Известный актер Валентин Букин рассказал, почему развелся после 20 лет брака и живет в петербургском Доме ветеранов.

На счету замечательного актера Валентина Букина роли более чем в двухстах картинах. И каких картинах, легендарных! «Д,Артаньян и три мушкетера», «Кин-дза-дза!», «Окно в Париж», «Ты у меня одна», «Империя под ударом», «Дневной Дозор», «Мастер и Маргарита» и многих-многих других. И пусть роли небольшие, это неважно, заслуженного артиста публика знает и любит. А какое у Валентина Павловича чувство юмора! Оно помогало ему в самых сложных, казалось бы, ситуациях, помогает и сейчас.

Мы встретились в Доме ветеранов сцены имени М. Г. Савиной в Санкт-Петербурге, где 73-летний актер живет уже 9 лет.

Не приняли в театральный Инну Чурикову и меня

– На улицах меня действительно часто узнают, – с улыбкой начал Валентин Павлович. – Люди подходят с вопросом: «Где-то я вас видел?» «Наверное, – отвечаю, посмеиваясь, – в тюрьме вместе сидели». «Да ладно, я не сидел никогда!» – обескураженно отвечает собеседник. Потом я признаюсь, что актер и в кино снимаюсь. Если девушка подходит и спрашивает, откуда ей знакомо мое лицо, с улыбкой отвечаю: «Ты в школе в первый класс пошла, а я в десятый и на плече тебя нес».

– Как живу? – переспрашивает мой собеседник. – Вот в свободное время реставрирую картины. Их здесь, в доме ветеранов, много, и все старинные. Ведь, когда дом этот был основан, в позапрошлом еще веке, сюда на закате лет приезжали жить артисты Императорских театров. Со всем своим имуществом. Среди имущества были и картины в большом количестве. Артисты умирали, уходили в мир иной, а картины оставались. Но с годами масло тускнело, краски размывались, да и мухи засиживали холст до черноты. И я нашел для себя занятие: эти картины реставрирую. Шучу про себя: «Когда нет картин (в смысле – фильмов и ролей), артист Букин рисует картинки».

– Когда-то я ведь ходил в художественный кружок в Улан-Удэ, – продолжает актер. – Рисовал и даже не думал об актерской профессии. Но у меня очень хорошая память. И пока рисовал, на слух запоминал слова из спектаклей, которые репетировали в кружке драматическом, а мы занимались в одном помещении. Однажды заболел мальчик, который играл Кая в «Снежной королеве». «Знаешь текст? Играй!» – сказал педагог драмкружка. И я вышел на сцену. Понравилось. Стал ходить еще и в драмкружок.

– Судьба к вам благоволила? Или жизнь больше била, чем радовала? – спрашиваю я.

– Грех жаловаться, – отвечает Валентин Павлович. – Да, знаю, что семья наша пострадала от репрессий, отца взяли как врага народа. Но я маленький был и этого не помню. У меня все же более-менее жизнь складывалась, не хуже, чем у других. В школе рисовал, оформлял альбомы для выставок. Руки-то, скажу без ложной скромности, золотые, всегда понимал, что в жизни благодаря собственным умениям и навыкам не пропаду. В армии плакаты писал – «В армии служить – дружбой дорожить», «Люби кашу, как Родину нашу»… (Улыбается.) Я в погранвойсках служил.

Ну а если об актерской профессии говорить, то я поехал из родного Улан-Удэ в Москву. Сначала – в ГИТИС поступать. Не поступил, сказали, нет темперамента. Пошел в другие: Щепкина, Щукинское, Вахтанговское, МХАТ… Во МХАТе дошел до третьего тура. Срезали, сказали: тут еще один мальчик, он уже в армии отслужил, мы возьмем его, а ты приезжай-ка через год. Вместе со мной «завернули» (она тоже не поступила) одну девочку, как же она плакала! Много лет спустя – я уже работал в Большом драматическом театре в Петербурге – она приехала к нам играть спектакль. Эта девочка, которая к тому времени выросла, закончила-таки театральный и превратилась в, без преувеличения, великую актрису. Это была Инна Чурикова. Мы разговорились, я напомнил ей 61-й год: «Помните, как вы плакали?! А я потом вас в кино увидел, сказка «Морозко», вы так здорово сыграли Марфушку, просто невозможно забыть». Инна Михайловна улыбалась: «Да, я помню». А я в итоге учился в Иркутском драматическом театре, потом служил в театрах в Улан-Удэ, в Благовещенске, в Смоленске. И наконец, осел в Минске, 20 лет работал в Белорусском национальном театре имени Янки Купалы.

Развелся из-за предложения Астрахана

– А как складывалась ваша личная жизнь?

– Жена не актриса, работала в школе в Минске, преподавала французский и немецкий языки. «Должность обязывает», жена и дома поучала. Маленькая дочка говорила мне: «Папа, ну что ты с ней споришь, она же учительница!»

