^Наверх

людмила зверкова причина смерти

В Москве скончалась вице-спикер Госдумы 65-летняя Людмила Швецова. Несколько лет Людмила Ивановна боролась с онкологией. 10 лет назад у Швецовой умер сын, а до этого муж. В Москве в ночь на среду, 2

Вас заинтересует:

причина смерти визажиста андрея мановцева

Украинский журналист и радиоведущий Андрей Великий сообщил о внезапной смерти популярного украинского парикмахера и стилиста Дениса Ожигина, наиболее известного в городе Львов, где также находился его частный салон "Чешу.Я".

"Ты был больше, чем парикмахер, для каждого из нас... Всегда умел подстроиться под настроение каждого из нас... Подобрать правильный стиль каждому из нас... А иногда - просто правильные слова для нас...", - отметил радиоведущий.

По словам Великого, он "доверял свою голову" мастеру на протяжении семи лет и был очень возмущен неожиданным исчезновением парикмахера этим летом. Ожигин перестал отвечать на звонки, не появлялся в своем салоне. Однако сегодня, когда стало известно о смерти стилиста, Андрей Великий просит прощения за свой гнев и сочувствует родным и близким Ожигина.

Денис Ожигин ушел из жизни на 33-м году. За время работы в своей сфере мастер-стилист был несколько раз признан лучшим парикмахером Львова, часто обслуживал публичных людей, артистов и политиков. Под постом журналиста интернет-пользователи выражают свои соболезнования близким.

Читайте также на "Лайме" о смерти великого украинца: в Украине волна скорби из-за смерти Гаврилишина.

Версия для печати Денис Ожигин

Этери Крихели с дочерью Викторией

Этери Крихели, директор сети клиник «Клазко», 46 лет. С ранних лет помню восхищенные взгляды мужчин в сторону моей мамы. Она всегда любила ухаживать за собой. В пик острейшего дефицита на ее трюмо стояли хрустальные баночки с кремами от личного косметолога. Я очень любила их разглядывать. И могла только мечтать о том, чтобы открыть крышки. Мама говорила: «Тебе рано думать обо всем этом, вот окончишь школу, поступишь в институт – тогда делай что хочешь». И первое, что я сделала, когда приехала учиться в Москву, – сменила пучок на модную стрижку. Опытные подруги посоветовали мне парикмахера из гостиницы «Москва». Я заплатила немыслимые деньги, но была на седьмом небе от счастья.

В отличие от меня Вика с детства была кокеткой. Помню, ее кроватка стояла рядом с моим туалетным столиком. Однажды я зашла в спальню в полной уверенности, что мой полуторагодовалый ребенок крепко спит. И увидела такую картину: Вика с блаженной улыбкой разрисовывает лицо моей помадой. Она смотрела на меня с таким триумфом!

Универсальной диеты не существует. Рацион должен индивидуально назначать врач. Когда Вика подростком пыталась сидеть на диетах из интернета, я относилась к этому снисходительно: знала, что со временем она похудеет сама собой. Лично я избавилась от лишнего веса на рубеже восемнадцати лет и была стройной без каких-либо ограничений до тридцати пяти. Сейчас, после сорока, я просто мало ем, а если чувствую тяжесть, устраиваю разгрузочный день.

Необходимыми процедурами я считаю ­инъекции ботулотоксина и биоревитализацию. Я вовремя сделала блефаропластику и малоинвазивный лифтинг нижней части лица. Естественно, я прибегаю ко всем новинкам, которые представлены в наших клиниках,  – плазмолифтинг, клеточная терапия. Мое главное правило – ­делать все вовремя и регулярно. Но Вике я еще не советую при­бегать к тяжелой артиллерии, пока в этом нет необходимости.

Дети должны быть лучше, чем мы. Я вспоминаю фото с золотой свадьбы моей прабабушки, на котором ей шестьдесят пять лет. Потухший взгляд, седые волосы – старуха старухой. Моей маме сейчас тоже шестьдесят пять – и это молодая женщина, полная сил и энергии. При этом я сейчас выгляжу лучше, чем мама в моем возрасте. Не сомневаюсь, что Вика и моя младшая дочь Ноэль будут выглядеть в свои сорок шесть моложе, чем я.

