКА.

Валерий недолго ходил в неизвестных новичках. Уже в 1968 году тренер стал вводить его в основной состав команды. Тогда в ЦСКА образовалась талантливая тройка Петров-Михайлов-Харламов, показывающая класс высочайшей игры во всех будущих матчах команды, а затем –в составе сборной СССР. Благодаря Харламову была получена первая в его жизни командная золотая медаль на чемпионате мира в Швеции. С годами у заслуженного мастера спорта Валерия Харламова скопятся награды 11 чемпионатов мира и 3-х олимпиад. Ни на одной из этих игр его команда не опустилась ниже призового места, а комплектов золотых наград набралось десяток и 2 из них – олимпийские. 

Надежды 33-летнего Валерия на участие в матче советской сборной с канадскими хоккеистами в августе 1981 года не оправдались: его не взяли на игры. Никто не знает, какими аргументами тренер Виктор Тихонов объяснил игроку своё решение. Расстроенный и усталый, Валерий возвращался в Москву с дачи, с женой и родственником. За рулём их Волги  сидела неопытная в вождении Ирина. На том участке дороги, где недавно постелили новый асфальт, она не сумела справиться с управлением в скользкую дождливую погоду. Автомобиль резко занесло и ударило боком о встречный грузовик, наполненный тяжёлым оборудованием.

Скоро легендарному советскому хоккеисту, двукратному олимпийскому и восьмикратному чемпиону мира Валерию Харламову исполнилось бы 65 лет. Эту дату спортивный мир будет отмечать широко, на торжественную церемонию, конечно, пригласят детей великого нападающего – Александра и Бегониту Харламовых. Как сложилась их судьба, кто помогал осиротевшим в раннем детстве малышам и кто взялся за их воспитание, нашему репортеру рассказал сын известного спортсмена.

На встречу Александр Валерьевич согласился сразу, правда, предупредил, что детских воспоминаний, связанных с родителями, у него немного. Ведь судьба подарила ему всего лишь пять счастливых лет с мамой и папой. Голос Александра в телефонной трубке кажется спокойным, но ему и сегодня, 32 года спустя, трудно вспоминать о трагедии, перевернувшей всю его жизнь.

Мы уговорились с Александром Валерьевичем встретиться в кафе. Как только он вошел – я узнала его: атлетическая фигура, уверенный шаг, так умеют ходить только спортсмены. Он улыбнулся и стал еще больше похож на отца – Валерия Харламова.

– Сейчас часто проводятся благотворительные игры команд ветеранов. Например, летом была серия традиционных игр, где играют известные хоккеисты Ковальчук, Малкин, в этом году Морозов. Из звезд эстрады самый яркий поклонник хоккея – Бутман. В перерывах Игорь даже играет на саксофоне. А также выступают и политики – Шойгу, Кудрин, Дворкович. Мы все спокойно общаемся в раздевалке – на льду все равны. Сначала я думал, что Алексей Кудрин – закрытый человек, а поближе пообщались, и я увидел, что он веселый и очень замечательный. Мы уже не первый раз играли, так что даже сдружились.

Отец тоже дружил с артистами, певцами, вот, например, Иосифа Давыдовича Кобзона я знаю всю сознательную жизнь. Иногда мы созваниваемся, встречаемся. Недавно я поздравил его с юбилеем: договорились, встретились в его офисе, поговорили. Бабушка рассказывала, что, когда родители погибли, было очень много организационных проблем. 80-е годы – время дефицита, и Иосиф Давыдович помог установить памятник папе и маме. Теперь своеобразный памятник отцу есть и в Торонто.

В мае 2005 года мне вручили клубный пиджак члена Зала славы, потому что моего папу, Валерия Харламова, ввели в Зал славы Национальной хоккейной лиги. Такой чести удостоились только шесть русских. Церемония введения в Зал славы проходит три дня и напоминает премию вручения «Оскара», я и муж Бегониты Дмитрий были во фраках, моя жена Виктория и Бегонита – в вечерних платьях. Торжественно и красиво. На стенд, посвященный отцу, мы отдали несколько папиных личных вещей – его майку, перчатки, шлем, фотографии.

Александр Валерьевич, знаменитый Харламов – кумир миллионов и сегодня, его знают и помнят как великого хоккеиста. А каким он был человеком, отцом?

– Папа, как и все спортсмены, больше времени проводил на сборах: нужно было много тренироваться, совершенствоваться, поддерживать форму. На базе у них был строгий режим, специальное питание. Спорт, особенно такой, как хоккей, требует много сил, упорства, времени. А когда папа на выходные приезжал домой, для семьи был праздник! Мы с Бегонитой выбегали в коридор встречать его, он подбрасывал меня к потолку, сестренку брал на руки.

Папа воспитывал нас по-разному. Меня – как будущего мужчину. К Бегоните же относился нежнее, она же девочка. Кстати, имя сестренке папа выбрал сам. Когда я родился, имя мне дала бабушка. А отец сказал, что девочку назовет сам. Знаете, цветок есть такой – бегония? Вот он и выбрал для дочки такое необычное испанское имя, ведь его бабушка из Испании, ее привезли сюда в 1937-м, так она тут и встретила деда.

Вообще про отца мало что помню, маленький был. Это на льду он был звездой и гордостью советского хоккея, а в жизни был обычным – очень веселым. Из детства больше помнится летний отдых. У папы в июле был отпуск, мы все вместе выезжали на дачу. А в выходные ходили на прогулку. Часто гуляли на ВДНХ, благо жили недалеко, на станции метро «Щербаковская», которая сейчас называется «Алексеевская». А еще мы вместе с мамой ездили на папины домашние игры, потому что после матча, пока хоккеисты вновь не уехали на базу, была одна из немногих возможностей подойти к отцу, пообщаться. Так что мы не пропускали игры, которые проходили в Москве. Потом папа уезжал на работу, а мы с мамой, бабушкой и сестренкой ехали домой. И так до следующей игры.

Все международные игры мы смотрели по телевизору. Правда, отец часто звонил маме (мобильных тогда не было, но на базе был стационарный телефон), и родители подолгу разговаривали, папа был в курсе всех домашних событий. Дома всегда была папина форма, коньки, клюшки, что вызывало у меня особенный интерес, и в три года у меня появились первые коньки.

Хоккей полюбила и моя сестренка, мы с Бегонитой устраивали дома свои домашние соревнования – с шайбой, клюшками, все как положено. Жили на проспекте Мира, и во дворе у нас была хоккейная коробка, там постоянно крутились мальчишки, гоняли в хоккей. И вот однажды к отцу приехали друзья по команде, и знаменитые на весь мир спортсмены вышли поиграть во двор. Что тут началось!

Собралась огромная толпа людей, взрослые и дети бежали домой за коньками, ведь шанс погонять шайбу с такими легендарными хоккеистами, как Харламов и Крутов, выпадает не каждому! У отца никогда не было звездной болезни, он всегда общался на равных. Например, летом в субботу и воскресенье обычные мужики играли в футбол, отец тоже собирался и шел на поле.

Многие наши соседи и сегодня вспоминают отца добрыми словами. Когда он был дома, к нам всегда приходило много людей. Отец очень любил сам готовить, прекрасно готовил мясо, часто угощал гостей. В нашем доме были не только известные спортсмены, но и популярные артисты – Кобзон, Винокур, Лещенко. С ними отец знакомился, когда были международные игры и звезды советской эстрады поддерживали сборную команду.

Сейчас такая практика тоже существует, вместе с олимпийцами едет группа поддержки, которая представляет «Русский дом». Думаю, и сейчас спортсмены и артисты там знакомятся и крепко дружат. Вот и папа дружил с Иосифом Давыдовичем, Львом Валериановичем. Даже вместе иногда ездили отдыхать куда-нибудь на юг. В нашем доме всегда было весело и шумно, папа и мама любили принимать гостей…

Беда пришла в дом в четверг 27 августа 1981 года. Потом станет известно, что авария, которая унесла жизни трех человек, случилась в семь часов утра на 74-м км Ленинградского шоссе. Харламовы возвращались с дачи, за рулем «Волги» сидела Ирина, жена Валерия. На скользкой от дождя дороге машину вынесло на встречную полосу, автомобиль врезался в грузовик и скатился в кювет. Ирина, Валерий и двоюродный брат Ирины Сергей Иванов погибли на месте. Говорят, за день до аварии на этом участке меняли асфальт. Там, где заканчивалось новое покрытие, образовался выступ высотой пять сантиметров, который и стал причиной трагедии.

Но никакие победы уже не могли вернуть родителей малолетним детям Харламовых. Малыши и не понимали, что осиротели…

– На тот момент мне было пять лет, Бегоните три. Когда родители погибли, нас стала воспитывать бабушка – мамина мама, Нина Васильевна Смирнова, ей помогали ее сестры. И конечно, вся команда ЦСКА проявила участие, но из-за плотного графика игр спортсмены, разумеется, не могли заниматься нашим воспитанием.

