^Наверх

вадим бероев биография причина смерти

В Правобережном районе Северной Осетии находится небольшая деревня Хуламаг. Территория вокруг хуторка в советское время была покрыта сплошной гущиной хмеля и принадлежала Кировскому району. Оттуда про

Вас заинтересует:

причина смерти веры марецкой

Эта актриса с потрясающей судьбой рано начала сниматься и работать в театре. Она была обласкана властью и всегда была при деньгах и наградах. Но, к сожалению, всех близких актрисы постигла трагическая судьба. А жесткое соперничество с Любовью Орловой сделало последние дни Марецкой очень печальными.

Актрисой она стала наперекор судьбе. Просто хотела доказать своей деревенской родне, что пройдет по конкурсу наравне с городскими ребятами. И прошла! В кино удача улыбнулась сразу – первую роль Марецкая сыграла уже в девятнадцать лет, но еще больше ей удалось сделать в театре. В военные годы Марецкая ездила с труппой по окопам и была кумиром для тысяч солдат. В чем же ей не повезло?.. Во-первых, внешне благополучная актриса носила в себе страшную тайну. В ее семье были репрессированные. Два родных брата – расстреляны по доносу. Сестра – в лагере… С таким родством она тоже могла запросто загреметь на нары. И каждый раз, слыша по ночам, как работает лифт или что на улице остановилась машина, она в ужасе вздрагивала: «Это за мной!» Во-вторых, девушке со своеобразной внешностью сильно не везло в личной жизни. Ей попадались ненадежные мужчины. Первый муж, режиссер Юрий Завадский, бросил ее с маленьким сыном на руках, потому что увлекся балериной Галиной Улановой. Несколько лет Марецкая и не помышляла о личной жизни, настолько глубоко ее ранила эта ситуация. Тем не менее Марецкая все же пришла работать в его студию, которая потом преобразовалась в Театр Моссовета, и сохраняла с режиссером теплые отношения, никогда не отзываясь о нем дурно.

Второй раз устроить личное счастье актриса попыталась накануне Великой Отечественной войны с актером Георгием Троицким. От него у Веры Петровны родилась дочка Маша. Но счастью актрисы помешала война. Ее муж погиб в боях… И Марецкая снова осталась одна. Правда, через несколько лет у актрисы появилось желание связать свою судьбу с актером Ростиславом Пляттом. Но у него была трагическая история – его не отпускала жена. Она постоянно угрожала самоубийством, и поэтому им пришлось долго скрывать свой роман, и в брак он не перешел. А годы шли… Выросли и отделились дети. С сыном все было в порядке, а вот история дочери Марии – трагическая. Она страстно полюбила молодого ученого и вышла за него замуж. Но по неизвестной причине он повесился. Из-за случившегося дочь Марецкой оказалась в неврологической клинике, где лечилась много лет… Вера Петровна тяжело переживала эти трагедии. Возможно, это и дало толчок болезни. Страшные головные боли заставили ее обратиться к врачу. Диагноз – рак головного мозга.

Веру Петровну, мужественно борящуюся с болезнью, спасала работа в театре. Но там была не одна она претендентка на звездные роли. В театре играли Фаина Раневская и Любовь Орлова. Первая была мягка по нраву и уступила роль в популярном спектакле «Странная миссис Сэвидж» Орловой. А Завадский, узнав, что семидесятилетняя Вера Марецкая тяжело больна, распорядился на время отобрать эту роль у Орловой и дать поиграть Марецкой. Вера Петровна сыграла главную роль в «Странной миссис Сэвидж» много раз, потом Орлова начала беспокоиться и требовала у начальства, чтобы ее вернули в спектакль. Для нее это тоже был «последний шанс», чтобы регулярно встречаться со зрителем. В итоге через министра культуры Орлова добилась своего – ее вернули в спектакль, а Марецкая легла в больницу на операцию. По иронии судьбы скоро в кремлевской больнице оказались и Орлова, и Завадский… Орлова попала в клинику с раком поджелудочной железы. Режиссер пробовал помирить двух актрис, но было поздно, его добрые побуждения в результате привели к тому, что они ненавидели друг друга. И если случайно встречались, только обменивались колкостями. Например, спорили: кто раньше умрет, чтобы остаться для зрителей «в форме»?

Каждая из них беспокоилась: а что дальше будет с их внешностью? Вера Петровна, потерявшая волосы из-за химиотерапии, носила парики, Орлова, сделавшая бессчетное количество пластических операций, уже не могла тем не менее сниматься в кино… В общем, они обе переживали, и когда в 1975 году Любовь Петровна умерла, Марецкая пришла к ее гробу и сказала: «И тут она первая…» Марецкая же еще три года работала, играя каждый спектакль, как последний. Все актеры знали, что Вера Петровна умирает, и не могли смотреть на нее без слез. Многие, когда она очередной раз ложилась в больницу, на всякий случай прощались с ней навсегда. В августе 1978 года Вера Петровна умерла.

Мало кто знает, что свою карьеру популярный актер Алексей Баталов начинал не только как актер, но и как журналист. У него были писательские амбиции, и он активно сотрудничал с журналом «Театр», где печатался под псевдонимом Владимирский. Алексей звонил популярным актрисам и брал у них интервью. Встретился он и с Верой Марецкой.

– Я опубликовал интервью об этой прекрасной актрисе, – вспоминает Алексей Владимирович. – Но журналист, принявший у меня текст интервью, позволил себе приписать несколько слов от себя. Мне тогда позвонила Вера Петровна и была очень недовольна. Устроила мне такой разнос!

Расстроенный Баталов позвонил в редакцию журнала и попросил разобраться, кто же позволил себе приписывать слова «от себя». В результате, по словам актера, этого человека уволили.

Шестьдесят лет назад Театр Моссовета

Когда театр был на гастролях в Париже, Ве-Пе сидела в гримерке Сары Бернар. Перед спектаклем у нее схватило сердце. Она прилегла на кушетку, успев подумать: «Как было бы здорово умереть на кушетке самой Бернар». Но в этот раз врачи ее спасли...

Детские годы великой актрисы

Одна из лучших актрис Советского Союза появилась на свет в Барвихе у родителей, не имевших никакого отношения к миру кино. Возможно, только очень тонкой нитью идет такая связь. Ее папа, Петр Григорьевич, спустя шесть лет после рождения дочери начал арендовать в цирке Никитиных буфет. А после окончания революции он решил остаться там работать продавцом. Все дети — Вера, ее два брата и сестра — постоянно помогали папе.

Вере очень нравилось бывать в цирке, ее пленял мир искусства. Она часто стояла за кулисами, внимательно наблюдая за представлением. А закрыв глаза, девочка представляла себя то воздушной гимнасткой, то смелой наездницей...

