^Наверх

салье причина смерти

Путин и Собчак в 1992 году украли из петербургского бюджета сто миллионов долларов Марина Салье стала жертвой Путина в 90х годах.Она с 1990 года была народным депутатом Госдумы России.В 1992 году она в

Вас заинтересует:

причина смерти императрицы

Существуют три версии смерти Императрицы Елизаветы Алексеевны: 1. Официальная – государыня умерла в городе Белёве «своей смертью», возвращаясь из Таганрога в Петербург, сломленная давними болезнями и кончиной мужа; 2. Народная – Елизавета Алексеевна не погибла в 1826 году, а скрылась в монастыре и жила там многие годы под именем Веры – Молчальницы; 3. Экзотическая, поддержанная рядом писателей в советское время, – императрица была убита в Белёве в ночь с 3 на 4 мая 1826 года, т.к. Николай I и его мать считали невестку опасной для нового царя, претенденткой на трон.

Неизвестный художник с оригинала Э. Виже-Лебрен. Портрет императрицы

Елизаветы Алексеевны. 1800-е гг.

В. Франческо. Портрет императрицы Елизаветы Алексеевны (с портрета Л. де Сент-Обена). XVIII–XIX вв. Гравюра пунктиром. Луганский

областной художественный музей

«Экзотическая версия», высказываемая единичными советскими историками – Императрица была убита в ночь с 3 на 4 мая в Белёве, ибо Николай I и его мать считали Елизавету опасной для новой власти, как имевшей взгляды, близкие декабристским

Ряд исследователей допускает вольную интерпретацию фактов, положенных в основу «экзотической версии». Л.Н. Васильева {2} пишет, что «утром в Белёве неожиданно появилась» Императрица-мать. Это принципиально неверно – Елизавета Алексеевна и её свита прекрасно знали, что на встречу им спешит Мария Фёдоровна {5, 9}. К этой же версии примыкает её «ответвление» {8}, в соответствии с которым Императрица после своей смерти была погребена в Белёве, и могила её до сих пор известна местным старожилам

Рассмотрим официальную версию {5, 11, 17 и др.}. После смерти Александра здоровье Императрицы продолжало ухудшаться. Казалось, она терзала себя воспоминаниями. 12 апреля князь П.М. Волконский писал Николаю I, что она приказала «переставить походную церковь в ту комнату, где покойный Государь Император скончался; может легко быть, что воспоминание горестного происшествия производит сие действие над Её Величеством» {5}. Возглавлявший её свиту П.М. Волконский и секретарь Н.М. Лонгинов почти ежедневно извещали об этом Николая I и Марию Фёдоровну. Эти обстоятельства вызывали беспокойство в Зимнем дворце. Николай I, не желая осложнить положение своими указаниями, оставил на усмотрение врачей и свиты время выезда Елизаветы Алексеевны из Таганрога и определение пути следования. Многие деликатные моменты, касающиеся Императрицы, Николай Павлович передавал через П.М. Волконского. Так, 23 декабря 1825 года он сообщал: «Я всё оставляю на прежнем положении и всё уже разрешил и приказал указами. Лонгинов для неё вместо 250 000 миллион получать будет; сверх того Ораниенбаум и Каменный остров суть наследственная собственность Императрицы, а Царское Село остается по жизнь ея в ея распоряжении; об этом ей не пишу, ибо не знаю и не умею как» (ОР РНБ, фонд Н.К. Шильдер, К-37, № 16, л. 89). Весенняя распутица и ежедневные дожди, как сообщал в Петербург Н.М. Лонгинов, заставляли ожидать, «когда погода исправится и устоится дорога». К середине апреля почва обсохла, воздух прогрелся до 18 градусов, и решено было выехать 22 апреля. Состояние здоровья Императрицы вызывало у сопровождающих сомнение в благополучном путешествии, и потому был намечен маршрут пока до Калуги, куда предполагалось прибыть утром 3 мая. К этому времени там должна была быть и Мария Фёдоровна, спешившая из Москвы навстречу невестке. Однако её тающие силы и трудности пути позволили процессии лишь к 8 часам вечера подойти к последней остановке, за 90 вёрст перед Калугой – Белёву. Здесь, в доме, отведённом для ночлега, на своей походной кровати под утро тихо скончалась Елизавета Алексеевна. Мария Фёдоровна прибыла в Белёв на несколько часов позже… {6, 9 и др.}.