Иногда приезжали в гости Алексей Касатонов, Вячеслав Фетисов, Владимир Крутов. Они помогали и финансово, из поездок привозили вещи, в то время трудно было с детской одеждой. А весь груз ответственности лег на плечи бабушек. А потом случилась еще одна трагедия – через пять лет после смерти наших родителей умерла и наша любимая бабушка, мама отца. Она не смогла пережить потерю сына, и мы будто во второй раз осиротели. А Нина Васильевна и сейчас живет с Бегонитой, и я всем сердцем желаю ей здоровья. Они по-прежнему в той же квартире, где прошло наше с сестренкой детство, где жила когда-то, в том счастливом далеко, наша дружная семья.

– Сначала в детско-юношеской спортивной школе ЦСКА, потом меня пригласили играть в Америку. Поехал, прожил там около шести лет, играл в НХЛ в составе «Вашингтон Кэпитэлз». Но как кончился контракт, не стал его продлевать, вернулся домой. Был игроком столичного «Динамо», ЦСКА, а также новокузнецкого «Металлурга». Потом попробовал себя в должности генерального менеджера хоккейного клуба «Ветра» в Вильнюсе. Был и тренером клуба «Витязь» в Чехове. А два года назад стал председателем исполкома профсоюза хоккеистов и тренеров.

Бегонита с детства была болезненным ребенком, поэтому с фигурным катанием не сложилось. И бабушка отвела ее на художественную гимнастику, где сестренка дошла до мастера спорта, выступала на небольших соревнованиях. После школы она поступила в спортивный институт и выучилась на тренера. Когда я был в Америке, сестренка ко мне приезжала на каникулы. Мы скучали, и я хотел видеть, что с Бегонитой все в порядке. Один раз у меня гостила и бабушка. Кстати, сестренка не просто сидела дома, а даже какое-то время училась в языковой школе.

– Бегонита у нас красивая, светлая, в маму, она всегда пользовалась успехом. И в один прекрасный день вышла замуж за Дмитрия, родила двух прекрасных девочек – Дарью и Анну. И всю себя посвятила семье. Я очень люблю приходить в их гостеприимный дом и, конечно, с удовольствием общаюсь со своими племянницами. Их я очень люблю.

Мне тоже повезло, я успел встретить свою будущую жену еще в юности. С Викой мы были знакомы давно, но плотно не общались. У нас есть общая знакомая, на праздновании дня рождения которой мы встречались каждое лето. Так было на протяжении нескольких лет, а потом как-то случилось, что мы с Викой заметили друг друга. И так потихоньку, полегоньку дошли до свадьбы. Мне было 22, невесте 19 лет. А через год у нас родился сын, над именем которого даже не задумывались, назвали в честь отца – Валерием. Ему сейчас 14 лет, в профессиональный хоккей он не играет, но ходит в спортзал, занимается плаванием, а также в этом году заканчивает в музыкальную школу по классу гитары.

Кстати, мой папа тоже очень любил музыку, только не играл, а слушал. Из каждой поездки он привозил виниловые пластинки, и его большая коллекция до сих пор в полной сохранности. Отец слушал любимые мелодии и дома, и в машине. Сам он не играл, но хотел, просто времени не было на обучение. Ведь всю свою жизнь папа посвятил хоккею.

«На памятник нет времени» - Ярославль вспоминает погибших хоккеистов «Локомотива»
Алексей Калюжный: «Локомотив» воспрянет через два года

За день до трагедии Ирина Харламова с шестилетним сыном Сашей возвращалась с юга, и Валерий поехал встречать их в аэропорт. Теща Нина Васильевна жила с маленькой внучкой Бегонитой на даче в деревне Покровка, что под Клином, в тот вечер вся семья собралась там же... А накануне в карьере хоккеиста Харламова случился перелом. Сборная улетела на Кубок Канады, а его в последний момент «отцепили». Грубо, без церемоний. Команда уже паковала вещи перед отправкой в аэропорт, когда главный тренер Виктор Тихонов вызвал Харламова для беседы. Через полчаса Валерий вышел из тренерской сам не свой. Ничего не объясняя, он пожал коллегам руки, что-то промямлил про необходимость обязательно победить, развернулся и уехал. Конечно, тренер имел полное право решать, с кем ехать на престижнейший турнир, но никто из хоккеистов не понял, почему так нужно было все обставлять.

Понятно же было, что для 33-летнего Харламова это был бы последний турнир такого ранга, его лебединая песня. Он и готовился к нему неистово. Но увы…

— Приехав из аэропорта, дочь сразу отозвала меня в сторону и предупредила, чтобы я ни словом не обмолвилась о сборной. Было видно, что Валера и так очень сильно переживает. Ира слегка простудилась на юге, поэтому спать легли рано. Никакой выпивки, ничего не было. Ира привезла хорошее вино, но Валера сказал, чтобы сохранили его на мое пятидесятилетие. Разместились в одной комнате. Но Валера лег не сразу. Потолкался по даче, потом пристроился к Саше на кровать. Хотела взять ребенка к себе, но он отказался. Я чутко сплю, поэтому видела, как Валера несколько раз вставал. Не курил, просто посидит-посидит — да снова ляжет. Утром встали рано. Ира с Валерой засобирались в Москву, и она предложила вести машину, поскольку он не выспался. Тут уж я, зная, что у дочери нет прав, запротестовала: «Не давай ей руль, она и так без тебя два раза одна на дачу приезжала. Да и погода сегодня дождливая». Валера согласился со мной, тем более что надо было еще крюк сделать — племянника Сережу, который недавно вернулся из армии, завезти по делам. Короче говоря, Валера сел за руль, и они уехали.

Уже никто не узнает, почему, едва отъехав от дачи, Валера уступил руль жене. Видимо, это произошло сразу, как только деревня скрылась за поворотом. А трагедия произошла в четырех километрах от Покровки. Вспоминает водитель «ЗИЛа» Виктор Петрович Крылов:

— Около девяти часов я ехал в районе Солнечногорска по Ленинградскому шоссе. Перегонял новый автомобиль из Пушкина в Ленинград. Скорость у меня была маленькая, я всегда осторожно езжу, а тут еще новый асфальт. Он же скользкий, словно жирком смазанный. Но дорога была свободная, движения мало. И вдруг навстречу по моей полосе летит «Волга». Она пыталась уйти от удара, поэтому ее развернуло боком. Вот этим боком она в мой бампер и ударилась. Ее еще раз развернуло и выкинуло на обочину. Мне милиционер потом говорил, что у них спидометр заклинило на 110 километрах(в  материалах уголовного дела зафиксировано, что скорость «Волги» была 60 километров. —

На месте той катастрофы нынче стоит памятник. На небольшом постаменте — хоккейная шайба из гранита и клюшка из металла. На шайбе написано: «Валерий Харламов. Здесь погасла звезда русского хоккея». Частенько на постаменте можно видеть обычную шайбу и старую, видавшую виды клюшку, перемотанную еще с советских времен изолентой. Сверху — цветы.

Дорога на 74-м километре нынче на загляденье, асфальт отменный, ни выбоинки. Но по обе стороны от памятника, чуть в стороне — венки на деревьях. Не только для Харламовых это место стало роковым… Виктор Крылов, водитель «ЗИЛа»:

— Я на том проклятом месте много раз был. Я же потом продолжал машины гонять по Ленинградке. Остановлюсь, подойду к памятнику, постою… Но не знаю, в чем мне себя укорять. Видно, так Богу было угодно.

Своего сына я назвал в честь папы, Валерием. Сейчас ему 15 лет, с хоккеем у него не сложилось. Сам я в хоккей играл 13 лет, три года из них в НХЛ, в «Вашингтон Кэпиталз». На месте гибели папы бываю всякий раз, когда еду на дачу. Того водителя ЗИЛа ни в чем не виню, произошедшее — стечение обстоятельств.

«Столкновение произошло при нормальной видимости на участке шоссе, проезжая часть которого мокрая, асфальтированная, горизонтального профиля. При выезде автомобиля «ГАЗ-24» с полосы старого асфальтобетона (черного щебня) и наезде на выступающую на 7 сантиметров кромку свежеуложенного асфальтобетона произошел занос автомобиля, после чего он выехал на полосу встречного движения».

Одно колесо «Волги» оказалось на новом, высоко выступающем асфальте, а другое — на старом. Спецы говорят, что на новом асфальте первое время всегда выступает небольшая масляная пленка. А тут еще изморозь. Вот «Волгу» и понесло. А навстречу ехал «ЗИЛ» из Пушкина.

Валерий Борисович Харламов

Сергей Емельянов, шеф-редактор проекта «Московский спорт». В журналистике с 1979 года. Лауреат премии Олимпийского комитета России. Один из основателей приза «Футбольный джентльмен года». 