Родителям хотелось для своей дочки совсем иного будущего, они не были уверены, что мечты девочки сделают ее счастливой. Родители хотели, чтобы их дети получили серьезное образование, поэтому, подчинившись их настоятельным уговорам, юная Вера Марецкая, фото которой вскоре были почти в каждом советском журнале, начала сдавать экзамены на философский факультет в Московском университете. Но мир искусства не оставил ее, пленяя и восхищая. Поэтому, ничего не сказав родителям, девушка подает документы одновременно в три театральных студии. Поступить удалось в две, из которых она выбрала школу-студию при театре имени Вахтангова

Ее довоенные работы в театре

После окончания Школы-студии в 1924 году Вера Марецкая, поддержав Юрия Завадского, решившего создать свою театральную студию, стала одной из первых его актрис. Она, несмотря на свою молодость, начинала с характерных ролей. Ей удавалось (и очень талантливо) перевоплощаться в странных и смешных старушек — фрау Шнютхен, мадам Соковитину и других.

На выбор дальнейшего репертуара актрисы значительное влияние оказали ее удивительное чувство юмора и неуемная фантазия. Ей доводилось играть лицемерку Глафиру, беспризорницу Степку, проститутку Бетти Дорданж (одна из лучших ее ролей). Завадский писал о Марецкой, что она очень умна, всегда знает, что она делает, зачем и почему, но главное — как.

Их отношения были непростыми. Именно Завадский стал для Марецкой истинным учителем, открывшим ее как актрису. Постепенно рабочие отношения стали личными. Они поженились, у них родился сын Женечка. Все было хорошо, но потом Завадский испытал чувство всепоглощающей любви к Галине Улановой

Синема ее жизни

Хотя в театре у нее был постоянный успех, именно кинематограф принес Марецкой всенародную любовь и признание. Ее дебют состоялся, когда ей было 19 лет. Это была маленькая роль в драме «Его призыв». В этом же, 1925, году тот же режиссер — Яков Протазанов - опять пригласил молодую красавицу в свой новый фильм — в комедию «Закройщик из Торжка», гдкоторой вошли в золотой фонд советского кинематографа, воплотила роль работницы Кати. Этот образ запомнился всем зрителям.

Ее партнер по фильму Игорь Ильинский

Постепенно начали поступать предложения от разных режиссеров. За три года она сыграла в пяти замечательных фильмах, где сумела продемонстрировать как настоящую искренность и лиризм, так и яркую характерность.

Живой образ в идеологической фальши

Начало творческой карьеры у актрисы было очень бурным, но потом наступило некоторое затишье. Она была очень занята в театре. Следующая ее роль случилась только в 1935 году. Персонажем была активная шахтерка Вера, которая сумела подбить женщин сражаться в бою против белых. С этой картины именно женский характер, его формирование стало определяющим стержнем ее дальнейшей работы в кино.

Почти все ее экранные работы были пронизаны идеологией коммунизма. Но в те годы эта идеология была в любом виде искусства, в умах и сердцах людей. Но даже в такой ситуации Вера Марецкая сумела создавать реальные, очень искренние и настоящие образы женщин, простых русских баб. Критики говорили, что на Марецкую-крестьянку, произносившую пламенные слова, хотелось смотреть ежеминутно, настолько она была мудра и по-настоящему народна.

Личная жизнь прославленной актрисы

У нее было все: благосклонное отношение официальных властей, народная любовь. И все же практически никто не знал, что за всей этой феерией остается огромная трагедия. Оба ее брата были партийными деятелями, почти правыми руками Бухарина, что и послужило причиной их гибели — их расстреляли в 30-е годы.

Ее младшая сестра пропала через сутки после начала войны. Сначала Вера Павловна обзванивала знакомых, потом больницы и морги. Потом сообразила обратиться в соответствующие органы... Никакая популярность не помогла ей вытащить сестру из тюрьмы: Таня вышла оттуда только через два года, до 60-х ей запрещали жить в столице.

Личная жизнь Веры Марецкой оказалась полосатой: то случались счастливые взлеты, то грустные падения. После развода с Завадским она снова создала семью — с актером Георгием Троицким. У них родилась дочь Маша. Троша в основном занимался домашними делами и дочкой. А все творческие вопросы Марецкая, как и прежде, решала в тандеме с Завадским.

Дети Марецкой Веры Петровны всегда были вместе с ней и не только в детстве. Много позже, когда она долгие недели лежала в больнице, они были рядом, сын даже записывал на магнитофон стихи, которые она читала.

Треть столетия — целая эпоха

Сороковые годы были лучшими как для Марецкой — театральной актрисы, так и для Марецкой — актрисы кино. Именно в это время были сняты ее лучшие фильмы («Свадьба», «Сельская учительница») и поставлены лучшие спектакли («Трактирщица», «Машенька», «Любовью не шутят»). Омрачало эти годы только одно известие: в самом начале войны погиб ее второй муж, ушедший

В 50-60-е годы съемок в кино было намного меньше. Интересные работы были в фильмах «Мать», «Легкая жизнь». В Театре Моссовета спектаклей и ролей было намного больше - «Враги», «Кража» и другие. Она очень любила театр и всегда работала с особой самоотверженностью.

До конца своей жизни Марецкая была для своего первого мужа актрисой номер один. Но ему приходилось аккуратно лавировать еще и между Орловой и Раневской, разделявшими ту же сцену. А это было непросто.

Марецкая продолжала играть. Ее дочь Маша вышла замуж, но спустя несколько лет ее муж повесился. Актриса поддерживала дочь всеми силами, несмотря на мучившую ее почти постоянно головную боль. Ростислав Плятт и Юрий Завадский чуть ли не силой заставили ее пройти обследование, результат которого был неутешителен: рак головного мозга.

После озвучивания диагноза Завадский решил отдать ей роль миссис Сэвидж, которую до этого играла Раневская, а потом — Орлова. Но случилось так, что и Орлова тогда тоже болела, поэтому она сражалась за эту роль.

Марецкая теперь часть времени проводила в театре, а часть в больнице — лечение, операции... Вскоре там же оказалась и Орлова. Вера Петровна писала ей маленькие записки в другую палату, но Орлова, все еще обижаясь на нее из-за роли миссис Сэвидж, отвечала молчанием.

Она умерла первая, в январе 75-го. Марецкая была на панихиде. После, будучи уже почти без сил от болезни, она продолжала работать и в больнице. Вскоре в этих же стенах оказался и Завадский. Как и прежде, они с бывшей женой обменивались записками, приветами и рисунками. Он умер в 1977 году. Марецкой сообщили об этом первой. Она пережила его всего на год, уйдя из жизни 17 августа 1978 года.

Она не смогла бы всерьез повторить слова Патрик Кэмбелл из пьесы «Милый лжец»: «Мне никогда не будет больше тридцати девяти лет. Ни на один день», – слова, ставшие девизом великой, всю жизнь боровшейся с неумолимым временем Любочки – так звали в театре Орлову.

– Хоть бы постареть скорее, – говорила совсем еще юная Верочка, вертясь перед зеркалом. Она казалась себе нескладной и не способной для театра (рост маленький, нос уточкой). Для театра, о котором грезила с того момента, как начала себя осознавать. Возраст представлялся ей синонимом мастерства. Потому и старух любила играть, с детства. Да, да, всерьез (Рыжова! Садовская!) думала, что предназначена для ролей комических старух. Даже когда провалилась на экзамене в студию Малого. Когда солидные братья называли ее «беспартийной актеркой». Когда поступила в студию Вахтангова.