Конкретных медицинских сведений о заболеваниях Елизаветы Алексеевны нет. С первых же лет пребывания в России о ней сложилось впечатление как о болезненной, слабой здоровьем женщине. Об этом пишут многие известные мемуаристы и исследователи {3, 4, 11 и др.}. Возможно, этому способствовали высокий для женщины рост в сочетании с подчёркнутой худощавостью (астенический тип телосложения, как об этом принято говорить медицинским языком).

Второй вопрос: почему подлинник протокола вскрытия тела Императрицы отсутствует там, где должен быть, вместе с аналогичными документами государей и государынь из Дома Романовых за XIX век – в фонде 468 РГИА (Кабинет Его Императорского Величества)? Ответа на него нет, и вряд ли он будет дан, хотя в исторической науке одна находка нередко порождает другую… Думаю, здесь уместно вспомнить о лейб-медике Императрицы. Фамилия его ныне мало известна даже историкам, занимающимся Россией XIX века. Конрад фон Штофреген достоин того, чтобы напомнить о нём читателям. Будущий лейб-медик Императорского Двора родился 5 октября 1767 г. в г. Эйнбеке в семье врача. В 1782 г. он поступил на медицинский факультет и 14 апреля 1788 г. получил степень доктора медицины. Через три месяца молодой специалист приступил к обязанностям Рижского уездного врача, получив широкий круг пациентов среди немецкой знати, проживавшей в Лифляндской губернии. В 1806 г. Конрад Конрадович был представлен Императрице Елизавете Алексеевне. В качестве военного врача он принимал участие в войне союзной коалиции с Наполеоном I. В одном из документов РГИА, где упоминается Штофреген, промелькнула его высокая военная должность – дивизионный доктор Инженерного корпуса (ф. 519, оп. 7, д. 548, л. 4. Список лейб-медиков Двора на 03 апреля 1824 г.). В 1808 г. Штофреген консультировал во время тяжёлой болезни Великую Княжну Елизавету Александровну, но руководивший лечением Президент Медико-хирургической академии лейб-медик И.П. Франк не прислушался к советам своего молодого коллеги. Девочка скончалась, что, видимо, было одной из причин отставки Франка. С этого момента и до смерти Императрицы в 1826 г. Штофреген являлся её лейб-медиком, постоянно лечил и сопровождал Елизавету Алексеевну во всех поездках. С 1811 г. он – почётный член Медицинского Совета, с 1817 г. – действительный статский советник, с 1826 г. – тайный советник; награждён орденами Св. Владимира 2й и 3й степени. После смерти Елизаветы Алексеевны постепенно отошёл от работы при Императорском Дворе. 20 января 1827 г. врач был «уволен бессрочно в отпуск в Ревель», с 1833 года «уволен вовсе от службы с производством из Государственного Казначейства пенсиона по четыре тысячи рублей в год» {12}. О степени доверия Елизаветы Алексеевны своему лейб-медику свидетельствует тот факт, что он заочно неоднократно консультировал мать Императрицы – маркграфиню Баденскую Амалию, передавая свои рекомендации в письмах государыни. Штофреген по желанию Елизаветы был привлечён в Таганроге к лечению Александра I, а затем подписал протокол вскрытия его тела. В письмах брату в Ригу врач подробно описал ход болезни и смерть Императора. Конрад фон Штофреген скончался в Дрездене 23 мая 1841 года. Заметим, кстати, что далеко не все лейб-медики удостоились чести оказаться в 25-томном Русском биографическом словаре.