Тридцать три года назад, 27 августа 1981 года, в автомобильной катастрофе погиб легендарный хоккеист Валерий Харламов. Ему тогда также было тридцать три. Не следует, наверное, вспоминать все его титулы, достижения. Наверное, всем известно, как его до сих пор боготворят во всем мире, а в хоккейной Мекке Канаде Харламов до сих пор один из идолов. Следует, наверное, просто сказать, что Харламов из тех великих спортсменов и людей, которого любили все, несмотря на клубные пристрастия. (

Морозова Ирина

Вот мы и здесь встретились)) ) Это сын сестры, как я пологаю. У Харламова есть старшая сестра. Если речь идет о племяннике, то трагедия еще и в доме сестры ((( Не понимаю ЗАЧЕМ столько горя на хороших людей! Бегония это дочка Валерия и имя мамы.

Всемирно известный хоккеист, восьмикратный чемпион СССР Валерий Харламов, биография которого до сих пор интересует тысячи людей, родился в Москве в 1948 году, в ночь с 13 на 14 января, прямо в автомобиле, везущем его мать в роддом.

Детство, семья

Отец Харламов Борис Сергеевич работал на заводе «Коммунар» слесарем. Мама Кармен Ориве-Абад, по национальности испанка, приехавшая в СССР в возрасте двенадцати лет во время гражданской войны в Испании

Сопроводив жену и только что родившегося сына Валерия в больницу, Борис Сергеевич отправился с вещами роженицы пешком домой. В то далекое время милицейские патрули часто обходили подотчетные территории для поддержания порядка и покоя на улицах города. Молодой мужчина с узелком в руке, разгуливающий ночью по улице, милиционерам показался подозрительным, и они попросили его пройти в отделение милиции. Отец Валерия даже обрадовался этому – ночью в середине января большой мороз. А в отделении тепло. Сообщив дежурным милиционерам радостную весть о том, что у него родился сын Валерий, угостив всех махоркой и отогревшись, Борис Сергеевич отправился домой.

Слабый ребенок

Биография хоккеиста Валерия Харламова, знаменитого на весь мир спортсмена, поражает, ведь он родился слабым ребенком с маленьким весом. Это и понятно: при скудном карточном питании, практически без витаминов, трудно было рассчитывать на богатырское здоровье. Первое время его семейство жило в общежитии: в большой комнате, разделенной на четыре части фанерными перегородками, обитали три семьи. Были спартанские условия, но жили дружно и весело.

Серьезный диагноз

Из-за недостаточного и однообразного питания, не очень благоприятных условий проживания и далеко не мягкого климата Валерий Харламов, биография которого удивляет количеством взлетов и падений, часто болел. После очередной ангины, случившейся в марте 1961 года и давшей осложнения и на другие органы, врачи обнаружили у него порок сердца и запретили мальчику любую физическую активность, в том числе и любые занятия спортом, посещение уроков физкультуры в школе, а летом - пионерского лагеря. Даже плавание оказалось под запретом.

Знакомство с хоккеем

Несмотря на предостережения врачей о том, что при физических нагрузках Валерий Харламов, биография которого при этом тесно связана со спортом, может умереть, летом 1962 года отец, который и сам увлекался игрой в хоккей, отвел его на летний каток, только что открывшийся на Ленинградском проспекте. В то время как раз шел набор мальчишек (на год младше Валерия) в секцию хоккея. Валерий от природы был маленького роста

Школа ЦСКА

С четырнадцати лет Валерий стал успешно заниматься в хоккейной школе ЦСКА, а с девятнадцати — в основном составе клуба. Харламов отличался настойчивостью, упрямым характером, волей к победе. Он всегда старался добиться высоких результатов, никогда не жаловался и не хныкал. А расплакаться мог не тогда, когда ему было физически больно, а когда судья впервые удалил его с поля на две минуты, и ему пришлось оставить команду в меньшинстве сражаться с соперниками.

Чебаркульская "Звезда"

За достаточно короткий срок Харламов стал одним из лучших игроков детско-юношеской спортивной школы ЦСКА. Но главный тренер ЦСКА

Посредством тренера команды об этом его успехе узнали и московские тренеры. Весной 1967 года Кулагин отправился в город Калинин, где играла команда Харламова, и лично стал свидетелем успеха молодого спортсмена. Оставалось только убедить великого Тарасова перевести талантливого спортсмена в основной состав ЦСКА, поскольку тот продолжал сомневаться в целесообразности такого шага. Летом 1967 года это удалось, и 19-летний хоккеист Валерий Харламов снова оказался в Москве, откуда его вместе с командой отправили на тренировочную базу в город Кудептсту.

Рождение легендарной тройки

Следствием этого было то, что команда ЦСКА, за которую играл хоккеист Валерий Харламов, на первенстве страны 1967-1968 годов стала чемпионом. В это же время появляется знаменитая хоккейная тройка Михайлов-Петров-Харламов, в составе которой Валерий достиг наивысших результатов. Тройка применяла силовой стиль и умела так взаимодействовать в игре, что команда добивалась наивысших результатов. Сам же Харламов в 1969 году, в двадцатилетнем возрасте, стал самым молодым в Советском Союзе чемпионом мира. Валерий умел красиво играть, чем завоевывал и завораживал миллионы поклонников. Вратари дрожали, когда он выходил на лед, а зрители бурно восторгались его игрой.

Лучший игрок сборной

В 1971 году Харламов стал лучшим бомбардиром, забив в ворота соперников 40 шайб, а в 1972 году - лучшим игроком турнира в составе сборной СССР, забросив 9 шайб. В этом же году было завоевано олимпийское золото. С этого времени Валерий считался лучшим хоккеистом во всей Европе, четырежды став чемпионом СССР, трижды чемпионом мира и чемпионом Европы дважды. Осенью он в составе команды отправился завоевывать Северную Америку.

"Непобедимые" канадцы

Признание профессионалов

Канадских крупных и могучих игроков особенно злил и удивлял Валерий, так как был значительно меньше их ростом и более щуплым. Они между собой прозвали его "Малышом" и искренне удивлялись его изворотливости и настойчивости. Но и они признали его мастерство и талант – из всех европейских хоккеистов он стал первым и единственным, чей портрет висит на стенде Музея хоккейной славы в Торонто.

Конечно же, Харламов и в своей родной стране был самым любимым хоккеистом – им восхищались даже фанаты других команд.

В один из вечеров парни из хоккейной команды, в том числе и Валерий Харламов, отправились в местный ресторан отпраздновать очередную победу. В соседнем зале того же ресторана гуляла компания молодежи - праздновали день рождения одной из девушек. Когда заиграла музыка, хоккеисты стали приглашать девушек из этой компании на танец. И Харламов пригласил девушку, которую звали Ирина. Она приняла молодого невысокого черноволосого парня в кепочке за водителя автомобиля, таксиста, но все же согласилась на танец. Валерий весь вечер не отходил от Ирины, а по окончании предложил отвезти ее домой на автомобиле. Ирина утвердилась в своем предположении относительно профессии Валерия, усаживаясь в новую "Волгу" с номером 00-17 ММБ.

Дома, как и положено порядочной девушке, она все рассказала своей маме Нине Васильевне. Нина Васильевна скептически и с недоверием отнеслась к новому знакомому дочери и захотела последить за ним, чтоб узнать, что он из себя представляет. Ирина уже несколько недель встречалась с Харламовым, когда мама уговорила показать его ей хотя бы издалека. Но в этот раз познакомиться не удалось. И когда Нина Васильевна узнала, кем является кавалер ее дочери, она немного успокоилась, - все-таки не какой-то водитель, а известный спортсмен.

Рождение первенца

В 1976 году на свет появился сын Валерия Харламова и Ирины. Его назвали Александром, в будущем он пойдет по стопам отца. А немного позже у пары родилась дочь Бегонита. В этот же период Валерий стал шестикратным чемпионом мира и двукратным чемпионом Олимпийских игр.

Удивительно, что родители знаменитости до сих пор ни разу не встречались со своей невесткой и не видели внука, а он не был официально представлен маме Ирины, несмотря на то, что молодые люди прожили вместе уже столько времени. В это вмешались друзья семейной пары, и однажды на Восьмое марта сын Валерия Харламова и Ирина попали их усилиями к родителям Валерия для знакомства. А после этого Валерий отправился к маме Ирины для официального представления.

Весной этого же года Валерий Харламов и его жена попали в автокатастрофу. Авария произошла в мае. Накануне Ирина позвонила Нине Васильевне и попросила ее посидеть с малышом, пока они съездят в гости. Но когда в условленный час Нина Васильевна не дождалась звонка, подумала, что нянькой побудет кто-то другой. И только через некоторое время она узнала от общих знакомых, что Валерий и Ирина разбились на машине. Они ехали поздно вечером домой, и Валерий не справился с управлением автомобиля. Машина разбилась вдребезги и восстановлению не подлежала. Валерий получил многочисленные переломы ног, ребер и сотрясение мозга. Жена Валерия Харламова также получила травмы. Но помогло то, что свидетели аварии сразу же вызвали "скорую помощь" и потерпевших без промедления доставили в госпиталь.