А первой ее «ролью» была Надежда Дурова. Гусар! Сестра Татьяна жженой пробкой нарисовала Верочке усы. И кто-то из зрителей сказал: «Судьба! Она и будет Надеждой Дуровой». Кавалерист-девицей. Хозяйкой своей судьбы.

Снежный король

Она часто повторяла: «Театр мой дом. Мой банк. Вся моя жизнь». И это был не пафос, а констатация. Потому что театр и на самом деле, в самом прямом смысле стал ее домом. Она часто ночевала в студии. В театре было хорошо!..

В бывшем особняке миллионера Берга, где располагалась студия Вахтангова (дар власти), – мраморный подъезд, лестницы со статуями, бархатные диваны и кресла. А дома порой не было хлеба.

Прежде, до революции, отец арендовал буфет в цирке Никитиных, а мама смолоду была театралкой. Оба брата – Георгий и Дмитрий – учились так, что их за казенный счет приняли в Московскую практическую академию. После октября 17-го оба вступили в большевистскую партию. Младших сестер, Татьяну и Веру, агитировали «за комсомол». Татьяна вступила, а Вера анархически воздержалась. Поступила в университет на факультет философии. А через год бросила ради театральной студии, за что много интересного выслушала про себя от братьев.

После провала в студию Малого ее приняли в шаляпинскую. А она оттуда через неделю сбежала, решив поступать к Вахтангову. И при огромнейшем конкурсе (при 350 записавшихся брали 50) поступила. В то время Евгений Багратионович Вахтангов задумывал «Принцессу Турандот» – ему нужны были молодые, пластичные статистки.

Новый, 1922 год встречали в студии. Марецкая к тому времени была занята в «Турандот» в бессловесной роли цанни – служительницы просцениума. Один из педагогов студии Юрий Завадский проснулся знаменитым после роли Калафа в этом шедевре Вахтангова. Еще совсем молодой, прекрасно-холодный, загадочный, он покорял всех. И Верочкино сердце было разбито. А прекрасный Калаф несколько раз выгонял свою ученицу с занятий, тщательно скрывая свое неравнодушие к ней... В сущности, он так и остался единственным, «главным» мужчиной ее одинокой жизни. После него слишком трудно было встретить равного.

Тучи над третьей студией начали сгущаться сразу после смерти Вахтангова, ближайший родственник которого И. Ю. Козловский был председателем Малого Совнаркома. Вот тогда Завадский впервые и ощутил на себе, что такое травля, в том числе публичная, в прессе. Это многое определило в его настороженной, испуганной жизни. В 1924-м студию закрыли. Станиславский пригласил Завадского и еще нескольких студийцев к себе во МХАТ. Марецкой среди приглашенных не оказалось. У основоположника и своих «старух» хватало (запоздалое приглашение последует через 12 лет, но Марецкая его уже не примет). Параллельно Завадский основал собственную студию на Сретенке, в здании бывшего... паноптикума. Студия и стала прообразом Театра имени Моссовета. «Паноптикум единомышленников» – это, возможно, отсюда.

Репетиции, занятия, спектакли, эскизы к декорациям, монтировка декораций. Оба, и Марецкая и Завадский, жили в театре. Костюмы для спектаклей Верочка шила сама – это она-то, которую дома доставали попреками за незаштопанное белье. О зарплате в студии и речи не было. Наоборот, артисты, зарабатывавшие «на стороне», несли все на Сретенку. Актерами студии вскоре стали забракованные всеми режиссерами столицы Николай Мордвинов и Ростислав Плятт. Позднее – Осип Абдулов.

Дом там, где сцена... А дома, в Мансуровском переулке, вскоре стало холодно и отчужденно. Даже самые близкие не догадывались, что отношения Завадского и Верочки уже «исчерпали себя».

Загадочным и почти нечеловеческим образом Калаф расставался со своими женами без коммунальных надрывов. Он оставлял их, приручая пожизненно. Встретив во МХАТе молодую актрису Ирину Вульф, он влюбился, какое-то время скрывал это от Верочки. Она вскоре все узнала сама. И он ушел, взяв кое-какие книги, эскизы и свои неизменные карандаши.

Ушел из квартиры, но не из жизни Марецкой. Их продолжали связывать театр и маленький сын Женя. Уйти из студии?! У нее и мысли такой не было. Изменить Калафу?! Марецкая так и не смогла. Удивительно, но и Ирина Вульф после разрыва с Завадским (став впоследствии известным режиссером Ириной Сергеевной Анисимовой-Вульф) не ушла из его театра, несмотря на предложения создать свой. Каким-то колдовским даром пожизненного пленения обладал этот человек, созданный из вьюги и льда «серебряного века». Снежный король...

«Идеальное лицо для грима», – говорил он о Марецкой, имея в виду ее неистощимую тягу к перевоплощению. Она по-прежнему советовалась с ним по каждой роли, ловила каждое его слово. И, надо сказать, он продолжал опекать ее творчески. А в Мансуровский переулок запросто заходил пообедать, проведать сына... Безмерно далекий, совершенно неуловимый.

В 1932-м Марецкая сыграла первую свою крупную роль – Бетти Дорланж, в «Школе неплательщиков» Л. Вернейля, после чего вся Москва повторяла ее фразу: «Не с кем жить, господа, совершенно не с кем...» Эта театральная миниатюра была признана шедевром.

Я подумала, любуясь ею, о том, что у нас появилась редкостно талантливая, обаятельная актриса. Увидев знакомого режиссера, спросила: «Что это за прелесть с гусем?» И впервые услышала имя, ставшее дорогим всем нам, – имя Веры Петровны Марецкой.

Вера Петровна много снималась в начале тридцатых. В том числе в довольно странных фильмах. Один из них, например, пропагандировал борьбу с венерическими заболеваниями. Другой – борьбу с алкоголизмом. Третий – еще какую-то борьбу. Она удостоилась похвалы Максима Горького, после чего спародировала Буревестника с его оканьем прямо в его присутствии. Нет, не это, конечно же, стало причиной очередной порции газетной травли Завадского и Сретенки. Прекрасный Калаф с его эстетскими спектаклями, дружбой с Михаилом Чеховым и множеством другим противопоказаний давно ходил в неблагонадежных.

В 1938-м театр был фактически сослан в Ростов-на-Дону. Многие из актеров предпочли разными способами остаться в Москве. Марецкая последовала за учителем.

«Член правительства» и сестра врагов народа

Ростовский театр представлял собой довольно диковинное и диковатое сооружение в форме... трактора с залом на две с половиной тысячи мест. Акустика отвратительная. На сцене, способной выдержать участие бронированной техники, необходимо было орать. Эстета Завадского учили и таким вот образом. Массовки, монументальность – какой уж там «серебряный век»... Марецкая сорвала на этой сцене голос. Три операции на связках – память о «тракторном» творчестве и хождении в народ.

Впрочем, кто скажет, как бы все обернулось, останься они в Москве. Разгромленные театры, посаженные режиссеры, расстрелянные артисты – лицедеи разделили судьбу своего народа.