Из вышеприведённых сведений следует ряд определённых выводов. Штофреген был опытнейшим авторитетным врачом, имевшим разностороннюю подготовку. Имел доктор и опыт оказания помощи в условиях военных действий, где осуществлялась помощь практически только хирургически больным . Отсюда следует и другой вывод – Штофреген бесспорно имел навыки производства аутопсий (вскрытий трупов). Итак, перед нами – не только врач, но и прозектор, исполнивший последний печальный долг перед своей пациенткой – исследование тела, исстрадавшегося за десятилетия мучивших её болезней. Предлагаю вниманию читателей перевод документа (орфография современная): «5 мая 1826 года в 7 часов вечера приступили к аутопсии тела Её Императорского Величества Императрицы Елизаветы Алексеевны, скончавшейся 37 часов назад

У меня нет никаких оснований поставить под сомнение полноту и объективность морфологических изменений, констатированных в документе (они вполне могли обусловить жалобы на здоровье, которые предъявляла Императрица), а также вывод о естественной (от сочетания ряда хронических болезненных процессов) смерти государыни. Я начал статью с перечисления трёх версий о смерти Императрицы Елизаветы Алексеевны. Полагаю, что теперь, после обнаружения подробного медицинского документа, чётко свидетельствующего о причине смерти государыни, для исследователей, ответственно относящихся к объективной оценке фактов, должна остаться только одна версия – первая!

Из Белёва тело Елизаветы Алексеевны направили в Петербург через Торжок, Вышний Волочёк, Тосно и Чудово. Без остановки в Царском Селе прямо к Чесменскому дворцу траурный поезд подошёл 13 мая. Пока тело умершей с подобающими почестями медленно направлялось по последнему пути, в Петербурге готовилась новая печальная церемония {9}. На погребение Императрицы Елизаветы Алексеевны выделили из государственной казны скромную сумму – всего лишь 100000 рублей с тем расчётом, что на оформление пойдут в основном материалы, оставшиеся от погребения Александра I

Дж. Доу. Портрет императрицы Елизаветы Алексеевны.

Примечания:

Литература

1. Белозерова Л. Секреты «Девушки с кувшином» // Нева.– 1998.– С. 218–220. 2. Васильева Л.Н. Жена и муза.– М., 1999. 3. Головина В.Н. Мемуары // История жизни благородной женщины.– М., 1996. 4. Дараган П.М. Воспоминания первого камер-пажа Великой княгини Александры Фёдоровны // Русская старина.– 1875.– Т. 12.– № 4.– С. 769–796. 5. Документы, относящиеся к последним месяцам и кончине Александра Павловича и Елизаветы Алексеевны.– М., 1910. 6. Исмаил-Заде Д.И. Императрица Елисавета Алексеевна Единственный роман Императрицы.– М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. 7. Кудряшёв К.В. Александр I и тайна Фёдора Козьмича. – Петроград: Время, 1923. 8. Маркелова Л. «Запретная Роза // Наука и религия.– 2000, № 1.– С. 20–22. 9. Миролюбова Г.А. Последний путь // Александр I. «Сфинкс, не разгаданный до гроба…» / Каталог выставки.– СПб.: Славия, 2005.– С. 160–181. 10. Мордвинов И.П. Исторические загадки. Молчальница Вера // Тихвинец.– 1918, № 3.– С. 16–19. 11. Николай Михайлович, Великий Князь. Императрица Елизавета Алексеевна, супруга Императора Александра I.– В 3-х томах.– СПб., 1908-1909. 12. Половцов А.А. Русский биографический словарь.– Т. 25.– Петроград, 1918. 13. Профессора Военно-Медицинской академии .– СПб.: Наука, 1998. 14. Пушкин А.С. Сочинения в трёх томах.– Том I.– М.: Художественная литература, 1985.– С. 150. 15. РГИА. Ф. 469, оп. 14, д. 63 (список придворных медиков).– 1815. 16. РГИА. Ф. 844, оп. 2, д. 7 (Протоколы вскрытий Александра I и Елизаветы Алексеевны) (на французском языке).– 1825–1826. 17. РГИА. Ф. 469, оп. 1, д. 6 (О привезении из г. Белёва в Санкт-Петербург и погребении тела в Бозе почивающей Государыни Императрицы Елизаветы Алексеевны).– 1826. 18. [Соломко А.Д.] Документы, относящиеся к последним месяцам жизни и кончине в Бозе почивающего Государя Александра Павловича, оставшиеся после смерти генерал-вагенмейстера А.Д. Соломко.– СПб., 1910. 19. Томилин В.В. Основы судебно-медицинской экспертизы письма.– М.: Медицина, 1974. 20. Цеханская К.В. Мнимая смерть Императрицы? Или история монастырской Молчальницы Веры Александровны // Наука и религия.– 1999, № 12.– С. 2–23.