Два месяца спортсмен пролежал в больнице, прежде чем сделать первый самостоятельный шаг после болезни. Дети Валерия Харламова в этот момент были под присмотром его матери. Товарищи по команде доставили в палату тренажер, чтоб он мог тренироваться и поддерживать мышцы в тонусе. Врачи давали неутешительные прогнозы и сомневались, сможет ли он нормально ходить, не говоря уже об игре. Это было в августе. Поздней осенью того же года Харламов снова вышел на лед. А через полгода после аварии начал полноценно тренироваться.

Назло всем прогнозам

Было много скептиков относительно того, сможет ли Харламов стать игроком прежнего уровня. Но, несмотря на неутешительные прогнозы врачей и их рекомендации забыть о хоккее, Валерий сделал невозможное - он уже в первой игре с «Крыльями Советов» показал свой высокий класс. А в 1977 году в составе команды ЦСКА хоккеист Харламов стал семикратным чемпионом СССР и по-прежнему оставался одним из лучших бомбардиров. За всю свою пятнадцатилетнюю спортивную карьеру он сыграл в 438 матчах за клуб ЦСКА и забил 293 шайбы. 123 матча сыграно было за сборную СССР на чемпионатах мира и Олимпийских играх, и было забито 89 голов.

В то время ходили слухи о строгом характере тренера команды Анатолии Тарасове и о железной дисциплине на тренировках прославленного клуба. Но новый тренер Виктор Тихонов,

Безвременная утрата

26 августа 1981 года на Ленинградском шоссе погиб Валерий Харламов. Авария произошла, когда за рулем автомобиля находилась его жена Ирина. Она тоже скончалась спустя несколько часов в больнице. Смерть Валерия Харламова стала трагедией для миллионов его поклонников. Вместе с родными и близкими скорбили миллионы почитателей его таланта во всем мире. А дети Валерия Харламова с этого момента воспитывались его родителями. До сих пор их активно приглашают на различные передачи - рассказать о своем легендарном отце.

Похороны Валерия Харламова состоялись через несколько дней на Кунцевском кладбище.

Звездная легенда отечественного и мирового хоккея – это Харламов Валерий. Фильм о его жизни, успехах и славе вышел на экраны в 2013 году. Его именем названы многие спортивные объекты.

Великий советский хоккеист, многократный чемпион мира, член двух залов славы НХЛ и ИИХФ Валерий Борисович Харламов родился в семье простых рабочих инструментального завода. Необычным было то, что мама будущего спортсмена Кармен Ориве-Абад, которую ласково называли Бегония, была родом из Испании: ее еще ребенком вывезли в СССР в конце 30-х годов.

Валерий Харламов в детстве

Это была страстная темпераментная женщина, своей яркостью она сразила наповал мастера Бориса Сергеевича Харламова, с которым работала на одном заводе. После своего знакомства на танцах влюбленная пара уже не расставалась, а через несколько месяцев, 14 января 1948 года, у них появился на свет первенец Валерий. После того, как родителям удалось зарегистрировать отношения, в семье родилась еще дочка Татьяна.

Маленький Валерий Харламов с семьей

Мальчик с детства стал выходить на хоккейный каток, так как его отец был любителем этого вида спорта и часто играл за команду родного завода «Коммунар». После нескольких поездок семьи в Испанию к родственникам, где маленький Валера приобщился к футболу, он продолжил тренироваться в юношеской хоккейной школе под руководством Вячеслава Тазова, но уже тайно по причине своей болезненности. Мальчику поставили подозрение на ревматизм и запретили заниматься физкультурой. Но отцовский метод занятий спортом дал свои результаты: уже на свое 14-летие Валерий полностью был здоров.

Первоначально юноша выступал за сборную спортшколы ЦСКА. Свою взрослую карьеру он продолжил в составе команды «Звезда» из уральского городка Чебаркуль. Его напарником в этом коллективе был Александр Гусев, который впоследствии также войдет в высшие эшелоны советских хоккеистов. После ряда побед Харламову дают шанс попробовать себя на большой арене и берут в состав ЦСКА. Партнерами Валерия здесь надолго становятся Борис Михайлов

Валерий Харламов в молодости

У Харламова был существенный недостаток, по мнению его следующего тренера Анатолия Тарасова

Петров - Харламов - Михайлов

Работа в знаменитой тройке Петров - Харламов - Михайлов большую роль сыграла в биографии каждого из трех спортсменов. Первая их совместная победа произошла в 1968 году во время матча СССР - Канада. После чего знаменитое трио стало грозой ледового корта: где бы спортсмены ни появились, они всегда несли победу советской команде и поражение соперникам.

Легендарная тройка Петров-Харламов-Михайлов

В 1971 году хоккеиста по расчетам тренера Тарасова переводят в другое звено - Викулова и Фирсова. Эта рокировка приносит “золото” на Олимпиаде в Саппоро и первенство в суперсерии всех времен и народов между Советским Союзом и Канадой.

На Олимпиаде 1976 года именно Харламову удалось переломить исход матча с чехами, забив решающую шайбу в ворота противника.

Закат карьеры

В этом же году Харламов переживает серьезную автокатастрофу, в которую он попадает на Ленинградском шоссе, сидя за рулем своей машины. Спортсмен долго восстанавливался после тяжелых травм. Во многом ему помогли хирурги военного госпиталя. Медики подняли своего кумира на ноги, и он смог вновь выйти на лед.

Валерий Харламов на костылях после первого ДТП

В первом матче с «Крыльями советов» партнеры Харламова сделали все возможное для того, чтобы он забил гол. Но доиграть до конца игры Валерию так и не удалось, он чувствовал себя еще плохо. В команде ЦСКА в это время происходит замена тренера на нового наставника Виктора Васильевича Тихонова. Благодаря новой тактике тренировок команде удалось возобновить свое победное шествие на мировых Чемпионатах 1978 и 1979 годов. После чего постепенно легендарная тройка была расформирована.

Накануне 1981 года Харламов объявил всем, что после матча с «Динамо», где спортсмен забил свой последний 293 гол, он уйдет в тренерство. Но этому не суждено было случиться.

Личная  жизнь

О личной жизни Харламова до его женитьбы известно только то, что все свободное время он посвящал спорту. В 1975 году, на праздновании в одном из ресторанов Москвы, Валерий познакомился со своей будущей женой Ириной Смирновой. Молодые люди, несмотря на 8-летнюю разницу в возрасте, сразу полюбили друг друга и начали жить вместе.

Свадьба Валерия Харламова и Ирины Смирновой

Через некоторое время у них родился сын Александр, а после регистрации брака в мае 1976 года у пары появилась на свет дочка Бегонита. После нескольких лет совместной жизни молодые получили трехкомнатную квартиру рядом со станцией метро «Алексеевская».

В конце лета 1981 года произошло событие, которое негативно сказалось на психологическом самочувствии хоккеиста. Впервые ЦСКА улетели на Кубок Канады без Харламова, несмотря на отсутствие его официального заявления об уходе на покой. Валерий планировал отыграть свое последнее соревнование за рубежом, но начальство клуба решило по-другому. В напряженном состоянии прошел последний разговор с наставником Тихоновым. Семья Харламова в это время находилась на даче.

Валерий Харламов с детьми

Ранним утром 27 августа 1981 года Валерий, его жена Ирина и ее двоюродный брат решили отправиться на собственной Волге домой в Москву. По дороге Ирина пересела за руль автомобиля. Молодая женщина не обладала большим опытом вождения и при возникновении небольшой аварийной ситуации не справилась с управлением. Транспорт вылетел на встречку и столкнулся с грузовиком. Причиной смерти всех пассажиров легкового автомобиля стали множественные травмы, полученные в ходе ДТП.

ДТП, в котором погибли Валерий Харламов и его жена

Памятники Валерию Харламову на могиле и на месте гибели

Детей Харламовых забрала под свою опеку мать Ирины, которая еще в то время была полна сил. Коллеги по хоккейному цеху оказали большую поддержку в воспитании Александра и Бегониты. Мальчик впоследствии сделал карьеру в хоккее, став детским тренером, а затем ушел в бизнес. А девочка получила звание мастера спорта по художественной гимнастике. Дети Валерия Харламова счастливы в своих семьях. Александр вместе со своей супругой воспитывает сына Валерия, а у Бегонии подрастает две дочки - Даша и Аннушка.

Дети Валерия Харламова сегодня

В память о легенде советского хоккея было создано несколько документальных фильмов и художественных кинолент российского и канадского производства. Особенно запомнились зрителям фильмы «Дополнительное время» 2007 года выпуска и «Легенда № 17», появившийся в 2013 году.

В первой картине сыграли знаменитые актеры Дмитрий Харатьян Алексей Чадов Ольга Красько Данила Козловский Светлана Иванова Олег Меньшиков Владимир Меньшов

Валерий Харламов и актер Данила Козловский

Теща Харламова, Нина Васильевна Смирнова, когда впервые увидела Данилу Козловского на фото, призналась, что он очень похож на Валерия.