У Марецкой был свой жизненный сюжет, развивавшийся в параллельном измерении. В первом – дневном, парадном, освещенном софитами – гремели оркестры, пенилось шампанское кремлевских банкетов, сыпались награды – после участия в культовой картине «Член правительства». В другом, сумеречном, Вера Петровна Марецкая, как и миллионы рядовых граждан, отправляла посылки на Север. С какого-то момента – уже без надежды на то, что они дойдут. Оба ее брата, корившие сестру Веру за аполитичность, – книгочеи, партийцы, выпускники Института красной профессуры – работали в газетах. Григорий служил замом редактора «Комсомольской правды», младший – Дмитрий – был членом редколлегии «Правды». Расстрельные по тем временам места... Агитпропы, бухаринцы, правоуклонисты. Это им и припомнили. Дмитрия исключили из партии и арестовали по знаменитому делу Рютина (участие в оппозиционном союзе марксистов-ленинцев). Сначала ссылка, затем пять лет политизолятора в Верхнеудинске. Вскоре арестовали и Григория.

Родители к тому времени умерли. В 1941-м на второй день войны с общей бедой пришла весть: пропала младшая сестра Таня, ушла из дома и не вернулась. Обегав все морги, Вера Петровна решила позвонить туда, куда прежде звонила, узнавая о судьбе братьев. И не ошиблась: у них. Пошли в Сибирь посылки для Тани.

Народную, орденоносную актрису Марецкую «по законам военного времени» могли выслать как родную сестру государственных преступников. А из близких рядом был только Троша, Георгий Троицкий. Они вместе работали еще на Сретенке. Честный, исполнительный, никогда не претендовавший на первые роли, в театре он был на положении актера массовки, и ценили его прежде всего за работоспособность, золотые руки, немногословность. Он и в жизнь Марецкой вошел как некий «домохозяй», освободивший ее от бытовых хлопот. Как и в театре, все что-то чинил, приколачивал, готовил, ходил по магазинам, принимал простые решения. По серьезным вопросам – тем более творческим – Марецкая с ним не советовалась. Да он и не претендовал на это. Она принимала его безответную любовь, абсолютную преданность. А уж какие муки он терпел, какие бури бушевали в душе этого, в сущности, несчастного человека, не знал никто. Одно известно: в самом начале войны Троицкий, имевший право на бронь, отказался от всех привилегий и ушел добровольцем на фронт. Было ли это ответом на его двусмысленное положение в жизни Марецкой, кто знает... В Алма-Ате во время съемок фильма «Она защищает Родину» – того эпизода, где Прасковья склоняется над убитым мужем, – Вера Петровна получила стандартную похоронку, извещающую, что Георгий Троицкий пал смертью храбрых.

А на следующий день она снималась в сцене собственной казни. Какие события и люди могли сломить эту женщину?

Неоконченный роман

Замуж с тех пор она так и не вышла. Хотя о ее романе с Ростиславом Пляттом говорили как о возможном союзе. Если бы это было так... Плятт был женат, а Марецкая не собиралась разрушать семью обожаемого ею Ростика. Легкий, ироничный, он поддерживал ее во всех ситуациях. Вместе с Завадским они вернулись в Москву из Ростова – теперь уже в полной мере в свой театр – имени Моссовета. Их роман органично продолжался и поддерживался на сцене, где они с Пляттом стали постоянными партнерами: и в «Госпоже министерше», и в «Бунте женщин», и во многих других спектаклях, ничтожных по драматургии, но ставших аншлаговыми благодаря их блистательному дуэту. Они преодолевали текст, разыгрывали собственные сюжеты, купались в роскоши импровизации. На одном из спектаклей Плятт, великий мастер розыгрышей и «расколов», прямо на сцене объявил своей неизменной партнерше, что петь не способен по причине «катара верхних дыхательных путей».

Она играла все. Пожалуй, не было на то время актрис, равных Марецкой по разнообразию и амплитуде ролей. Змеюкина в «Свадьбе» и Мирандолина в «Хозяйке гостиницы», Маша в «Чайке» и Елена Андреевна в чеховском «Лешем». В тридцать пять лет она сыграла четырнадцатилетнюю Машеньку – при распределении ролей никто, кроме Завадского, не верил, что это возможно.

Мало кто помнит, что «Свадьбу» – это актерское пиршество, в котором, кроме Марецкой, снимались Фаина Раневская, Зоя Федорова, Эраст Гарин, Сергей Мартинсон, Алексей Грибов, Михаил Яншин, Осип Абдулов, – обвинили в легкомысленной подаче Чехова, отсутствии «социального звучания» и прочем маразме. А дело было так. Режиссер Анненский просто собрал свободных и не успевших уехать в эвакуацию артистов и быстро снял фильм в павильоне. «Свободными» на тот момент оказались многие из великих.

Сколько ролей буквально вытащено было Верой Петровной из драматургической невнятицы или откровенной халтуры. По старому уговору с Завадским, даже если роль очень не нравилась ей, Марецкая играла премьеру, а потом уступала место второму составу.

Мало кто знает, что открытие пьесы «Милый лжец» состоялось при ее непосредственном участии. Именно Марецкая должна была играть Патрик Кэмбелл с Пляттом. Но их опередили мхатовцы – Анатолий Кторов с Ангелиной Степановой. Время было упущено, а потом получилось так, что в пьесе этой с Пляттом сыграла Орлова.

А кино, это изменчивое, ненадежное кино, проэксплуатировав ее драматический дар, без сожалений рассталось с ней в начале 50-х. С тех пор Марецкая так и не снялась ни в одном достойном ее уровня фильме. И лишь в самом конце жизни судьба подарила ей встречу с Борисом Андреевым в картине «Ночной звонок»: первоначально утвержденная на роль жены, она сыграла его мать, глубокую старуху. Со старух она начинала, и вот теперь – под ногами «дышала почва и судьба». Гораздо позднее только из-за тяжелой болезни Марецкая не смогла принять участие в «Калине красной»: Шукшин просил ее сыграть мать своего героя.

Каждой из них только и оставалось, что эта последняя роль... Любовь Орлова и Фаина Раневская

Про нее говорили – «хозяйка», но и она, действительно державшая в узде театр, сидела без ролей, искала материал, пьесы, а в периоды простоя ездила по стране с концертами. Впрочем, не только по стране. Марецкую хорошо знали и за границей. Эта «Сельская учительница» была вполне органична и на посольских приемах, и на кинофестивалях, свободно говорила на немецком и французском.

Свою личную жизнь она умела оберегать от сплетен и пересудов. Даже когда в ее дом входила беда. В ее прелестной квартире на улице Немировича-Данченко они жили одной семьей с дочерью Машей Троицкой. Потом Мария Георгиевна вышла замуж за молодого ученого. А вскоре произошло несчастье – муж Маши повесился. Сама она попала в неврологическую клинику. Состояние Марецкой было страшным. У нее начались невыносимые головные боли. Ее положили в «кремлевку». Там и диагностировали опухоль головного мозга – болезнь, от которой умерли Таиров и Алла Тарасова.

Трое великих на одну роль

В шестидесятые годы Театр Моссовета был едва ли не первым в стране по звездным именам: Мордвинов, Плятт, Бероев, Раневская, Орлова, Марецкая.

Во время триумфальных гастролей театра в Париже Ве-Пе сидела в гримерной Сары Бернар. Перед началом спектакля «Дядюшкин сон» (Марецкая заменила фактически отказавшуюся от гастролей Раневскую) Вере Петровне стало плохо с сердцем. Прилегла на кушетку. И вдруг впервые так подумала: «А неплохо бы помереть на кушетке самой Сары Бернар». Обошлось...

