причина смерти мыльникова

МОСКВА, 20 июня. /ТАСС/. Олимпийский чемпион 1988 года, бывший вратарь хоккейной сборной СССР Сергей Мыльников скончался во вторник в возрасте 58 лет. Мыльников выступал за сборную СССР в конце 80-х

Вас заинтересует:

ия саввина причина смерти

Актриса скончалась от интоксикации.

Медики завершили предварительное посмертное обследование тела актрисы Ии Саввиной, которая скончалась в Москве в минувшие выходные на 76-м году жизни. Окончательное решение можно будет вынести в течение 30 дней после вскрытия тела.

Результаты экспертизы позволяют предположить то,  что актриса скончалась от передозировки обезболивающими средствами. В последние годы Саввина страдала от онкологического заболевания, боль от которого могли заглушить лишь сильнодействующие лекарства. В качестве первой причины интоксикации организма медики называют именно превышение допустимых пороговых значений лекарств в крови умершей.

Вторая причина – огромное количество раковых клеток, распространившихся по всему организму. В любом случае врачи скорой помощи, которые выезжали к Ие Сергеевне по первому вызову утром того трагического дня, не смогли оказать ей надлежащую помощь.

Ия Сергеевна Саввина. Родилась 2 марта 1936 года в Воронеже — умерла 27 августа 2011 года в Москве. Советская и российская актриса театра и кино. Народная артистка СССР .

В семье никто к актерской профессии отношения не имел. Родители разошлись сразу после войны. Ее воспитывала мама - Вера Ивановна Кутепова - которая была врачом.

О своих родных актриса рассказывала: "Все мои родственники по маме жили недалеко от Калача знаменитого, Воронежская губерния. Тётки все из церковно-приходской школы, с четырьмя классами. Маму её дядя Ваня заставил уже взрослой пойти на рабфак. Она стеснялась. Она единственная, кто закончила первый выпуск Воронежского мединститута, была гениальным врачом. Она была одним единственным врачом во время войны в деревне... Вера Ивановна её зовут. Фамилия у неё тоже уникальная — Кутепова. Я Саввина по отцу, а она — Кутепова".

Хотя родилась она в Воронеже, но, как рассказывала актриса, "школу заканчивала в 100 километрах, и все мои родственники по маме (отцовских я не знаю), все крестьяне с Верхнего Мамона, с Дона".

Ее мать вышла замуж за военного, поэтому Ие пришлось поездить по стране. В конце концов семья переехала в город Боринск Воронежской области, где Ия и окончила школу с золотой медалью.

Актрисой стала, когда училась на журфаке МГУ - посещала студенческтй театр, которым руководил Ролан Быков

Специального актерского образования она так и не получила. Ее даже чуть было не уволили из-за этого из театра. "Диплом у меня журналистский, театрального образования нет. Был момент, могли выгнать за профнепригодность", - рассказывала она.

В 1958 году Ия Саввина окончила факультет журналистики МГУ. Писала вплоть до середины 1970-х, в основном - рецензии на спектакли и кинофильмы, очерки об актерах. "Когда начался театр, я сразу для себя решила, что писать отрицательные рецензии теперь не имею права, и писала только о том, что мне нравилось. После статьи о Юрском великий театровед Бояджиев сделал мне самый драгоценный комплимент: не знаю, сказал он, какую там даму с собачкой сыграла Саввина, но статья ее образцовая. Ну вот, а с середины семидесятых, видимо, ничто не нравилось мне в достаточной степени", - рассказывала она.