Виктория Крихели, менеджер по связям с общественностью Piaget, 27 лет. В детстве мне было предоставлено больше свободы, чем маме моей бабушкой. И я свободой пользовалась: рисовала smoky eyes, носила огромные платформы, как у моих кумиров – солисток Spice Girls. Мама всегда высказывала свое мнение, но ничего не запрещала.

Когда мама открыла первую клинику, мне было пятна­дцать лет. Ее услуги не могли меня заинтересовать. Но потом я начала посещать косметолога. Сейчас каждую неделю делаю очищающий уход, пару раз в год – фотоомоложение. Волосы мы с мамой давно доверяем только Ольге Рубец.

Я веду активный образ жизни, но быстро устаю от однообразия. Несколько лет занималась танцами – грузинскими, бальными. Съездив в Латинскую Америку, всерьез увлеклась аргентинским танго. В двадцать два года мне захотелось встать на сноуборд – и я научилась кататься. Мое последнее увлечение – верховая езда. Друзья подарили абонемент на месяц в клуб на Беговой. Все спрашивают: «Ну как тебе?».  А я шучу, что это даже сложнее, чем водить машину с механической коробкой.

Я благодарна маме, что она позволила мне – ну да, найти себя. И сейчас, когда подрастает моя младшая сестра Ноэль, я стараюсь общаться с ней так же. Ведь наша индивидуальность – наше богатство.

Юлия Далакян с дочкой Машей

Юлия Далакян, дизайнер, 45 лет. Моя мама забирала меня из школы всегда на каблуках, с эффектной укладкой и макияжем. Хоть мы совсем не похожи (она сероглазая блондинка), я смотрела на нее и неосознанно училась. Машу я старалась воспитывать так же: не нравоучениями, а личным примером.

Я предпочитаю салоны красоты и spа, в которые хозяин вложил не только деньги, но и душу. В студию Lanna Kamilina на «Третьяковской» хожу уже десять лет, с момента открытия. Здесь нет ощущения «конвейера», я записываюсь к любому мастеру, потому что знаю, что все они одинаково хороши. Ланна лично все контролирует. Туда же я привела Машу, когда ей было двенадцать лет, на первый маникюр. А потом ей плели косы на школьный выпускной. Если выдается свободный час, на массаж иду только в «Палестру». Женя Линович не только подобрала отличных мастеров, но и создала уют.

Жесткие диеты – это не мое. Я никогда не издевалась над своим организмом. Сладкое не ем, потому что не люблю, из алкогольных напитков предпочитаю самое низкокалорийное сухое белое вино и могу позволить себе перекусить после шести. А в свободное время с удовольствием готовлю для себя и Маши что-нибудь из тайской кухни.

Не исключаю, что лет через десять воспользуюсь услугами пластического хирурга. Но пока я довольна результатами мезотерапии. Я делаю эту процедуру у косметолога, который работает в маленьком салоне при моем доме моды.

Маша Далакян, журналист, 22 года. В пятом классе я красила ногти лаками всех цветов радуги. ­Потом сделала мелирование на своих темных волосах. И, конечно, как все девочки в подростковом возрасте, не жалела «штукатурки» для лица. Но мама никогда меня не ругала. Она поступала мудрее. Однажды попросила друга нашей семьи, визажиста Анд­рея Мановцева, ненавязчиво провести для меня мастер-класс. Так я научилась правильно подбирать тональное средство и рисовать аккуратные стрелки.

Мама всегда призывала меня заниматься спортом. Мое раннее детство прошло на пуантах. Со строгой преподавательницей, напоминающей Майю Плисецкую, я до десяти лет оттачивала па и плие. Во многом благодаря тем изматывающим репетициям сейчас у меня сильные стройные ноги и тонкая талия. Затем были плавание, теннис. В старших классах я по полтора часа проводила на беговой дорожке в «Планете Фитнес». Но самый долгий роман у меня был с йогой. Полтора года я занималась на дому с тренером Сашей. Он не медитировал и не распевал мантры. Это были выматывающие тренировки на силу, гибкость и выносливость. Так получилось, что я прервала занятия – учеба, путешествия. Но сейчас планирую вернуться, так сказать, к станку.