27 августа 1981 года не стало знаменитого советского хоккеиста Валерия Харламова. Несмотря на то, что после его гибели прошло много лет, до сих пор существуют несколько версий, почему на самом деле закатилась звезда советского хоккея.

В 1981 году Харламов объявил, что заканчивает спортивную карьеру, и единственная цель, которая у него осталась – выиграть первый Кубок Канады. Турнир должен был состояться в Виннипеге в конце августа. Но на последней тренировке, тренер команды Тихонов заявил, что Харламов в Канаду не едет. Эта новость была для Валерия как гром среди ясного неба. Как вспоминают его коллеги по команде, Харламов старался изо всех сил, тренировался сверх нормы. После разговора с тренером Харламов пожелал победы ребятам по команде, пожал каждому руку и уехал. Как оказалось позже, Тихонов наказал Харламова за какое-то из прошлых нарушений режима. По мнению некоторых хоккеистов, если бы Тихонов не поступил так по отношению к Валерию, он бы не поехал на дачу, и остался бы жив. Тихонов же настаивал, что не взял Харламова в сборную  из-за плохой функциональной подготовки.

26 августа Харламов встретил из аэропорта жену с сыном, и отвез их на дачу в деревню Покровка под Клином, где их ждали четырехлетняя дочь и теща. Харламов всю ночь не спал, так как сильно переживал из-за того, что его не взяли в сборную. Утром нужно было ехать в Москву, поэтому жена Харламова - Ирина, переживая за его физическое и моральное состояние, предложила сесть за руль.

Трагедия случилась на Ленинградском шоссе (74 километр). Дорожное покрытие в тот день было мокрым из – за дождя, и это, по одной из версий и стало причиной трагедии. Ирина просто не смогла справиться с управлением. Кроме того, ездить она училась на другой машине – "Москвиче", да и стаж ее вождения был не велик. Их "Волга" выехала на встречную полосу и врезалась в грузовик. Все произошло очень быстро, и водитель грузовика не успел вовремя среагировать, а то что он был еще и груженый, не позволяло водителю быстро совершить маневр и съехать в кювет.

От полученных травм Сергей (двоюродный брат Ирины) и Валерий погибли мгновенно, а Ирина вылетела на дорогу через лобовое стекло и умерла через несколько минут после мужа и брата. Прибывшие милиционеры узнали в погибшем Валерия Харламова. Весть о трагедии разнеслась по Москве всего за несколько часов.

Причиной ДТП мог так же стать недавно положенный асфальт, на котором некоторое время остается небольшая масляная пленка. В сочетании с дождем асфальт стал скользким, и управлять машиной было трудно. На момент аварии спидометр автомобиля заклинило на отметке 110 км, но в официальном протоколе стоит цифра 60 км. С этой цифрой соглашаются и друзья Харламовых, потому что Ирина была неопытным водителем и быстро не ездила.

По стечению обстоятельств, неподалеку места аварии, меняли асфальт, и одно из колес Волги оказалось на новом выступающем асфальте, а второе - на старом покрытии, которое было на 7 см ниже от нового покрытия, из – за чего произошел занос и машина выехал на полосу встречного движения.

В 70-е годы при трагических обстоятельствах ушли из жизни несколько известных советских хоккеистов. Первым открыл этот скорбный список прославленный нападающий ЦСКА Евгений Бабич, который был одним из тех, кто поднял советскую сборную на пьедестал чемпионов мира и Европы в 1954 году (впервые в истории отечественного спорта). Он покончил с собой в 1971 году. Причем сделал это в свой день рождения. В тот день ему исполнилось 50 лет, и в его доме собрались родные, близкие, друзья. Когда все расселись, Бабич поднялся со своего места и сказал: «Спасибо, что пришли. Я вас всех люблю. И прошу никого не винить. Это решение я принял сам».

Вслед за этим Бабич вышел на балкон и, прежде чем кто-либо сумел что-то сообразить, прыгнул вниз с 9-го этажа. Его смерть была мгновенной.

Что конкретно послужило причиной для рокового шага, так и осталось до конца неизвестным. То ли семейные проблемы, то ли проблемы здоровья (известно, что у Бабича был туберкулез).

В самом конце 1978 года при загадочных обстоятельствах погиб 23-летний нападающий московского «Спартака» Владислав Найденов – его нашли мертвым в подъезде собственного дома. Как гласило заключение экспертизы, хоккеиста задушили при помощи удавки. Кто это сделал и за что, так и осталось тайной.

При не менее загадочных обстоятельствах через год после гибели Найденова погиб игрок ленинградского СКА и сборной СССР (он участвовал в серии игр с канадскими профессионалами в 1972 и 1975–1976 годах) 29-летний Вячеслав Солодухин. Его нашли в собственном гараже задохнувшимся от выхлопных газов автомобиля. Судя по всему, это было самоубийство. Однако что именно толкнуло хоккеиста на этот шаг, до сих пор точно неизвестно.

И все же самой невосполнимой потерей для всего советского спорта стала трагическая гибель настоящего хоккейного гения, нападающего ЦСКА и сборной Советского Союза Валерия Харламова. Об этой судьбе стоит рассказать отдельно.

В. Харламов родился в ночь с 13 на 14 января 1948 года в Москве в рабочей семье. Его отец – Борис Сергеевич – работал слесарем-испытателем на заводе «Коммунар», мать – Арибе Орбат Хермане, или Бегонита, испанка по национальности, приехавшая в 12-летнем возрасте в СССР в конце 30-х годов, трудилась на том же заводе. Кроме Валеры, в семье Харламовых был еще один ребенок: дочка Татьяна.

По иронии судьбы В. Харламов родился в машине: молодую маму везли в роддом, и схватки начались прямо в кабине автомобиля. Борис Харламов оставил жену в роддоме, а сам с узелком в руках, где была ее одежда, отправился пешком в общежитие, где они с молодой супругой тогда проживали (метро к тому времени уже не работало). На одной из улиц одинокого путника с подозрительным узелком заметил милицейский патруль. Его попросили пройти в отделение, с чем он с радостью согласился: мороз был жуткий и топать до дома было уже невмоготу. В отделении Борис Сергеевич отогрелся и угостил милиционеров махоркой.

«Сын у меня сегодня родился,  – сообщил он своим собеседникам в очередной раз. – Назвали Валерием, в честь Чкалова».

Б. Харламов вспоминает: «Валерик родился очень слабым. Весил меньше трех килограммов, да и откуда было ждать богатыря при тогдашнем-то карточном питании. Обмывал я, как водится, ножки с ребятами в общежитии. Жили мы в ту пору с женой Бегонитой в четвертушке большой комнаты, отгороженной от других семей фанерной перегородкой…»

В возрасте 7 лет Харламов впервые встал на коньки и вместе с отцом вышел на каток. Хоккей с шайбой к тому времени уже прочно встал на ноги в нашей стране и по популярности не уступал футболу. Многие тогдашние мальчишки мечтали быть похожими на Всеволода Боброва или Ивана Трегубова. Мечтал об этом и Валера. Однако на пути к этой заветной мечте внезапно встало препятствие – проблема со здоровьем. В марте 1961 года Харламов заболел ангиной, которая дала осложнения на другие органы: врачи обнаружили у него порок сердца и практически поставили крест на любой активности ребенка. С этого момента Валере запретили посещать уроки физкультуры в школе, бегать во дворе, поднимать тяжести, плавать и даже посещать пионерский лагерь. В противном случае, говорили врачи, мальчик может умереть. Однако если мама Валерия смирилась с таким диагнозом, то его отец думал иначе. Поэтому, когда летом 1962 года на Ленинградском проспекте открылся летний каток, он повел сына туда записываться в хоккейную секцию. В том году принимали мальчишек 1949 года, однако Валерий, с его маленьким ростом, выглядел столь юным, что ему не составило особого труда ввести второго тренера ЦСКА Бориса Павловича Кулагина в заблуждение относительно своего возраста. Харламов тогда оказался единственным из нескольких десятков пацанов, кого приняли в секцию. А когда обман все-таки вскрылся, Валерий успел уже настолько понравиться тренеру, что об отчислении его из секции не могло быть и речи.

Вспоминает А. Мальцев: «Валерий как-то в минуты нашей особой душевной близости признался: „Мальчишкой я всерьез плакал только один раз. Это было, когда я начинал играть в детской команде ЦСКА и меня впервые судья удалил на две минуты. Вот тут я зарыдал, горько стало, что ребят оставил в меньшинстве. А когда к борту прижимали, на лед сбивали, терпел как ни в чем не бывало“.