Была автором киноведческих очерков о творчестве Сергея Юрского Михаила Ульянова Нины Ургант Фаины Раневской Любови Орловой

С 1960-го по 1977-й — актриса Театра им. Моссовета. Среди ее работ на сцене этого театра: «Нора» Г. Ибсена — Нора; «Ленинградский проспект» И. В. Штока — Маша; «Совесть» Д. Павлова — Валя; «Странная миссис Сэвидж» Дж. Патрика — Фэрри; «Петербургские сновидения» по Ф. М. Достоевскому — Софья Семёновна Мармеладова; «Аплодисменты» А. П. Штейна — Гусарова; «Поезда расходятся» И. Г. Ольшанского и Н. И. Рудневой — Люся; «Поющие пески» А. П. Штейна — Марютка; «Возможны варианты» В. З. Азерникова — Галина Аркадьевна; «Турбаза» Э. С. Радзинского — Саша Душечкина; «День приезда — день отъезда» В. К. Черных — Ольга; «Дом на песке» Р. Ибрагимбекова — Сестра Эльдара.

С 1977-го года служила в МХАТе, а после его раскола - с 1989 года - в МХТ им. А. П. Чехова. Ее работы в этом театре: «Чайка» А. П. Чехова — Полина Андреевна; «Дядя Ваня» А. П. Чехова — Войницкая; «Серебряная свадьба» А. Н. Мишарина — Калерия Фёдоровна; «Дачники» М. Горького — Марина Львовна; «Утиная охота» А. В. Вампилова — Валерия; «Обратная связь» А. И. Гельмана — Вязникова; «Так победим» М. Ф. Шатрова — Варвара Михайловна; «Эльдорадо» А. Н. Соколовой — Она; «Перламутровая Зинаида» М. М. Рощина — Лиззи; «Плач в пригорошню» (Гуркина Владимира Павловича) — баба Даша; «Московский хор» (Петрушевской Людмилы Стефановны) — Лика.

В кино дебютировала в 1960 году у знаменитого режиссера Иосифа Хейфица, который решил поставить фильм по рассказу Чехова «Дама с собачкой». Создать образ Гурова в фильме должен был актер Алексей Баталов

Работу Ии Саввиной похвалила Фаина Раневская. Актриса вспоминала: "Я получила письмо с очень хорошими словами о «Даме с собачкой» после фильма. Когда увидела подпись «Раневская», я не поверила сдвоим глазам, просто обомлела. Мы не были знакомы. Она нашла адрес и нашла возможность, и желание появилось у неё написать мне о «Даме с собачкой». Вот такой это был человек. Увиделись мы впервые у Анисимовой-Вульф, у нашего режиссёра. Она дружила с её матерью. Когда репетировали «Странную миссис Сэвидж», мы познакомились и подружились".

В драме «Грешница» Гавриила Егиазарова и Федора Филлипова по мотивам одноименной повести Н. Евдокимова, вышедшей в 1962 году, зрители увидели все те же кротость и доброту в героине Ксении, покорно понесшей наказание за свою грешную любовь. В 1965-м снялась в мелодраме Александра Митты

В 1966 году Ия Саввина получила приглашение сняться в картине «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж» режиссера Андрея Кончаловского

В 1994 году режиссёр Андрей Кончаловский снял фильм «Курочка Ряба», своеобразное продолжение истории про Асю Клячину из фильма «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж». Но Ия Саввина отказалась сыграть в фильме. По одной версии, сочтя сценарий оскорбительным для русского народа, по другой — из-за тяжело больного ребёнка и невозможности участвовать в съёмках. Ознакомившись со сценарием, Саввина тогда сказала Кончаловскому: «Ты понимаешь, что ты пишешь о русском народе?! Это же издевательство!». В итоге роль Аси сыграла Инна Чурикова

В 1967 году актриса исполнила роль Долли - жены Стивы а художественном фильме Александра Зархи «Анна Каренина» по одноименному роману Льва Толстого.

Далее сыграла в военном приключенческом фильме Александра Карелова «Служили два товарища», а в 1969 году Ия Саввина приняла участие в съемках картины «Сюжет для небольшого рассказа», (имеющей и другое название – «Лика – большая любовь Чехова»), исполнив в ней роль Марии Павловны Чеховой. Этот широкоформатный фильм рассказал историю создания пьесы «Чайка» и ее трагического провала на сцене Александринского театра. В отличие от пьесы, картина была успешной и была удостоена Золотой медали Международного кинофестиваля в Венеции.