Наша с мамой страна – Италия. Я провела на Апеннинах часть детства: мама там работала. Помню, как мы брали машину и путешествовали по типичным деревушкам. В нашей семье все любят вкусно поесть – представляете, какой гастрономический рай нам там открылся? При этом мы совершенно не поправились. Мама с детства приучила меня к мысли, что если блюдо доставляет эстетическое удовольствие, а не просто наполняет желудок, то можно не волноваться о лишних килограммах. В Москве я балую себя маминой долмой и пирожками из «Пушкина».

C вьющимися волосами я воюю всю жизнь. Настоящим спасением стали средства Moroccanoil, которые с недавних пор продаются в Москве. По ним не случайно сходит с ума Голливуд: укладка занимает в два раза меньше времени и волосы не так портятся от утюжка.

Анастасия Даценко с мамой Ольгой

Ольга Даценко, владелица салона красоты Moska, 48 лет. После рождения сына я стала мечтать о дочке. Представляла, что у нее будут такие же густые кудрявые волосы, как у старшего брата, и я буду делать ей разные прически. Настя родилась через три года. Она была еще совсем крошкой, а я уже приклеивала ей скотчем на макушку бантик, как у Минни-Маус.

Совсем маленькой я отдала Настю в секцию тенниса. Повзрослев, она продолжала заниматься с тренером. А теперь у нас традиция: каждое воскресенье мы играем на закрытом корте около нашего дома. Кроме того, я занимаюсь пилатесом с наставницей Светланой Зайцевой. Вы не представляете, насколько более подтянутым и упругим стало мое тело. Настя даже говорит, что на пляже я даю ей фору. Но это, конечно, кокетство.

Я настороженно отношусь к аппаратным способам омоложения вроде «Термажа». Верю только в скальпель, хотя сама еще к нему не прибегала. Но если в будущем сделаю себе пластическую операцию, то ни за что не буду это скрывать – зачем врать? Лучше поделиться с людьми своим опытом, чтобы ему последовали или, наоборот, не повторили моих ошибок.

Самый авторитетный советчик для меня – это Настя. Я всегда ходила с челкой. Но как-то раз сделала дома маску и заколола волосы наверх, чтобы не мешали. Настя подвела меня к зеркалу и сказала: «Мама, посмотри, какое у тебя красивое лицо, открой его». Я послушалась и сделала другую стрижку. И не жалею!

Восемь лет назад я затеяла на Малой Грузинской салон красоты Moska. Захотелось создать идеальный салон красоты таким, каким я его вижу: небольшой, уютный, с маленьким, но тщательно отобранным штатом. Я серьезно отношусь к бизнесу и даже Насте не предоставляю льгот: она ждет своей записи по две недели. Надеюсь, со временем мое дело перейдет к ней.

Моя мама не пользовалась декоративной косметикой. Я нача­ла краситься только в тридцать лет. А Настя взяла в руки тушь и ­помаду еще в школе. Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Я не пытаюсь вернуть дочку на несколько десятилетий назад. Наоборот, стараюсь идти вместе с ней, не отставать, чтобы в нужный момент помочь советом.

Анастасия Даценко, координатор спецпроектов компании «Тройка Диалог», 22 года. Я всегда хотела быть похожей на маму. Чтобы приблизиться к идеалу,   в шестнадцать лет даже перекрасилась в блондинку. Правда, потом восстанавливала волосы ре­пейным маслом и втирала в корни имбирь для роста.

В мои студенческие годы было безумно модно увеличивать губы. Каким-то чудом я не поддалась этому веянию. А теперь с сочувствием смотрю на девушек, которые пре­вратились в пластиковых кукол.

Раннее детство я провела в Токио, поэтому очень люблю японскую кухню. После суши и роллов есть чувство сытости, но не тяжести. Я благодарна маме, что она научила меня правильной диете: есть нужно пять-шесть раз в день, а порция должна помещаться в ладошку.

Даже когда я в старших классах наращивала волосы и не вылезала из солярия, мама говорила: «У тебя это пройдет» и не давила на меня. Благодаря ее гуманности сейчас, когда я уже выросла, у нас действительно дружеские отношения.

Дмитрий Свищев, генеральный продюсер агентства Modus Vivendis, попробовал три направления бизнеса - металлургия, мода и горнолыжный спорт. Объединяет их, пожалуй, только одно: все они приносят Дмитрию удовольствие. А некоторые - еще и деньги.

Свищеву 31 год. Он кандидат в мастера спорта по горным лыжам, до сих пор выступающий на соревнованиях разного ранга, и вместе с тем генеральный продюсер модельного агентства Modus Vivendis.