За короткое время Харламов превратился в одного из лучших игроков детско-юношеской спортивной школы ЦСКА и стал любимцем Б. Кулагина. А вот главный тренер ЦСКА Анатолий Тарасов одно время относился к юному хоккеисту с некоторым предубеждением. И виноват был в этом… малый рост Харламова. Тарасов в те годы делал ставку на рослых и мощных хоккеистов, не уставал повторять: «Все выдающиеся канадские хоккеисты великаны по сравнению с нашими. Как же мы их победим, если наши нападающие карлики, буквально – метр с кепкой?» В конце концов под тяжелую руку Тарасова попал и Харламов: в 1966 году его отправили во вторую лигу, в армейскую команду Свердловского военного округа чебаркульскую «Звезду». И там произошло чудо. Перворазрядник Харламов «поставил на уши» весь Чебаркуль, сумев за один сезон забросить в ворота соперников 34 шайбы. Тренер команды майор Владимир Альфер тут же сообщил об успехах молодого «варяга» из Москвы Кулагину. Тот сначала, видимо, не поверил. Однако весной 1967 года в Калинине Кулагин сам увидел Харламова в деле и понял, что место его в основном составе ЦСКА. Единственное, что смущало, как отнесется к этому предложению Тарасов.

Говорят, что тот разговор Кулагина с Тарасовым по поводу дальнейшей судьбы талантливого хоккеиста был долгим и тяжелым. Тарасов продолжал сомневаться в возможностях Харламова, считал его взлет в «Звезде» случайным. Но Кулагин продолжал настаивать на переводе 19-летнего хоккеиста в Москву. И Тарасов сдался. Так, летом 1967-го Харламов был вызван на тренировочный сбор ЦСКА на южную базу в Кудепсту.

В первенстве страны 1967–1968 годов команда ЦСКА стала чемпионом. Вместе с нею радость победы по праву разделил и Валерий Харламов. Именно тогда на свет родилась знаменитая армейская тройка Михайлов – Петров – Харламов. В декабре того же года ее включили во вторую сборную СССР, которая заменила команду ЧССР на турнире на приз газеты «Известия» (она не приехала в Москву после августовских событий). В 1969 году 21-летний Харламов стал чемпионом мира, установив тем самым рекорд: до него подобного взлета в столь юном возрасте не знал ни один хоккеист Советского Союза.

Вспоминает В. Третьяк: «Мы начинали с Валерой еще в юношеской команде – он и там был ярче всех. Его талант, как говорят, от бога. Сколько раз я с восхищением наблюдал за тем, как легко он обводит соперников. Харламову удавалось буквально все: и скоростной маневр, и хитроумный пас, и меткий удар. И все это будто играючи – легко, изящно…

«Люблю сыграть красиво»,  – часто повторял Валера. Что верно, то верно: хоккей в исполнении Харламова был подлинным искусством, которое приводило в изумление миллионы людей. Когда он появлялся на льду, вратари трепетали, а зрители бурно выражали свой восторг».

К 1972 году Харламов уже безоговорочно считался лучшим хоккеистом не только в Советском Союзе, но и в Европе. Он четырежды становился чемпионом СССР, трижды чемпионом мира и дважды Европы. На чемпионате СССР в 1971 году он стал лучшим бомбардиром, забросив в ворота соперников 40 шайб. В начале 1972 года в составе сборной СССР он завоевал олимпийское «золото», стал лучшим бомбардиром турнира, забросив 9 шайб. А осенью того же года Харламов покорил и Северную Америку.

Вспоминает А. Мальцев: «По меркам канадского хоккея, Валера был „малышом“, и соперники особенно сердились, когда именно Харламов раз за разом обыгрывал их, могучих и огромных, на льду. А после исторической „серии-72“ даже профессионалы НХЛ признали, что и такой „малыш“, как Харламов – атлет, весь литой из мускулов,  – может быть „звездой“ в игре могучих мужчин».

Стоит отметить, что В. Харламов стал единственным европейским хоккеистом, чей портрет украшает стенды Музея хоккейной славы в Торонто.

К 1976 году Харламов был уже шестикратным чемпионом СССР, шестикратным чемпионом мира и двукратным чемпионом Олимпийских игр. Он был, наверное, единственным хоккеистом в стране, которого любили все болельщики без исключения. В те годы автор этих строк был ярым поклонником «Спартака» и собственными глазами видел, какой любовью пользовался Харламов в стане болельщиков этой команды, при том, что остальных армейцев спартаковские «фэны» на дух не переваривали. Харламов был исключением. Хотя порой и у него случались досадные срывы. Редко, но случались.

«Ни Валерий, ни я домашнего адреса Володи Смагина не знали. Знали только, что живет он где-то в Люберцах. В справочном бюро нам тоже ничего не сказали, потому что переехал он туда недавно.

Целый день мы потратили на поиски, и только к вечеру мальчишки на катке подсказали нам улицу и номер дома, где жил Смагин.

«Разбор полетов» вокруг этого инцидента состоялся в спортивно-технической комиссии Федерации хоккея СССР 12 февраля. В качестве «разбираемых» должны были предстать два столичных хоккеиста: спартаковец Сергей Коротков и армеец Валерий Харламов, которые серьезно провинились в последних матчах первенства страны. Однако в силу того, что Коротков был болен и не смог явиться на СТК, пред грозные очи судей предстал один Харламов. В вину ему был поставлен недавний эпизод в матче с «Химиком». Случай, прямо скажем, не красящий любого спортсмена, но суть проблемы заключалась еще и в другом: тогда в отечественном хоккее началась борьба с проявлениями звездной болезни у ряда ведущих хоккеистов (в январе было напечатано открытое письмо динамовцу Александру Мальцеву), и «разбор полетов» с участием Харламова должен был стать очередной публичной выволочкой в назидание другим.

На том заседании Харламов целиком и полностью признал свою вину, сообщил, что лично извинился перед пострадавшим. «Восемь лет я в большом хоккее, но ни разу не вызывался на заседание спортивно-технической комиссии,  – признался Харламов. – Я глубоко сожалею о случившемся. Надеюсь, что подобного со мной больше никогда не повторится». Члены СТК оказались вполне удовлетворены раскаянием форварда и ограничились минимальным наказанием: дисквалифицировали его всего лишь на одну игру.

Между тем тот год запомнился Харламову не только с плохой стороны: именно в 75-м в его жизнь вошла девушка, которой вскоре суждено будет стать его женой. Это была 19-летняя Ирина Смирнова. Их знакомство произошло случайно.

Однажды подруга Ирины пригласила ее к себе на день рождения в один из столичных ресторанов. Именинница с гостями расположились в одной части заведения, а в другой гуляла веселая мужская компания. В один из моментов, когда в очередной раз заиграла музыка, молодые люди гурьбой подошли к столу именинницы и стали наперебой приглашать девушек потанцевать. Иру пригласил чернявый невысокий парень в кожаном пиджаке и кепочке. «Таксист, наверное»,  – подумала про себя Ирина, но приглашение приняла. После этого молодой человек, который представился Валерием, не отходил от нее весь вечер. Когда же все стали расходиться, он вдруг вызвался подвезти Ирину к ее дому на машине. «Точно, таксист»,  – пришла к окончательному выводу девушка, когда усаживалась в новенькую «Волгу» под номером 00–17 ММБ.

Придя домой, девушка, как и положено, рассказала маме, Нине Васильевне, что в ресторане познакомилась с молодым человеком, шофером по профессии. «Ты смотри, дочка, неизвестно еще, какой он там шофер…» – посчитала за благо предупредить свою дочь Нина Васильевна. Но дочь пропустила ее замечание мимо ушей.

Встречи Харламова (а этим «шофером» был именно он) с Ириной продолжались в течение нескольких недель. Наконец мать девушки не выдержала и попросила показать ей ее кавалера. «Должна же я знать, с кем встречается моя дочь»,  – сказала она. «Но он сюда приходить боится»,  – ответила Ирина. «Тогда покажи мне его издали, на улице»,  – нашла выход Нина Васильевна.

Этот показ состоялся в сквере у Большого театра. Мать с дочерью спрятались в кустах и стали терпеливо дожидаться, когда к месту свидания подъедет кавалер. Наконец его «Волга» остановилась возле тротуара, и Нина Васильевна впилась глазами в ее хозяина. Она разглядывала его несколько минут, но, видимо, осталась этим не слишком удовлетворена и заявила: «Мне надо подойти к нему и поговорить». И тут ее тихая дочь буквально вскипела: «Если ты это сделаешь, я уйду из дома. Ты же обещала только на него посмотреть». И матери пришлось смириться.

Вскоре после этого случая было окончательно раскрыто инкогнито Валерия. Когда мать Ирины узнала, что кавалером ее дочери является знаменитый хоккеист, ей стало несколько легче: все же не какой-то безвестный шофер. А еще через какое-то время Ирина сообщила, что она беременна. В январе 1976 года на свет появился мальчик, которого назвали Александром.