Сыграла в биографической драме Сергея Кеворкова и Григория Мелика-Авакяна «Последний подвиг Камо» - исполнила роль супруги революционера-большевика Тер-Петросяна, известного под именем Камо. Далее сыграла второстепенную роль в мелодраме Андрея Кончаловского «Романс о влюбленных», затем - снялась в главной роли завуча Валентины Федоровны в киноповести Бориса Фурмана «Дневник директора школы».

Среди особо заметных ролей 1970-х в фильмографии Саввиной - роль учёного-микробиолога Татьяны Власенковой, явившейся прототипом ученой Зинаиды Ермольевой, исследовавшей первый антибиотик пенициллин. Саввина воплотила образ ученой в социальной драме Владимира Фетина «Открытая книга» - экранизации одноименного романа Вениамина Каверина.

Наконец, в 1979 году на экраны вышла комедия Эльдара Рязанова

В 1980-х годов Саввина снялась всего в 9 картинах. Среди наиболее заметных - участие в драме Станислава Любшина «Три года», киноповести Геннадия Полоки «Наше призвание», трагикомедии Георгия Данелия «Слезы капали», ленте Юрия Райзмана «Частная жизнь». За исполнение роли Натальи Ильиничны в фильме «Частная жизнь» она была удостоена Государственной премии СССР.

В кризисные 1990-е Саввина трижды появлялась в кино: в мелодраме Ольги Вихорковой «Сюжет для двух рассказов», драме Леонида Марягина «Троцкий», ленте «Чехов и Ко».

В 2000-е сыграла в картине Валерия Пендраковского «Два товарища» по мотивам одноименной повести Владимира Войновича - исполнила роль бабушки Валеры. В 2003 году на экран вышла мелодрама Кирилла Серебренникова «Постельные сцены», снятая в духе реалити-шоу и рассказывающая о тотальном недоверии людей друг к другу - в ней Ия Саввина сыграла мать одного из главных героев. В 2004 году сыграла эпизодическую роль в детективе Али Хамраева «Место под солнцем», а в 2006-м - исполнила роли в картинах «Слушая тишину» и «Ты меня слышишь?». На этом ее кинокарьера завершилась...

Ия Саввина также внесла большой вклад в отечественную мультипликацию, и сегодняшние дети знают её по голосу Пятачка, которого озвучила актриса. Интонацию своего героя Ия Саввина позаимствовала у своей подруги Беллы Ахмадулиной

Болезнь и смерть Ии Саввиной

В 2008 году на спине актрисы медики обнаружили меланому - злокачественную родинку, которую вскоре удалили. Однако последствия от меланомы давали о себе знать и в дальнейшем.

В июле 2011 года Ия Саввина стала участницей ДТП. На 261-м километре дороги Ярославль — Владимир водитель «ГАЗели» при движении с обочины не предоставил преимущество движущейся в попутном направлении автомашине «Тагер». В результате столкновения два пассажира легковой машины получили ушиб грудной клетки - одной из них была Ия Саввина.

Актриса скончалась в своей квратире в центре Москвы 27 августа на руках мужа - Анатолия Васильева. По его словам, в последние две недели она очень сильно болела.

В последние годы болела раком. "После того как Ие вырезали раковую родинку, врачи настаивали на курсе химиотерапии. Но она наотрез отказалась, хотя все мы буквально валялись у нее в ногах", - рассказывала актриса Наталья Тенякова.

Считается, что она скончалась вследствие осложнений меланомы. Согласно этой версии, интоксикация организма произошла из-за того, что раковые клетки развились до такого состояния, что начали отравлять организм. Вторая версия - отравление могло произойти от обилия лекарств, которыми она пыталась заглушить боль от своей болезни.