Я и жениться, если честно, не хотел. Просто дружили, но девушка забеременела. Женился, лет 20 звенел цепями Гименея. Но часто приглашали на съемки фильмов, и я с удовольствием ездил. А потом – дочка уже взрослая была, закончила медучилище с красным дипломом – меня пригласил режиссер Дмитрий Астрахан сниматься в его картине «Изыди», фильм впоследствии номинировали на «Оскара». Роль большая, надо было надолго ехать в экспедицию на съемки. Я подумал: ну а что дальше семейную лямку тянуть? И развелся. Оставил квартирку жене и дочери, а сам переехал вскоре в Ленинград. Там пригласили играть в Театре комедии Акимова.

Это был 1990 или 1991 год. Дочка потом говорила: «Батька, тебе надо памятник поставить, 20 лет прожил с мамой». Я шутил: «Ксюшенька, вы с мамой в 8 утра уходили в школу. А у меня в театре репетиция только в 11 – и эти три часа каждый день я отдыхал от нравоучений твоей мамы. А летом гастроли, так что я твою маму редко видел». Это, конечно, шутка. Если б Дмитрий Астрахан в кино не пригласил да в театр не позвали, я б, может, и не развелся, так бы и жил в Минске – хороший город. Но уже вышло как вышло. Я доволен, счастлив. Были интересные поездки, встречи, работы… Про народного артиста Николая Крючкова, знаете, рассказывают анекдот? Якобы он получал текст, открывал первую страницу и читал: «Пыльная дорога в степи…» И тут же откладывал сценарий: «Нет, я тут сниматься не буду». Брал другой текст: «Берег моря, золотой песок…» – «Вот тут буду сниматься!» А я снимался во всем, ни от чего не отказывался, мне нравились разные роли. Вот только с рекламой завязал. Было дело, водку рекламировал. Плакаты с моим изображением висели по всему Петербургу. Но однажды пришло письмо, незнакомая женщина взывала к моей совести: «Вы такой хороший артист, я так вас любила. А вы рекламируете водку, эту заразу, она столько жизней унесла у нас в России…» И я теперь вообще отказываюсь от рекламы.

На картине «Ты у меня одна» Астрахана я и вовсе был вторым режиссером, чем горжусь. Правда, в Ленинграде довольно долго мне жить было негде. Поселился на 6-м этаже Театра Акимова. Там был кабинет главного художника, и я в нем жил года 3–4.

Потом мэр Анатолий Собчак, спасибо ему, дал мне однокомнатную квартиру, 45 квадратных метров. В Минске у нас на троих с женой и дочкой было около 30 квадратных метров, а тут хоть сетку натягивай, в волейбол играй. Квартира осталась моя, я отписал ее в наследство дочке и внуку, они живут в Минске. У нас хорошие отношения, но, наверное, чувствую вину, что уехал от них когда-то. Уже 9 лет живу в доме ветеранов.

– Почему же оказались здесь?

– Так сам решил. Здесь хорошо. Место в центре Питера, но как деревня. И, как я шучу, в отдельно взятом месте для отдельно взятых 80 человек выстроили настоящий коммунизм. Все бесплатно: кормят, поят, одевают, убирают. Выделяют машину, когда надо ехать в больницу.

Мы снова идем по коридорам дома ветеранов, да, очень уютного, но… к горлу почему-то подкатывает предательский комок. Все же зрелость (не люблю слово «старость») человек должен встречать в кругу семьи, близких людей. Но жизнь сложная штука, знать бы наперед…

Валентин Павлович между тем с гордостью показывает картины:

– Вот моя любимая, «Псовая охота». Была порвана посередине, а я отреставрировал. И нарисовал свое лицо у одного из гостей барина (улыбается). В кино тоже снимаюсь. Когда приглашают. Вот закончили 12-серийную картину «Двойная жизнь», где сыграл папу главной героини.

Отсняли картину «Чарли», в главной роли Максим Аверин, а я сыграл злобного олигарха. А в картине «Первая любовь» целых 60 серий, я играл дедушку семьи, в финале у него любовь с героиней Тамары Семиной. Хорошая история, добрая. Я уже думал: сейчас покажут по телевизору и я стану другом всех пенсионеров – таких героев, как я сыграл, любят. Но… на Украине показали две серии и перестали. Там сейчас, увы, не до доброго кино. Поэтому, где покажут целиком и когда, непонятно.

У меня была любимая девушка, – признался напоследок артист, – Даша, моложе меня на 33 года. Но… не сложилось у нас. По разным причинам. Сейчас она в Швеции живет. Еще одна девушка у меня была. Настя. И тоже, представляете, когда уже расстались, в Швецию уехала, там за шведа вышла. Я шучу, что у меня легкая рука.