Ее отношения с Раневской и Орловой были прихотливы и драматичны. Три великие актрисы в одном театре. И не просто великие – любимицы народа. Это не просто много. Это взрывоопасно.

Раневская сыграла одну из своих лучших ролей в спектакле «Странная миссис Сэвидж» в постановке Л. Варпаховского, режиссера, который большую часть своих спектаклей придумал, находясь в северных лагерях, на лесоповале. Тому, кто не видел Раневскую, не передать масштаб этой работы. Потом Фаина Георгиевна заболела. Позже выяснилось, что Раневская (она сама об этом написала) отказалась от роли Сэвидж, чтобы сделать подарок ко дню рождения Орловой.

Отчасти так оно и было. Любочка начала репетировать. И сыграла миссис Сэвидж очень по-своему, не пытаясь повторить Раневскую. Ее хрупкость и женственность углубляли драматизм пьесы.

А затем Завадский, узнав о болезни Марецкой, решил сделать и ей подарок к 70-летию: звезду Героя Социалистического Труда. А для подарка нужна была серьезная роль. Таких у «хозяйки» театра на тот момент не оказалось. И Завадский распорядился ввести Веру Петровну на беспроигрышную «Миссис Сэвидж». Вводом он занимался лично.

Марецкая вытащила роль на зубах, на своем нечеловеческом характере. Когда, казалось, запас успехов, рассчитанный на роль миссис Сэвидж, полностью истощился, Ве-Пе сумела внести в список побед и свое имя. Больная, измученная операцией и ужасающими химиотерапиями.

В театральном обиходе есть правило: актер, введенный на роль, должен сыграть по крайней мере два спектакля подряд.

Любочку никто особо не спрашивал. Административное равнодушие и слабость Завадского низводили великих актрис до уровня провинциальных премьерш. Актрис, каждой из которых только и оставалось, что эта последняя роль.

Орлова звонила в дирекцию узнать, когда будет ее спектакль. Возмущалась, спрашивала: «Меня что, сняли с роли?» Директор оправдывался, обещал поставить на следующий спектакль ее.

В кабинете Завадского шли совсем другие разговоры. Со слезами на глазах Завадский говорил: «Вере осталось недолго. Пусть сыграет еще один спектакль. Ну еще один. Что-нибудь придумаем...»

Марецкая играла. Орлова, долгое время не знавшая о ее болезни и причинах своего отстранения, грозилась, что пойдет к министру культуры Демичеву. Это не было пустой угрозой: все знали, чтобы пробить свой последний, подорвавший ее силы фильм, она ходила на прием к Георгадзе, и ей помогли.

Уставший, постепенно отходивший от дел Завадский не решился спасать Ве-Пе ценой еще одной проблемы. Следующий спектакль играла Орлова. Марецкая легла в кунцевскую больницу на вторую операцию. По Москве поползли слухи: дни ее сочтены, вряд ли выйдет...

Вскоре там оказалась и Любочка – это вечно юное существо, казалось, не подвластное никаким болезням и самому времени.

– Ты от меня к Вере? – спрашивал он пришедшую навестить его актрису. – Обязательно передай ей привет, я скоро отсюда выберусь.

– И не передам, не надейтесь, – неожиданно жестко реагировала Орлова, когда ей рассказывали о сетованиях Веры Петровны.

Так они и лежали на разных этажах одной больницы, связанные друг с другом старостью, несчастьем и сигнальной системой принимаемых или решительно отвергаемых приветов.

Первой ушла из жизни Орлова. Вера Петровна смогла прийти на панихиду. Долго стояла у гроба, всматриваясь в неузнаваемые черты бессмертной Любочки. И будто бы произнесла: «И тут она первая...»

Потом затеяли съемки «Миссис Сэвидж» на телевидении. Сниматься должна была Раневская по праву первой исполнительницы. В один из дней Фаине Георгиевне позвонил Завадский, уговаривал отказаться. Она и отказалась.

Марецкая прошла и сквозь это: закулисное шипение, физические муки съемок. Она смогла довести работу до конца.

В театре каждый спектакль играла как последний. На одном из них ее постоянный партнер Константин Михайлов, прощаясь с миссис Сэвидж, поклонился ниже обычного и поцеловал руку. На глазах слезы. Прощались не только персонажи. Прощались актеры. И она прощалась: с театром, со всей своей большой одинокой жизнью.

В больнице ее ждал магнитофон: до последнего Марецкая записывала на пленку стихи Пушкина, Некрасова, Цветаевой, надеялась сделать поэтическую программу с Евгением Завадским – сыном Ю-А. Самого Калафа уже не было в живых. Она пережила и его...

Накануне 70-летия вышел указ о награждении Веры Петровны звездой Героя Труда. У нее уже отказывали ноги. Но – не приехать?! Нет! Она приехала. И даже произнесла речь. «С одного дубля», – шутя говорила потом.

Вера Марецкая — актриса, покорившая сердца кинозрителей и театралов. Фильмы с Верой Марецкой до сих пор остаются для поклонников символом любви к искусству, необычайного трудолюбия и веры в жизнь, которые были свойственны этой талантливой женщине.

Вера Петровна родилась в поселке Барвиха, что в Московской области, 31 июля 1906 года. Отец будущей актрисы, Петр Григорьевич, работал в буфете цирка Никитиных.

Актриса Вера Марецкая

Маленькая Вера вместе с двумя братьями и сестрой часто приходила в цирк, чтобы помочь отцу. Девочке нравилось проводить время в цирке: помощь требовалась лишь во время антракта, в остальное же время Вера стояла за кулисами, наблюдая за выступлениями. Возможно, мечта о сцене и киноэкране поселилась в душе Марецкой уже в то время. Однако подобные мечты шли вразрез с мнением родителей Веры Марецкой: те хотели дать Вере и ее братьям и сестрам более серьезное образование.

Вера Марецкая в молодости

Так, поддавшись давлению отца и матери, Вера Петровна отправилась сдавать экзамены в Московский университет на отделение философских наук. Но мечта об актерской профессии не покидала ее сердце, и девушка втайне от родителей подала документы на поступление одновременно в три актерские студии. К собственному удивлению, Марецкая достойно выдержала вступительные испытания сразу в две из них и остановила выбор на школе-студии Вахтанговского театра. Философский факультет так и не увидел Веру Петровну в своих стенах.

Как это часто бывает, путь молодой актрисы на экран начался с театральных подмостков. В 1924-м году Юрий Завадский, актер театра Вахтангова, основал собственную театральную студию. Вера Марецкая, в этом же году окончив театральную студию, приняла приглашение Завадского стать актрисой его проекта. Актерская биография Веры Марецкой началась со сложных возрастных ролей. Юной лицедейке с легкостью удавалось изображать комедийных старух и степенных матрон, умудренных жизненным опытом.