Первый муж - Всеволод Шестаков , учёный-гидрогеолог, актёр. Она познакомилась с ним, когда училась в МГУ. Он уже был учёным, возглавлял факультет геологии. О нем в университете ходила легенда: будто бы Всеволод Михайлович придумал одну важную формулу между выходами на сцену в пьесе «Карьера Артуро» - впоследствии её назвали «формула Шестакова» и включили во все учебники. Они сблизились на почве своей влюблённости в студенческий театр. Совместно репетировали и играли. А в год окончания учёбы Ия Саввина вышла за Шестакова замуж. Пара поселилась в квартире на Фрунзенской набережной.

Второй муж - Анатолий Исаакович Васильев (1939 г.р.), актёр Театра на Таганке. Они познакомились в 1979 году. Прожили в гражданском браке более 30 лет. Официально заключили брак за десять дней до смерти Саввиной. Как рассказывал Анатолий Васильев

Васильев стал опекуном сына Саввиной после ее смерти. «Он не притязателен. Он занимается своими делами часами. Он играет на синтезаторе, рисует, учит английский... Он остается один. Отлично пользуется микроволновкой... Помнит все дни рождения, мы даже забываем», - рассказывал Анатолий Исаакович о Сергее.

1969 — Винни-Пух — Пятачок 1971 — Винни-Пух идёт в гости — Пятачок 1972 — Винни-Пух и день забот — Пятачок

1988 — Лев и девять гиен — Гиена — просто гиена

Частые переезды не помешали Ие получить золотую медаль в школе. Она хотела поступить на филфак МГУ – с детства любила литературу и мечтала учить детей, но только в Москве. Девушка опоздала – прием медалистов на филфак уже закончился, поэтому подала документы на факультет журналистики МГУ. На одно место в университете претендовали 13 медалистов - Ия прошла. Она училась с удовольствием, но не забывала о своем театральном увлечении. Саввина пришла в студенческий театр МГУ.

Театрального образования у нее не было, зато театр стал колоссальным опытом, который не раз пригодился в дальнейшей карьере. В 1958 году Ия Саввина окончила журфак и успешно совмещала публицистику с актерской профессией.

Ее театральная карьера началась еще в годы учебы в МГУ. Она сыграла в постановке Ролана Быкова

В 1960 году ее пригласили в Театр Моссовета. Она играла на сцене с величайшими актерами того времени: Любовью Орловой Фаиной Раневской

Ее карьера в кино началась с главной роли в фильме «Дама с собачкой». Режиссер искал актрису и прислушался к рекомендации Алексея Баталова

Затем были роли в драме «Грешница», «Звонят, откройте дверь», «В городе С», «Ионыче». Но особенной актриса считала роль Аси Клячиной в фильме «Асино счастье» Андрея Кончаловского

В 60-70-х у Ии Саввиной было много классических ролей. Она снималась в фильме «Лика – большая любовь Чехова», где сыграла сестру писателя. Сюжет фильма рассказывает об истории создания знаменитой пьесы «Чайка». В 1973 году на экраны вышел сериал «Следствие ведут Знатоки», где Саввина сыграла Майю Багрову. Не менее убедительной она была в роли хирурга-травматолога в картине «Каждый день доктора Калиниковой». В 1975 году у нее была главная роль в фильме «Дневник директора школы».

В 80-х в творчестве Саввиной был спад - она снялась всего в девяти фильмах. В 1990 и 2000-х актриса продолжала сниматься, но среди ее ролей не было главных - больше эпизоды или роли второго плана. В 2003 году зрители увидели Ию Саввину в авангардной драме Кирилла Серебренникова

Последними работами актрисы стали роли в картинах «Ты меня слышишь?», «Слушая тишину», «Место под солнцем» и «Список влюбленных РФ».

Личная жизнь

Ее первый муж - ученый-геолог Всеволод Шестаков. Они познакомились, когда она была студенткой МГУ. Оба были влюблены в студенческий театр, вместе репетировали, а затем поженились. Жили они в квартире на Фрунзенской набережной. В их доме всегда было много гостей.

Семьи с Всеволодом у них уже давно не было, но ради сына и свекрови Ия Саввина жила с ним 16 лет. Сергей рос, хорошо учился, после школы окончил университет и работал переводчиком. Он прекрасно писал натюрморты - в Москве проходила его персональная выставка.