Самое удивительное, что до этого времени родители Валерия ни разу не видели свою невестку живьем, а мать Ирины не познакомилась очно с будущим зятем. Их знакомство произошло 8 марта. В тот день друзья Валерия заехали к Ирине домой и забрали ее с сыном знакомиться с родителями жениха. А после этого Харламов приехал знакомиться с будущей тещей. Она вспоминает: «Первой вошла Ирина, и сразу почему-то ко мне: мама, ты только на него не кричи, а то он сильно тебя боится. А я думаю, боже упаси, чего это я кричать должна, хоть бы у них все сложилось. Вошел Валера с детской коляской, здоровается. А я вдруг говорю: „Вот ты какой, дай-ка я за тебя подержусь!“ Он рассмеялся и отвечает: „А я думал, меня с восьмого этажа сбросят“.

14 мая Валерий и Ирина поженились. Свадьбу, на которую было приглашено более сотни гостей, играли в ресторане «Звездное небо», что в гостинице «Интурист». А спустя две недели – 26 мая – молодожены едва не погибли, попав в автомобильную аварию.

Рассказывает Н. В. Смирнова: «Какое-то время после свадьбы Ира с Валерой жили отдельно от меня. Однажды звонят мне на работу: посидишь ли завтра с маленьким Сашей, они куда-то в гости собрались. Условились, что они еще перезвонят. На другой день я жду звонка, думаю, может, нашли кого в няньки, как вдруг звонит знакомая и говорит, что они на своей „Волге“ разбились. Валера больше месяца лечил переломы ног и ребер. А у Иры тоже был перелом ноги, раздробление пятки и сильнейшее сотрясение мозга».

А вот что вспоминает об этом же В. Третьяк: «Возвращаясь ночью домой на автомобиле, Валера не смог справиться с управлением и… машина разбилась вдребезги, а Валеру и его жену доставили в госпиталь. Плохи были дела у Харламова: переломы лодыжек, ребер, сотрясение мозга. Только женился человек, и вот на тебе – „свадебное путешествие“ в армейский госпиталь. Долгое время врачи не были уверены в том, сможет ли Харламов снова играть в хоккей. Два месяца он провел на больничной койке.

Только в августе Харламов встал и сделал первые самостоятельные шаги по палате. Но чтобы выйти на лед – до этого ему было еще ох как далеко…»

И все-таки осенью 1976 года Харламов вернулся на лед. Многие тогда сомневались, что он сможет стать прежним Харламовым, а не его бледной копией. Но Валерий сделал невозможное. Тот матч состоялся 16 ноября во Дворце спорта в Лужниках. ЦСКА играл против своих земляков из «Крыльев Советов».

Вспоминает врач команды ЦСКА Олег Белаковский: «Накануне первой игры Валерия после аварии я поехал в „Крылья Советов“ и с разрешения тренера Бориса Кулагина выступил перед ребятами. Я сказал, что Валера Харламов впервые после аварии выходит на лед, и попросил их отнестись к нему по-человечески. Ребята меня поняли и очень бережно сыграли против него. После игры я позвонил генерал-лейтенанту, замначальника ЦСКА по медицинскому обеспечению, который однажды накричал на меня, когда я его уверял, что Валера будет играть. Я доложил: „Сегодня после тяжелой травмы старший лейтенант Харламов впервые играл и забил шайбу“. В трубке прозвучало „Спасибо“ и раздались гудки…»

В 1977 году в составе ЦСКА Харламов стал семикратным чемпионом СССР. В том же году к руководству этим прославленным клубом пришел новый тренер – Виктор Тихонов. Послушаем его рассказ об этом: «Как и все люди, связанные с хоккеем, я немало слышал, разумеется, о „железном“ Тарасове, о его неслыханно твердом характере, о „железной“ дисциплине в армейском клубе. Впрочем, не только слышал о Тарасове, но и знаю его уже много лет.

Уверяю читателя, что ничего этого не было в том ЦСКА, в который попал я. Не было не только «железной» дисциплины, но и элементарной с точки зрения требований, принятых в современном спорте…»

Среди главных нарушителей спортивного режима в ЦСКА Тихонов далее называет Александра Гусева, Владимира Петрова, Бориса Александрова. Харламова в его списке нет, однако справедливости ради следует сказать, что и он иногда позволял себе «расслабиться». Его коллега по сборной СССР Валерий Васильев вспоминает: «Вот случай: летим через океан. Тренером сборной был Борис Павлович Кулагин… Ну и прямо в самолете „тяпнули“ мы с Валеркой Харламовым. Кулагин поймал с поличным, отнял по сто долларов и на первую игру не поставил. Потом простил… Мы стали его просить: „Вы хоть все деньги отнимите, только дайте сыграть. Мы же не за деньги, за Родину“. А деньги, кстати, вернул…

Тихонов потом говорил: «Есть идея: может, разрешить этим двоим пить? В порядке исключения, а?» А тогдашний министр спорта Павлов выступил с еще более интересным предложением. Подошел к нам с Харламовым и говорит: «Послушайте, ребята. Если вам так хочется, возьмите ключи от моей дачи, пейте там. Но на сборах все-таки не стоит. Нехорошо… Другие увидят, тоже начнут…» Мы, правда, поблагодарили, но отказались».

В 1978 и 1979 годах Харламов в составе сборной СССР в очередной раз завоевал золотые медали чемпионатов мира и Европы. В эти же годы ЦСКА дважды становился чемпионом страны. Однако Харламова и других «ветеранов» советского хоккея все сильнее стала теснить талантливая молодежь. Да и силы «ветеранов» были не беспредельны. На Олимпийских играх в Лейк-Плэсиде в 1980 году прославленная тройка Михайлов – Петров – Харламов сыграла ниже своих возможностей. Не уходившая раньше с ледовой площадки не забив хотя бы одного гола, эта тройка тогда почти все игры провела «всухую». Даже в решающем матче с американцами им ни разу не удалось поразить ворота соперников. На той Олимпиаде наша команда взяла «серебро», что по тем временам считалось трагедией.

В 1981 году Харламов объявил, что этот сезон для него станет последним. Закончить его он хотел достойно, и во многом ему это удалось. В составе ЦСКА он стал в 11-й раз чемпионом СССР и обладателем Кубка европейских чемпионов. На последнем турнире он был назван лучшим нападающим. Теперь, чтобы на высокой ноте завершить свою карьеру в хоккее, ему требовалось выиграть первый Кубок Канады, который должен был стартовать в конце августа в Виннипеге. И тут произошло неожиданное: Тихонов заявил, что Харламов на этот турнир не едет. Для всех специалистов хоккея и болельщиков эта новость была из разряда невероятных.

Вспоминает В. Фетисов: «Валера тренировался неистово, он был в прекрасной форме, и чувствовалось, что очень ждал турнира такого высокого ранга, понимая, что он станет последним для него. Мы паковали чемоданы, как вдруг Тихонов вызвал к себе Харламова. Через полчаса Валера вышел из тренерской. Ничего не объясняя, он пожал ребятам руки, что-то пролепетал о победе, развернулся и уехал. Как потом выяснилось, Тихонов „отцепил“ Харламова за какое-то прошлое нарушение режима…»

А вот как объясняет произошедшее сам В. Тихонов: «Валерия не было в списках кандидатов в сборную команду страны, когда мы проводили тренировочный сбор. Однако он блестяще сыграл финальный матч Кубка европейских чемпионов, и потому мы пригласили Валерия в Скандинавию, зная, естественно, заранее, что эти матчи ни в какое сравнение с тем, что предстоит выдержать в Канаде, не идут.

Харламов в составе сборной не тренировался, он готовился по плану ЦСКА не к началу, но к концу сентября, когда стартует чемпионат страны. Однако по уровню мастерства, по силе своего характера, мужеству своему Харламов всегда достоин выступления в сборной, характера у него, как говорится, на троих. Но вот по функциональной готовности… Валерий не набрал еще формы, и отставание его от партнеров было велико. Не было пока еще той двигательной мощи, благодаря которой этот блестящий форвард успевал действовать повсюду.

Мы с ним обстоятельно поговорили. Валерий в заключение сказал: «Виктор Васильевич, я все понимаю. Я действительно не в форме…»

Потом пришел Владимир Владимирович Юрзинов. Разговор продолжался втроем. Валерий пожаловался, что у него не хватает сил играть. Мы ему рассказали, что нужно делать, предложили программу действий.

Бегать надо по двадцать-тридцать минут каждый день. Тогда в ноябре-декабре ты уже будешь в хорошей форме. Отыграешь на турнире «Известий» и начнешь готовиться к чемпионату мира…

Харламов ответил: «Я все понимаю, я дал вам слово… Почему вы мне поручаете работу с молодежью, я понимаю… Сделаю все, чтобы они играли…»

Таким образом, по словам Тихонова, Харламов не попал в сборную из-за плохой функциональной подготовки. Честно говоря, слышать об этом удивительно. На тот Кубок Канады в сборную попали несколько игроков, подготовка и уровень игры которых вызывали у специалистов куда больше нареканий, однако они в Канаду поехали. А игрок суперкласса В. Харламов остался в Москве. И как оказалось – на свою погибель.