Вера Марецкая в театре

Актрису начали узнавать, заядлые театралы стали приходить в театр «на Марецкую», а поклонники пытались достать фото Веры Марецкой для своих коллекций. Однако это было лишь начало. Впервые Вера Петровна снялась в кино в 19 лет, в 1925-м. Ей досталась скромная роль в фильме «Его призыв», драме Якова Протазанова. В этом же году Протазанов пригласил Марецкую на роль в картине «Закройщик из Торжка». Наивная девушка Катя, сыгранная Верой Петровной, покорила зрителей своей простотой и открытостью. С тех пор приглашения режиссеров стали постоянными.

Вера Марецкая в фильме «Закройщик из Торжка»

Фильмография Веры Марецкой постепенно пополнялась: за три года девушка поработала на съемочной площадке фильмов «Стыдно сказать», «Земля в плену», «Живой труп», а также в сатире «Дом на Трубной» режиссера Бориса Барнета. Следующая яркая роль досталась Вере Марецкой в 1935-м.

В картине «Любовь и ненависть», которая освещала события 1919 года, Вера Петровна сыграла энергичную и яркую шахтерку Веру, которая сподвигла женщин вступить в бой против белогвардейцев. В этом фильме детально рассмотрена тема становления женской силы воли и характера, которую Марецкой прекрасно удалось раскрыть. С тех пор этот мотив станет явно прослеживаться в ее киноработах.

Вера Марецкая в фильме «Любовь и ненависть»

Несмотря на то, что реалии времени в буквальном смысле слова заставляли режиссеров снимать фильмы, пропитанные коммунистической пропагандой, актрисе удавалось «оживлять» своих героинь, искренне передавать чувства и образы обычных женщин той эпохи, с их скромными радостями и горестями. Особенно полюбились зрителям картины «Поколение победителей» и «Член правительства». Параллельно со съемками Марецкая продолжала работать на театральной сцене. Ее таланта хватало на все.

Вера Марецкая в фильме «Член правительства»

В 1942 году актрису наградили Сталинской премией за главную роль в спектакле «Надежда Дурова». Вторая Сталинская премия была вручена Вере Петровне за роль Прасковьи Лукьяновой в кинокартине «Она защищает Родину». Помимо главных ролей, доставались Марецкой и эпизоды, однако и они запоминались зрителям яркой актерской игрой Веры Петровны - чего только стоит появление актрисы в комедийной картине «Свадьба».

Вера Марецкая в фильме «Она защищает Родину»

Драма Марка Донского под названием «Сельская учительница» стала настоящим кинотриумфом Марецкой. Этот послевоенный фильм, рассказывающий о судьбе скромной учительницы, не оставил равнодушными ни поклонников актрисы, ни именитых критиков.

Вера Марецкая в фильме «Сельская учительница»
«Необычайно человечный и поэтический сценарий Марии Смирновой давал прекрасный материал для создания чистого, нежного, типичного для русской действительности образа женщины с ее готовностью к самопожертвованию, отказу от жизненных благ ради благородного, большого дела».

Эта роль Веры Петровны также отмечена Сталинской премией. Среди поздних работ актрисы стоит отметить главные роли в фильмах «Мать», «Ночной звонок» и «Легкая жизнь». Это были последние роли Марецкой. В дальнейшем Вера Петровна служила в театре Моссовета, выходя на сцену даже будучи смертельно больной.

Личная жизнь

Так сложилось, что личная жизнь Веры Марецкой оказалась неразрывно связана с ее работой. Первый муж Веры Марецкой Юрий Завадский стал первым режиссером актрисы, ее постоянным учителем и поддержкой. Этот брак подарил Вере Марецкой сына Евгения.

Вера Марецкая и муж Юрий Завадский

Когда мальчику было четыре года, творческая семья распалась, однако Вера Петровна до конца жизни продолжит общаться со своей первой любовью, видя в Завадском наставника и опору. Вторым возлюбленным Веры Петровны стал актер Георгий Троицкий.

Вера Марецкая с детьми

В профессиональном плане мужчина не блистал, зато дети Веры Марецкой (в этом браке актриса родила дочку Марию) всегда были под его чутким присмотром. К сожалению, война унесла жизнь Троицкого. В 1943-м он погиб. После этого Вера Петровна больше не стала выходить замуж.

Потеряв мужа, актриса полностью отдала себя работе. Через некоторое время женщина стала страдать от частых головных болей, однако не спешила обращаться к медикам. Коллеги Марецкой практически заставили ее пройти обследование. Диагноз оказался страшным: рак головного мозга. Вера Петровна стоически переносила сеансы химиотерапии, до последнего продолжая выходить на сцену. Актрисы не стало 17 августа 1978 года.

Памятник на могиле Веры Марецкой

Причиной смерти Веры Марецкой врачи назовут рак, с которым женщина боролась несколько лет. Могила Веры Марецкой, расположенная на Новодевичьем кладбище в Москве, до сих пор является местом, куда поклонники таланта женщины приносят цветы. Дочь Веры Марецкой Мария Троицкая пошла по стопам матери, увидев призвание в том, чтобы, как и Вера Петровна, радовать зрителей игрой в кино и на сцене.

Фильмография

  • 1925 — «Закройщик из Торжка»
  • 1927 — «Его призыв»
  • 1928 — «Дом на Трубной»
  • 1929 — «Живой труп»
  • 1935 — «Любовь и ненависть»
  • 1936 — «Зори Парижа»
  • 1939 — «Член правительства»
  • 1941 — «Дело Артамоновых»
  • 1943 — «Она защищает Родину»
  • 1944 — «Свадьба»
  • 1947 — «Сельская учительница»
  • 1956 — «Полюшко-поле»
  • 1964 — «Лёгкая жизнь»
  • 1969 — «Ночной звонок»
  • Великая русская актриса Вера Марецкая родилась 31 июля 1906 года в так знакомом нынешнему поколению россиян подмосковном селе Барвихе. Ее отец П. Г. Марецкий был мелким частным предпринимателем – арендовал буфет, и при том, что богачом не был, образование четырем детям обеспечил отменное – два старших сына окончили Институт красной профессуры, сама Вера Петровна поступила в Московский университет на философский факультет, младшая сестра стала педагогом. К этому времени Вера довольно свободно изъяснялась на немецком и французском языках.

    Выбор сделан

    Вера Марецкая, проучившись год в университете, поняла, что в жизни ей нужен только театр, и тайком от родителей подала документы сразу в три театральные студии, была принята в две и выбрала очень популярную в те времена школу-студию при театре им. Вахтангова. Девушка она была талантливая, непосредственная, от природы умная и эрудированная, одним словом, обворожительная, несмотря на то, что никогда не считала себя красавицей. И великолепный Ю. Завадский, находившийся в жюри, не устоял перед ее чарами. Он как раз подумывал о своем коллективе, и после окончания в 1924 году школы-студии Вера Марецкая навсегда свяжет творческую судьбу с театром этого талантливого режиссера.

    Жена и мать

    Ее личная судьба тоже была связана с ним долгие годы, хотя в официальном браке они прожили недолго. Взаимопонимание и дружба соединяла их до конца дней – первым умер Ю. А. Завадский, через год Вера Петровна.

    Вера Марецкая в 1926 году родила мальчика, которого в честь Вахтангова назвали Евгением. Возмужав, он мечтал об архитектуре, но по настоянию матери, а она была властной женщиной, поступил в ГИТИС. Он отдал всю жизнь театру отца и матери, но так и не вышел из их тени.