Всю жизнь Ия Саввина посвятила сыну. Через 5 лет после развода, в 1979 году, она познакомилась с актером Анатолием Васильевым

В 2008 году врачи диагностировали меланому у Саввиной. Опухоль удалили, от химиотерапии она отказалась. В 2011 году у актрисы случился инсульт. Ее прооперировали, но случилась другая беда - онкология начала прогрессировать, появились метастазы.

В июле 2011 года на трассе Ярославль-Владимир произошло ДТП, в котором пострадали два пассажира: одной из них была Ия Саввина. 27 августа того же года актрисы не стало. Она похоронена на Новодевичьем кладбище.

Фильмография

  • «Служили два товарища»
  • «Постельные сцены»
  • «Каждый день доктора Калинниковой»
  • «Смятение чувств»
  • «Запомните меня такой»
  • «Место под солнцем»
  • «Спроси себя»
  • «Сюжет для двух рассказов»
  • «Узнай меня»
  • «Здравствуй, столица!»
  • Последние три года злодейка-судьба будто испытывала ее на прочность. Все началось с того, что на спине актрисы медики обнаружили меланому - злокачественную родинку, которую вскоре удалили. Никто не решался делать прогнозы, как коварная болезнь поведет себя дальше. Минувшей весной Ия САВВИНА перенесла инсульт. Врачи сделали операцию, но хирургическое вмешательство, видимо, спровоцировало новую вспышку рака, пошли метастазы. Потом Ия Сергеевна получила травму грудной клетки, угодив с мужем и сыном в автоаварию. А еще один за другим стали уходить из жизни ее прежние возлюбленные, с которыми Саввина до последнего не теряла связи. И вот не стало ее самой.

    - После того как Ие вырезали раковую родинку, врачи настаивали на курсе химиотерапии, - плачет актриса Наталья Тенякова. - Но она наотрез отказалась, хотя все мы буквально валялись у нее в ногах. Врачей и сиделку, которая понадобилась в последние месяцы, оплачивал театр (актриса работала в МХТ им. Чехова. - Г. У.). Иечка ни в чем не нуждалась. Худрук Олег Табаков все сделал безукоризненно.По словам близких, несмотря на привычку говорить людям в лицо все, что она о них думает, Саввина умела по-настоящему дружить. Часто собирала гостей, кормила их потрясающими блюдами, в любую минуту готова была прийти на помощь. Ия Сергеевна добродушно посмеивалась над эпиграммой, которую сочинил Валентин Гафт: «Глазки светло-голубые. Каждый добрый, вместе - злые».

    Пётр ШТЕЙН был одни из любимых режиссёров САВВИНОЙ (фото

    Лекарства от вдовы художника

    В юности небесные очи Саввиной свели с ума не одного мужчину. На журфаке МГУ Ия отводила душу в студенческом театре, которым руководил Ролан Быков.- Иечка поначалу не выходила на сцену, а была костюмершей, но сумела своей проникновенностью понравиться Быкову, и тот предложил ей на пару с Аллой Демидовой главные роли в постановке «Такая любовь», - рассказывает друг Саввиной, режиссер и актер Юрий Горин. - Увидев постановку, Товстоногов назначил Ролана режиссером Ленинградского театра Ленинского комсомола. Да и Ия благодаря нашему театру впервые попала в кино - снялась в «Даме с собачкой», куда ее порекомендовал Алексей Баталов.На репетициях в МГУ Саввина познакомилась с первым мужем - Всеволодом Шестаковым, будущим ученым-гидрогеологом. В отличие от Саввиной он родился в элитарной семье. Отец, высокопоставленный чиновник, не запрещал сыну приводить многочисленных друзей в просторную квартиру на Фрунзенской набережной.- Мама Шестакова, полька, всегда хлебосольно нас встречала, - рассказывает Юрий Петрович. - Мы, набившись в Севину комнату, играли в карты и выпивали. Тут и зародился роман Ии и Всеволода. После свадьбы пара здесь же и поселилась.Поначалу Шестаков не жалел денег на Саввину. Если ей в магазине нравилась какая-нибудь вещь, тут же лез в карман за купюрами.- Но с годами это прошло, - продолжает Горин. - Ия жаловалась, что Всеволод пытается экономить на всем. Даже на копеечном электричестве - постоянно ходил за женой по квартире и выключал свет, который она только что зажгла. Такие бытовые мелочи убили их брак.Ни для кого не секрет, что в 57-м от Шестакова Саввина родила сына Сережу, страдающего синдромом Дауна.