У него море планов и амбиций. И хотя в мире моды его имя широко известно, о его основном бизнесе, на доход от которого, собственно, и развивается агентство, кроме коллег-"металлистов", не знает практически никто.

Началом своей сознательной жизни Дмитрий Свищев называет период распада СССР. Меняющаяся жизнь позволяла скопить первоначальный капитал наиболее решительным и авантюрно настроенным гражданам. В их числе был и только что отслуживший в армии Дмитрий. Поняв, что вечно период первоначального накопления продолжаться не будет, Дмитрий оставил учебу и с головой ушел в торговлю цветными металлами. Как она велась, подробно он вспоминать уже не хочет. Но говорит, что без поддержки друзей и партнеров - Искандера Махмудова и Дмитрия Зеленина вряд ли бы добился столь многого. "Эти люди сыграли в моей карьере огромную роль, именно благодаря их доверию и поддержке я смог заключить свои первые крупные контракты", - говорит Дмитрий Свищев.

Когда общими бедами для всех "металлистов" стали квотирование, лицензирование и пошлины, Дмитрий и партнеры решили переквалифицироваться. Теперь основной упор делался не на торговлю, а на переработку лома и дальнейший экспорт готовой продукции. Как показало время, принятое тогда решение полностью себя оправдало. Сегодня компания "Металпромкомплект", возглавляемая Свищевым, поставляет металлопродукцию крупнейшим металлургическим производствам России. Среди его клиентов "Норильский никель", Уральская горнодобывающая компания, Магнитогорский и Липецкий комбинаты, "Русский алюминий".

Дмитрий мог бы всю жизнь оставаться "темным металлистом", как он сам это называет, получать неплохие деньги и радоваться жизни. Но в 1992 году он познакомился с Еленой Ермолаевой (нынешним директором агентства Modus Vivendis) и ее мужем - уже тогда известным стилистом Андреем Мановцевым. Супругам было достаточно буквально одного разговора, чтобы уговорить Дмитрия заняться модельным бизнесом.

"Никакие деньги в мире тебе не откроют те двери, которые откроет мода", - сказал Свищеву в день знакомства Андрей Мановцев. "Тогда я отнесся к этому весьма скептически, - вспоминает Свищев, - Сегодня я понимаю, что так оно и есть".

Первая совместная акция новых партнеров - конкурс "Лучшая профессиональная модель года". "Если честно, до этого времени я не знал, хочу ли я вообще заниматься модой, - говорит Дмитрий, - Подумал: проспонсирую конкурс, а потом буду делать выводы. Но эта идея меня так втянула, дала такой стимул, что уже на этапе подготовки я твердо решил развивать это направление".

Тогда-то на свет и появилось агентство Modus Vivendis. Семь лет назад оно было глубоко убыточным. И сегодня об огромных прибылях речи не идет. Держится эта компания исключительно на двух вещах: энтузиазме Дмитрия и профессионализме Елены Ермолаевой и Андрея Мановцева.

В Москве насчитывается около 150 модельных агентств. Новые возникают едва ли не каждый день. Однако, быстро появившись на свет, они так же быстро исчезают, так и не создав ничего интересного.

Профессии "модель" в России официально до сих пор не существует. В 1993 году у Modus Vivendis не было даже примеров для подражания. Нашим героям приходилось учиться на своих ошибках. Все, включая само понятие "модельный бизнес", приходилось создавать с нуля. Даже к зарубежному опыту обратиться было практически невозможно, поскольку сам подход к модельному бизнесу на Западе в корне отличается от российского.

День работы модели за рубежом может оцениваться в тысячу долларов и дороже. В России же девушки зачастую работают бесплатно - для промоушна.

Многое изменил август 1998 года, после которого подняла голову отечественная промышленность. Вслед за ней наверняка начнет расти и модельный бизнес. "Мы это чувствуем уже сегодня, - говорит Свищев, - по росту числа клиентов".

До недавнего времени фактически монополией на модельный бизнес в стране обладали два агентства: Red Stars и Modus Vivendis. Однако не так давно в недрах Red Stars начались серьезные изменения, и оно фактически разделилось на две части - собственно Red Stars и модельное агентство "Президент". Конкурентами по большому счету ни одно из них Свищев не считает. Никакого бизнеса в том, чем он занимается, он до сих пор не видит. Все отношения между рекламными агентствами и другими участниками рынка - журналами, модельерами, агентствами - строятся исключительно на личных отношениях. У кого они лучше - у того больше заказов.