    К тому моменту, когда Ю. Завадский оставил В. Марецкую, у нее на руках кроме маленького Жени был еще более маленький Шура, сын арестованного брата Дмитрия. Сашу она вырастила как своего собственного ребенка. Оба брата-журналиста были расстреляны в один день в 1937 году. К чести Веры Петровны, она от них не открещивалась, а, находясь постоянно под угрозой ареста как родственница врагов народа (они обвинялись по Бухаринскому делу), всегда помогала им посылками и вообще как могла.

    Национальность

    К этому времени Вера Марецкая была знаменитой, любимой, титулованной актрисой. Ее творческая судьба была гораздо удачливее личной. Артистка огромного таланта, которой под силу были любые роли, которая одинаково прекрасно, выше всяких похвал сыграла партизанку в фильме «Она сражалась за Родину» и акушерку Змеюкину в «Свадьбе», в театре переиграла все характерные роли, и всегда с неизменным успехом (еще до войны ходили на Марецкую). Ей по плечу были роли всех амплуа, она просто и естественно играла женщин любого сословия, любой национальности. Вера Марецкая по национальности была русской. А Ростиславу Яновичу Плятту, умнейшему и интеллигентнейшему человеку, который долгие годы любил Веру Петровну, принадлежит фраза о том, что в мире существует только одна национальность – хороший, порядочный человек. Да и потом, фраза Александры Соколовой («Член правительства»), известная абсолютно всем – «Вот стою я перед вами, простая русская баба…» - ведь именно Марецкая произнесла ее, и вполне обоснованно.

    Киноактриса

    Вера Марецкая, личная жизнь Первым фильмом, в котором играла В. Марецкая, был выпущенный в 1925 году «Закройщик из Торжка» Якова Протазанова. В этом фильме с юной очаровательной Верочкой играл Игорь Ильинский,

    Второе замужество

    До войны Вера Марецкая, фильмография которой, как было сказано выше, не очень велика, снялась в 10 фильмах. Сказывалась и загруженность на подмостках сцены, и то, что студия Ю. А. Завадского была выслана в Ростов-на-Дону, якобы для поднятия периферийного театра. Уехала труппа в 1936-м, а вернулась – в 1940 году. В этом же году Вера Петровна выходит замуж за артиста этого же театра Г. П. Троицкого, через год у них рождается дочь Машенька. Георгий Петрович уходит на фронт добровольцем и погибает в 1943 году. О его смерти Марецкой не сообщали до конца съемки сцены, в которой великая В. П. (так звали ее в театре) играла с сыном («Она сражалась за Родину»). Этот фильм демонстрировали на всех фронтах Великой Отечественной войны – он пользовался невероятной популярностью. Посмотрев его, люди рвались в бой.

    Следующая репрессия

    В жизни титулованная Вера Петровна, а награды она получала и за театральные спектакли, была абсолютно не кичлива, не заносчива, не устанавливала дистанций между собой и людьми, но абсолютно четко знала себе цену. И эту цену знали все – ее никогда не трогали власти, даже не смотря на то, что после войны была арестована ее младшая сестра Татьяна. И опять Вера Петровна слала посылки и поддерживающие письма, бегала по инстанциям, и таки добилась освобождения сестры через два года, правда, без права проживания в столицах. Соединились они только в 60-х годах.

    И опять счастливая насыщенная творческая жизнь (Вера Петровна очень много гастролирует, в том числе и за границей, снимается в кино, работает в театре) не очень гармонирует с личной. После смерти жены Р. Я. Плятт делает предложение Вере Петровне, но она отказывает, сославшись на возраст, хотя по-прежнему выглядит прекрасно. Остроумная, острая на язык, обворожительная Вера Марецкая (фото прилагается) всегда нравилась мужчинам. А уж если кто обращал внимание Марецкой на себя, тот рано или поздно всегда падал к ее ногам. Ей приписывают романы с мужчинами много младше ее. Но кого этим сейчас можно удивить? Главное - добивались ее внимания, а не она бегала за молодыми мужчинами. Марецкая была царицей.

    Послевоенные фильмы

    Послевоенные роли в кино в фильмах «Мать», «Сельская учительница», «У них есть Родина» выводят ее на олимп величайших актрис современности. Была после войны и прекрасная комедийная роль в кино, никак не уступающая Анне Змеюкиной – Василиса Сергеевна в «Легкой жизни» . Замечательный фильм! Фраза Ф. Раневской из этого фильма «Здравствуйте, я ваша тетя, буду жить у вас» - ушла в народ. В. Марецкая сыграла как всегда блестяще. В театре дела тоже шли как нельзя лучше – Ю. Завадский ставил почти все спектакли с расчетом на нее. Да и предложения руки и сердца от него тоже поступали неоднократно. Вера Петровна была лицом советского кинематографа, принимала у себя зарубежных гостей – Жан Маре, маниакально следящий за фигурой, объелся у нее блинов с икрой и семгой.

    Последние годы

    Ее называли «мадонной с грустными глазами», сама она считала, что реализовала себя в творчестве лишь на 30%. Это говорит о скромности великой актрисы. Фильм «Мать» (1955 год) сделал ее не просто знаменитой – ее боготворили, Ниловна вошла в каждый дом. Юрий Завадский

    Последняя роль

    Все трудности предыдущей личной жизни и это событие не могли не сказаться на здоровье Веры Петровны – сильные головные боли стали постоянными. Врачи констатировали опухоль мозга. Вера Марецкая, биография, личная жизнь которой теперь несли на себе печать тяжелой болезни, не ушла из театра. Последней ролью, сыгранной ею на сцене любимого театра, была странная миссис Сэвидж в одноименном спектакле. Театральная Москва валила на спектакли с ее участием (играла она эту роль поочередно с другими актрисами). На последней постановке плакал зал, плакала сама В. Марецкая, рыдал за кулисами Ю. Завадский. О силе характера этой женщины, о преданности ее любимому делу говорит тот факт, что будучи даже прикованной к кровати, она читала любимые стихи русских поэтов, а сын Евгений записывал их на пленку – они звучали у гроба великой актрисы.

    Невысокая, скромно одетая девушка с то и дело выбивающимися из-под косынки прядями волос вышла на середину зала и задорно начала декламировать Пушкина. Во время чтения стихов ноги и руки поступающей против ее воли выделывали какие-то то ли акробатические, то ли клоунские движения.

    — Откуда эта забавная девчонка? — повернулся Вахтангов к сидящему рядом с ним молодому красивому человеку. — Случаем не циркачка?

    Вера Марецкая в фильме «Дом на Трубной» . Фото:

    — Вы почти угадали, Евгений Багратионович. Мариц... Мареуц... А-а, Марецкая, вот... Вера Петровна... действительно подрабатывала в цирке. Только не на манеже, а в буфете. Помогала отцу торговать конфетами.

    — Я думаю, из нее может получиться хорошая актриса. И ты, Юрочка, поможешь Вере Петровне ею стать. Во имя Вахтангова. Театры Арбата, построенные в честь знаменитого актера

    На лице Юрия Завадского , любимого ученика Вахтангова, единственного из студийцев, кому режиссер позволил присутствовать на вступительных экзаменах, появилась счастливая улыбка. Даже если бы и не поручение учителя, молоденькую девушку, мечтающую о сцене, он бы без внимания не оставил...