    Несмотря на хвори, 75-летняя звезда до последнего дня вела активную жизнь

    - В свое время Ия подружилась с вдовой знаменитого французского художника Фернана Леже. Та доставала ей в Париже дефицитные лекарства, - говорит Горин. - Уверен, благодаря этому, а главное - постоянной нежной заботе, Сережа до сих пор жив - ему 54 года. Ведь люди с таким заболеванием редко даже 30-летие отмечают!

    Свела рыбалка

    - У Ии тоже случались романы, - вспоминает Горин. - Ходили разные слухи про ее отношения с Владимиром Высоцким (актеры вместе снимались в картине «Служили два товарища». - Г. У.) и Андроном Кончаловским (Саввина работала в картине «История Аси Клячиной…», которую ставил режиссер).А со своим последним мужем, Анатолием Васильевым, Саввина познакомилась на Соловках в 1979-м.- Это было на моих глазах, - припомнил актер Дмитрий Брусникин. - Олег Ефремов отправил нас, студентов, на каникулы. Поехали и состоявшиеся актеры. В том числе Саввина и артист Театра на Таганке Анатолий Васильев. Оказалось, что у будущих супругов одна общая страсть - рыбалка.

    Первый муж актрисы Всеволод ШЕСТАКОВ, невзирая на учёную степень, тоже иногда снимался в кино (кадр из фильма «Опасный возраст», 1981 г.)

    Когда гроб с телом артистки выносили из театра, Ирина АПЕКСИМОВА, следуя традиции, аплодировала. Рядом её дочка Даша, на заднем плане - бывший муж Валерий НИКОЛАЕВ

    Бабушка Ивана УРГАНТА (на фото он у храма Воскресения Словущего, где отпевали Ию Сергеевну) дружила с САВВИНОЙ и познакомила с ней внука. В 1965-м любимица миллионов написала о Нине УРГАНТ в эссе: «Лицо непередаваемо славянское - с неё ли писали иконы, она ли списана с икон»