История, к сожалению, знает очень немногое о самой императрице Елизавете Петровне. И тем более - о ее здоровье. Вот что мне удалось найти.

Елизавета с детства была увлечена красотой своего лица и волос, тщательно следила за собой. Но после тридцати лет красота ее лица стала потихоньку стираться, появлялись морщинки, которые сильно беспокоили дочь Петра Великого. И вот есть такое очень веское предположение, что наряду с русскими народными средствами (молоко, сажа, сок свеклы, малины, клубники и так далее), поддерживающих красоту, Елизавета стала пользоваться продукцией частных изготовителей всяких кремов, пудры, румян. Но, к сожалению, в эти косметические средства входили сильные яды - ртутная, азотная кислоты, мышьяк, свинец. Эти вредные вещества проникали через кожу в кровь, разносились по организму, накапливались и потихоньку отравляли организм. Мышьяк, например, влиял на состояние зубов - они выпадали. Все эти яды могли привести даже к онкологическим заболеваниям.

Очень важная позиция, влияющая на здоровье, - состояние жилых комнат. Во времена Елизаветы, комнаты были сырыми, холодными, со сквозняками. Это способствовало простудным заболеваниям. Кое-где в литературе писали о "лихорадках" у императрицы. Ее врач писал о грозящем ей "отеке легких", скорее всего, Елизавета перенесла тяжелую пневмонию.

Образ жизни Елизаветы Петровны не способствовал сохранению здоровья. Она питалась нерегулярно, поздно вечером и ночью, днем могла не есть вообще. Ела пищу жирную, сладкую и в большом количестве. Спать ложилась перед рассветом. Быстро набирала избыточный вес.

Нельзя сбрасывать со счетов повышенную сексуальность императрицы. Причин этому можно найти много. Но сам факт частой смены половых партнеров, чрезмерная выработка женских половых гормонов вели к расшатыванию здоровья, депрессии, раздражительности.

То есть, как мы видим, Елизавета страдала эпилепсией, бронхиальной астмой (хотя это могла быть сердечно-сосудистая недостаточность). Но последние месяцы ее жизни были омрачены частыми кровотечениями из разных органов. По ряду предположений, с учетом бурной половой жизни, причиной этих кровотечений и в итоге смерти императрицы мог стать сифилис в его поздней стадии. Это одна из гипотез, но она имеет право на существование. Источник этой информации

По нему, незадолго до смерти – 13 ноября 1796 года, – императрицу якобы посетил призрак в образе её же самой. Ночью фрейлины, дежурившие у дверей спальни Екатерины, увидели, что императрица, одетая в ночной костюм и со свечой в руках, входит в тронный зал. Далее они услышали звонок из спальни, которым вызывалась дежурная прислуга. Фрейлины отворили двери и увидели императрицу, лежавшую в постели. Оказалось, что она слышала чьи-то шаги и они помешали ей спать.   Узнав о странном видении, Екатерина приказала подать себе одеться и в сопровождении своих фрейлин отправилась в тронный зал. Там, в зале, освещённом зеленоватым сиянием, предстала другая Екатерина. Она сидела на троне и молчала. Настоящая императрица успела выкрикнуть приказание о том, чтобы стража открыла по призраку стрельбу, и упала в обморок.

   У императрицы произошло кровоизлияние в мозг, по терминологии XVIII века – «апоплексический удар». Как сообщает камер-фурьерский журнал – этот своеобразный дневник-хроника жизни ея величества, – «страдания продолжались беспрерывно, воздыхание утробы, хрипение, по временам извержение из гортани темной мокроты

   Врачи предсказывали, что смерть наступит в 3 часа следующего дня, и действительно, в это время пульс Екатерины заметно ослаб. Но ее крепкий организм продолжал сопротивляться надвигающейся смерти и дотянул до 9 часов вечера, когда лейб-медик Роджерсон объявил, что императрица кончается, и счастливый Павел, его жена, старшие дети, наиболее влиятельные сановники и комнатная прислуга выстроились по обе стороны сафьянового матраса.