    Вера и Юрочка

    О своей первой встрече с Завадским Вера Петровна вспоминать не любила. Почему, она и сама не знала. Может, из-за того, что Юрочка в тот момент видел ее беспомощность? Куда приятнее были воспоминания об их свадьбе. Впрочем, произошедшее в тот день сложно назвать свадьбой — они зашли в загс в арбатском переулке по дороге в театр и тихо, без цветов и шампанского зарегистрировались. У нее даже ни одной свадебной фотографии нет. Единственное напоминание о судьбоносном событии — запись в трудовой книжке: «Завадская Вера Петровна».

    Это была их с Юрочкой тайна: о том, что Вера поменяла фамилию, в театре так никто и не узнал. Для миллионов поклонников она навсегда осталась Марецкой...

    Режиссер театра имени Моссовета Народный артист СССР Юрий Завадский. Фото: РИА Новости Михаил Озерский

    Тишину больничного утра («Надо же, за окном совсем рассвело, а я опять так и не уснула.») нарушил скрип открывающейся двери в палату.

    — Доброе утро, Вера Петровна. Как вы себя чувствуете? Нормально? Ну и хорошо. Скоро принесу завтрак. Что? Какие записки? Нет, вам никто ничего не передавал.

    Ну да, правильно. От кого она еще надеется получить послание, если Юрочки больше нет? Странная все-таки вещь — судьба. Странная и страшная. Всю жизнь они были рядом — Завадский и его актриса, «Хозяйка», как ее называли в театре, — и в молодости, и в пору славы, и в самом конце, когда даже их палаты располагались на соседних этажах Кунцевской больницы. Была среди пациентов Кунцевской и другая знаменитая актриса из их с Юрочкой театра, ее вечная соперница — Любовь Петровна Орлова . Но о ней Вера Петровна в последние дни предпочитала не вспоминать. Тем более что и Орлова демонстративно делала вид, что не знакома с Марецкой.

    Ну что ж, это театр. Ей ведь передавали, что говорила Орлова о спектакле «Странная миссис Сэвидж», в который Марецкая ввелась вместо нее: «Не могу смотреть на эту домработницу!» И это о ней! Откуда только у людей берется такая злость? Может, Любовь Петровна обиделась, что у нее забрали роль? Ну так с кем не бывает? Это же театр, и незачем при людях говорить о коллеге, пусть и нелюбимой (можно подумать, Орлову кто-то обожает), всякие гадости...

    Кадр из фильма «Член правительства» (режиссер Иосиф Хейфиц). Фото: РИА Новости

    Все будет хорошо?

    Дверь в палату снова открылась. На большом подносе медсестра внесла завтрак — манную кашу, белый хлеб («Сколько раз можно повторять, что мучное она не ест?»), масло и кофе.

    — Вера Петровна, приятного аппетита! Вы непременно должны позавтракать. Вот увидите, все будет хорошо. Вы обязательно поправитесь.

    Советская российская актриса театра и кино Вера Петровна Марецкая с дочкой въезжают в новую квартиру. 1947 год. Фото: РИА Новости

    Ага, поправится. Первый раз ей об этом сказали в 69-м, когда она попала в больницу с диагнозом «мастопатия». Опухоль была злокачественной. Но после пятичасовой операции врачи успокоили, что все будет нормально. Успели. И первое время действительно все вроде бы было хорошо. Но в 73-м, садясь в машину, она сильно ударилась головой. Появилась шишка, которая стала расти. И страшно болела! Во время одной из репетиций боль стала такой невыносимой, что она потеряла сознание и упала в обморок. Это был, пожалуй, второй случай, когда Юрочка видел ее беспомощной. «Теперь у тебя в театре есть падшая женщина», — придя в себя, улыбнулась она, глядя ему в глаза.

    Врачи и тогда пообещали, что ничего страшного больше не произойдет. Пообещали и... фактически поселили в больнице — месяц разрешали выходить на сцену, а потом месяц держали в палате. Потом снова на месяц отпускали играть и вновь клали в больницу. И при этом все время говорили, что она поправляется, поправляется, поправляется...

    Юрочку тоже успокаивали, и он тоже поначалу верил. И она вместе с ним верила. Пока... Пока, почти как сегодня, не скрипнула дверь палаты и профессор, старась не смотреть ей в глаза, сообщил, что Юрий Александрович Завадский скончался. Первой о его смерти почему-то сообщили ей, хотя мужем и женой они не были уже больше сорока лет. Хотя что за глупое «почему-то»?! Разве могло быть как-то иначе? Фаина Раневская: «В жизни мне больше всего помешала душа»

    Вся ее жизнь была связана с Завадским, его именем, его спектаклями, его радостями и его проблемами. Он требовал ее к себе (где бы она ни была) даже тогда, когда у него просто болела голова. Ей потом передавали, что Раневская , приходя в театр, передразнивает «Ве-Пе»: «Ребенку требуется мамочка!»

    Странная вещь — судьба. Странная и страшная. Первый раз она подумала об этом в 37-м, когда стало известно об аресте и расстреле двух ее братьев — Мити и Гриши . Первый работал в «Правде», второй — в «Комсомолке», оба — ученики Бухарина . Как она умоляла лубянских начальников дать ей хотя бы возможность повидать братьев! Куда там! Единственное, что позволили, — усыновить Шурку, племянника. Сын с дочерью нормально приняли нового брата.

    Другой раз свою несправедливость судьба продемонстрировала ей в сорок первом. Только-только закончились съемки фильма «Она защищает Родину». После первого показа, на котором были все свои, ни один человек не сказал ей ни одного доброго слова. Все почему-то смотрели мимо. «Неужели я завалила роль?» — терзалась всю ночь Марецкая. Все выяснилось утром следующего дня: за час до премьеры на студию пришла похоронка. Погиб ее второй муж — Георгий Троицкий , Троша.

    Кадр из фильма «Мать». Фото: РИА Новости

    «...живучая»

    Единственным близким человеком остался Юрий Завадский. Помогал с продуктами, с одеждой для детей, советовал, как лучше хлопотать за младшую сестру. Танюшу арестовали после того, как на экраны вышел фильм «Член правительства». Но успех Марецкой-старшей не помог. Тюремное начальство заметило лишь фильм «Она защищает Родину». После премьеры Татьяну вызвал начальник тюрьмы: «Так вы и есть сестра Марецкой? А что, очень похожи... Идите».

    Да, вот такая вот жизнь. Сейчас опять придут врачи и начнутся ужасные про цедуры. Зачем? Конец-то все равно один, и она знает, что он не за горами. Как бы ей хотелось всегда в жизни говорить только одну реплику ее королевы Анны из «Стакана воды»: «Я так хочу, я так приказываю, я королева». И все препятствия и проблемы после этого отступали бы. Но все, как всегда, происходит наоборот. И девизом ее, отнюдь не королевской, как думали многие, жизни, оставались слова другой хрестоматийной героини: «Вот стою я перед вами, простая русская баба, мужем битая, попами пуганая, врагами стреляная — живучая»...

    Самое интересное в регионах