Как утверждают очевидцы, Харламов несколько раз говорил: «Я трагически погибну». Да и у Ирины был один мистический случай. Ей кто-то нагадал, что она умрет в 25 лет. В начале 81-го она отмечала свое 25-летие и во время торжества, выйдя на кухню, сказала маме: «Ну вот, а мне говорили, что я не доживу…» Как оказалось, смысла предсказания она не поняла.

26 августа Харламов отправился в аэропорт – встречать жену с маленьким сыном, которые возвращались с отдыха на юге. Через несколько часов он привез их на дачу в деревню Покровка под Клином, где тогда жили его теща и 4-летняя дочка Бегонита.

Рассказывает Н. В. Смирнова: «Ира приехала с юга немного простуженной и легла спать пораньше. В это время на даче жила семья моей старшей сестры, так что нам пришлось разместиться в другой комнате всем вместе. Но Валера лег не сразу, еще чего-то с ребятами повозился, а потом пристроился рядом с Сашей на кровати. Я предложила забрать внука к себе на диван, но он не согласился. Спал он плохо, несколько раз вставал, но не пил, не курил. Просто посидит-посидит, да и снова ляжет.

Утром встали рано, позавтракали. Ира с Валерой засобирались в Москву. Ира говорит: «Валера, ты не выспался, давай я поведу машину». Тут я услышала, запротестовала: «Не давай ей руль, она без прав, да и погода вон какая хмурая». Валера меня успокоил: «Не дам, надо торопиться, хочу на тренировку к одиннадцати успеть, так что сам поведу. Да еще Сережу надо домой завезти». С ними поехал Сергей – племянник мой, он уже семейный был, из армии недавно вернулся. Короче, Валера сел за руль, и они уехали.

Я вскоре пошла в магазин за свежим хлебом. Со мной еще была сестра со своим внуком. Идем по улице, как вдруг подъезжает милицейская машина, и у сестры спрашивают, где, мол, теща Харламова живет. Я поняла: что-то случилось».

Трагедия произошла в семь часов утра на 74-м километре Ленинградского шоссе. Сегодня уже трудно установить, почему, едва отъехав от деревни, Харламов вдруг позволил своей жене сесть за руль «Волги», однако факт остается фактом: в роковые минуты за рулем была Ирина. Дорога была мокрой, и женщина, видимо, не справилась с управлением. Автомобиль вынесло на встречную полосу, по которой на огромной скорости мчался грузовик. Все произошло так неожиданно, что его водитель не сумел толком среагировать, только вывернул руль вправо. И «Волга» врезалась ему в бок. Удар был настолько силен, что Валерий и Сергей скончались практически мгновенно. Ирина еще какое-то время была жива, и, когда пришедшие на помощь водители выносили ее из машины и клали на траву, она шевелила губами. Однако через несколько минут и она скончалась. Через десять минут к месту трагедии приехала милиция, которая опознала в мужчине, сидевшем на переднем сиденье «Волги», Валерия Харламова.

Рассказывает сотрудник ГАИ Лев Максимович: «Когда я осмотрелся на месте происшествия, то почти сразу в деталях понял, что произошло. Все застыло, будто на фотографии: Харламов, как живой, сидел на переднем сиденье пассажира, руку протянул в сторону руля. Наверное, в последний момент он пытался помочь жене справиться с управлением. Его жена Ирина лежала в кювете и еще была жива. „Скорая“ стояла рядом. Врач суетился с ватными тампонами, пытаясь спасти ей жизнь. Двоюродный брат хоккеиста, сидевший на заднем сиденье, погиб на месте…

Я уверен, что смерть Харламова во многом цепь случайных совпадений. За день до аварии на этом участке меняли асфальт. В месте, где заканчивалось новое покрытие, образовался своеобразный выступ высотой пять сантиметров, который и стал причиной трагедии. Жена Харламова была неопытным водителем и, наскочив на кочку, потеряла управление. Машину закрутило на шоссе, и она столкнулась с «ЗИЛом», который шел навстречу.

Скорее всего, они бы выжили. Но, видимо, судьба – грузовик, как назло, был до отказа набит запчастями. Дополнительный груз усилил и без того мощный удар. Да и асфальт в этом месте, словно нарочно, не оставил шансов на спасение. Новое покрытие, на которое попала «Волга», во время жары было скользким как лед…»

Вспоминает друг Харламова Борис Полукаров: «Последний раз я видел Харламова с женой накануне трагедии вечером. Мы встретились в центре Солнечногорска, и Валера попросил посмотреть „Волгу“, у него барахлил бензонасос, топливо подтекало. Я быстро исправил поломку. Валера угостил меня пивом, но оно было теплым, я его только пригубил. Они уехали к себе на дачу. Утром мы договорились встретиться в полдевятого, но Харламов вовремя не приехал, и я отправился по рабочим делам в Москву. По дороге заехал к Константину Бескову, позвонил знакомым, а те говорят, что Харламов погиб. Звоню в милицию, а мне дежурный говорит: „Да напились“. Но это глупость. В восемь утра он водку никогда не пил. Гнать по трассе они тоже не могли. После первой аварии Ирина боялась скорости. Быстрее, чем шестьдесят-восемьдесят километров, они не ездили…»

Уже через час после трагедии весть о ней разнеслась по Москве. А вечером того же дня мировые агентства сообщили: «Как сообщил корреспондент ТАСС, в автокатастрофе под Москвой сегодня утром погиб знаменитый хоккеист Валерий Харламов, тридцати трех лет, и его жена. У них осталось двое маленьких детей – сын и дочь…»

Вспоминает В. Фетисов: «Утром включили телевизоры, а там Валеркины портреты. Но тогда никто из нас толком по-английски не понимал. Так и не сообразили, что к чему. Уже потом, когда вышли на улицу и к нам стали подходить незнакомые люди и что-то говорить о Харламове, мы поняли: с Валерой случилась беда. Вечером прилетел наш хоккейный начальник Валентин Сыч и сказал, что Харламов погиб. Мы были в шоке. Все собрались и сначала хотели бросить к черту этот турнир и ехать на похороны. Но потом как-то так получилось, что решили остаться, во что бы то ни стало выиграть Кубок и посвятить победу Харламову. Так в итоге и получилось».

Похороны погибших в автомобильной катастрофе состоялись через несколько дней на Кунцевском кладбище. Проститься с великим хоккеистом пришли тысячи людей. Вскоре после этого ушла из жизни мама Харламова, не сумевшая перенести смерть любимого сына. Что касается невестки, то к ней отношение было однозначным – ее назвали главной виновницей трагедии. Говорят, еще на поминках мама Ирины почувствовала вокруг себя определенный вакуум. Ее сторонились все: и родственники Харламова, и цээс-ковские начальники. Да и в поминальных речах ощущалась отчужденность. Единственные, кто поддержал тогда Нину Васильевну, были Иосиф Кобзон и адмирал Шашков. Они и потом ей помогут, когда родственники Харламова захотят отлучить ее от внуков. В заключение этой темы добавлю, что в течение некоторого времени какие-то вандалы целенаправленно оскверняли могилу Ирины.

Уже несколько позже люди, знавшие Харламова, стали вспоминать некоторые эпизоды, когда он предчувствовал собственную смерть именно подобным образом. Например, своему отцу он однажды сказал: «Странно, что еще никто из наших хоккеистов не бывал в автокатастрофах». А в июне 1979 года, когда хоронили прославленного спортсмена В. Боброва, Валерий, стоя у его могилы, вдруг произнес: «Как хорошо здесь, на кладбище, тихо, ни забот, ни тревог». И ровно через два года после этого произошла трагедия.

Спустя десять лет после гибели хоккеиста – 26 августа 1991 года – на месте трагедии появился памятный знак – огромная шайба с надписью: «На этом месте закатилась звезда русского хоккея». Этот памятник установили солнечногорские друзья Харламова. Так вышло, но памятник обошелся бесплатно: ни в гранитной мастерской, ни в строительном управлении, где выделяли автокран, денег за работу не взяли. Сказали: «Что ж мы, не люди? Или хоккей не смотрели?» Правда, сначала с установкой вышла промашка – его поставили на противоположной стороне дороги. Но один из гаишников, кто был на месте происшествия,  – Виктор Останин – заметил это и попросил переставить. Было холодно, на дворе стоял ноябрь, но справились с этим быстро: первые же водители, которых остановили для помощи, узнав, кому ставится памятник, немедленно согласились помочь. Первое время водители, проезжая мимо этого места, обязательно сигналили. Говорят, теперь это делать перестали.

Р. S. Дети В. Харламова пошли по его стопам – стали спортсменами. Александр играл в хоккейном клубе ЦСКА под отцовским номером 17. Затем уехал в США. Наездами бывал на родине. В один из таких приездов он познакомился со студенткой финансового института Викой. Причем произошло это знакомство почти так же, как и знакомство его родителей, на чьем-то дне рождения. 16 августа 1997 года Александр и Вика поженились.