На Западе модельеры, планируя показ собственной коллекции, устраивают кастинги одновременно среди десятка агентств. У нас такое бывает в исключительных случаях. Как правило, конкурс проводится в одном отдельно взятом агентстве - в том, с директором которого у заказчика лучше отношения. Головная боль всех российских модельных агентств - и Modus Vivendis здесь не исключение - нормализация отношений с западными партнерами. Не секрет, что каждая российская модель стремится работать за границей, где перспектив несравненно больше, условия работы несказанно лучше. Для хорошей модели работа за рубежом - естественный шаг, и сделать его тоже помогают соотечественники. Дальше события разворачиваются по стандартному сценарию. Российское агентство заключает договор с зарубежным партнером Х, согласно которому должно получать проценты от всех заработанных моделью средств.

Однако продолжается это недолго. Девушка, осмотревшись за границей и отработав первые долги - дорогу, проживание, прочие расходы, - получив признание заказчиков и новые предложения, расторгает договор и переходит на работу в агентство Y, которое не связано никакими обязательствами с российскими коллегами.

Скоро центр мировой моды здорово сместится на Восток, считает Дмитрий Свищев. Вместо классического "Париж - Рим - Лондон" с примкнувшим к ним Нью-Йорком список возглавят Москва и Пекин. И дело не в простом любопытстве со стороны европейских "патриархов". Восточные рынки огромны, и западные компании это понимают.

Последним в хронологическом плане большим достижением Modus Vivendis стал выигрыш тендера на проведение в России отборочного тура конкурса, вот уже на протяжении 20 лет устраиваемого крупным американского агентством Ford Models. "За бортом" остались российские компании, с которыми Ford работал раньше.

В финале конкурса, который прошел в Пуэрто-Рико, победила 14-летняя жительница Калининграда Рита Бабина. Как сказал Свищев: "Это не только наша победа, но победа России". Не только Бабина, более половины участниц российского финала уже сегодня готовы работать на высоком уровне, считает Свищев. По его прогнозам, у модельного бизнеса и возглавляемого им агентства все еще впереди: "Расцвет наступит тогда, когда поднимется наша легкая промышленность, фабрики будут соревноваться за право реализовать идеи кутюрье, а они будут зарабатывать деньги своим искусством, а не показами коллекций в ночных клубах".

Его новый проект - это своего рода возвращение в детство (он встал на лыжи в пять лет). Года полтора назад Свищев познакомился с Леонидом Тягачевым, вице-президентом Российского олимпийского комитета и президентом Федерации горнолыжного спорта России. Пообщавшись с этим человеком, в прошлом тренером главной горнолыжной команды страны, Свищев решил создать профессиональный горнолыжный клуб, названный впоследствии "Новая Лига". Эту идею поддержали его партнеры по "металлическому" бизнесу и просто друзья: Дмитрий Зеленин, Алексей Шулепов, Григорий Березкин. Закупили снаряжение, набрали тренерский коллектив (пригласив в том числе тренера-австрийца), собрали первую в России национальную команду по слалому. "Дмитрий как спортсмен и как организатор не только талантлив, но и профессионален, - говорит Леонид Тягачев. - А желания и энергии у него очень много".

Сегодня в клубе по новой программе занимаются полсотни мальчишек. Лучший из спортсменов Алексей Сугробов - четырехкратный чемпион страны. Кстати, юношам предоставлена возможность тренироваться на лучших склонах не только страны, но и мира - в Австрийских Альпах.

Дмитрий называет "Новую Лигу" одним из видов своего бизнеса. "Сегодня спорт для нас убыточен, - говорит он, - но, как и прежде с модой, у меня есть уверенность, что это ненадолго. Уже через пару лет мы рассчитываем на то, что он станет окупать себя. Мы надеемся, что через некоторое время нам удастся вырастить спортсменов мирового класса, которые будут очень хорошо зарабатывать".

В том, что все произойдет именно так, Дмитрий Свищев не сомневается: "Я чувствую и возможную прибыль, и возможные неприятности. Моя интуиция никогда меня не подводит".