    Красотой актрисы был восхищён весь мир Актриса смогла простить измену своему тайному возлюбленному - режиссёру Петру Штейну Последние три года злодейка-судьба будто испытывала ее на прочность. Все началось с того, что на спине актрисы медики обнаружили меланому - злокачественную родинку, которую вскоре удалили. Никто не решался делать прогнозы, как коварная болезнь поведет себя дальше. Минувшей весной Ия САВВИНА перенесла инсульт. Врачи сделали операцию, но хирургическое вмешательство, видимо, спровоцировало новую вспышку рака, пошли метастазы. Потом Ия Сергеевна получила травму грудной клетки, угодив с мужем и сыном в автоаварию. А еще один за другим стали уходить из жизни ее прежние возлюбленные, с которыми Саввина до последнего не теряла связи. И вот не стало ее самой. - После того как Ии вырезали раковую родинку, врачи настаивали на курсе химиотерапии, - плачет актриса Наталья Тенякова. - Но она наотрез отказалась, хотя все мы буквально валялись у нее в ногах. Врачей и сиделку, которая понадобилась в последние месяцы, оплачивал театр (актриса работала в МХТ им. Чехова. - Г. У.). Иечка ни в чем не нуждалась. Худрук Олег Табаков все сделал безукоризненно. По словам близких, несмотря на привычку говорить людям в лицо все, что она о них думает, Саввина умела по-настоящему дружить. Часто собирала гостей, кормила их потрясающими блюдами, в любую минуту готова была прийти на помощь. Ия Сергеевна добродушно посмеивалась над эпиграммой, которую сочинил Валентин Гафт: «Глазки светло-голубые. Каждый добрый, вместе - злые». С последним мужем Анатолием ВАСИЛЬЕВЫМ Окружающим казалось, что дело идет к свадьбе, но неожиданно любовные дорожки режиссера и его музы разошлись. Знающие люди предполагают, что в этом вина Штейна. Уж больно он был охоч до женского пола. Говорят, от Саввиной Петр ушел к актрисе Театра на Таганке Татьяне Галушевской. Штейн скончался в феврале 2007 года. Это сильно подкосило Ию Сергеевну, но со временем она смогла простить ему измену. - Петр дружил с Саввиной до последнего, - рассказала третья жена режиссера Марина. - Я не ревновала его к прошлому. Ведь их любовная связь закончилась почти 40 лет назад, а творческая продолжалась. Свела рыбалка - У Ии тоже случались романы, - вспоминает Горин. - Ходили разные слухи про ее отношения с Владимиром Высоцким (актеры вместе снимались в картине «Служили два товарища». - Г. У.) и Андроном Кончаловским (Саввина работала в картине «История Аси Клячиной…», которую ставил режиссер). А со своим последним мужем, Анатолием Васильевым, Саввина познакомилась на Соловках в 1979-м. - Это было на моих глазах, - припомнил актер Дмитрий Брусникин. - Олег Ефремов отправил нас, студентов, на каникулы. Поехали и состоявшиеся актеры. В том числе Саввина и артист Театра на Таганке Анатолий Васильев. Оказалось, что у будущих супругов одна общая страсть - рыбалка. Первый муж актрисы Всеволод ШЕСТАКОВ, невзирая на учёную степень, тоже иногда снимался в кино (кадр из фильма «Опасный возраст», 1981 г.) Позже Саввина и Васильев нашли больше схожих увлечений. Обоих манила дачная жизнь. Купили дом в деревне Дорофеево, куда выбирались на все лето. Да и сыну Ии Сергеевны проводить время на свежем воздухе тоже очень нравилось. - Сейчас на Анатолия лягут все заботы о Сереже, ведь его отец, Всеволод Шестаков, скончался минувшей весной, - рассказала Тенякова. - Даже речи идти не может, чтобы Сережу отправили в интернат. Он привык к домашней заботе. Мы с Ией общались за три дня до ее смерти. Она понимала, что уходит, но не перекладывала на других свои страдания и думы. И переживала, что будет с ее мальчиком. С Роланом БЫКОВЫМ в фильме «Нос» (1977 г.) Может быть, поэтому всего две недели назад Саввина официально заключила брак с Анатолием Васильевым - больше 30 лет прожили не расписываясь. За это время бывало всякое. Иногда, поругавшись, на время расходились, но быстро понимали, что не могут друг без друга. - Васильев всегда был для Ии Сергеевны опорой и фундаментом, - уверен Горин. - Конечно, их недавняя женитьба была материально и имущественно обусловлена. Ведь накануне Ия участвовала в суде со второй женой Шестакова. Я был свидетелем этой некрасивой истории. В свое время Саввина нашла сиделку для матери Всеволода Михайловича - пожилую грузинскую женщину, у которой оказалась бойкая дочь по имени Заира. Вот эта Заира, обладая определенным кругозором, завладела душой, сердцем и телом Шестакова. Вышла за него замуж, а потом заполонила грузинскими родственниками квартиру. Оказалось, не так просто их всех выселить, на это ушло два года. С Владимиром ВЫСОЦКИМ в картине «Служили два товарища» (1968 г.) В своём кинодебюте «Дама с собачкой» Ия исполнила главную роль (1960 г.) Ия Сергеевна назвала сына в честь своего отца Безутешный вдовец навсегда прощается с любимой Когда гроб с телом артистки выносили из театра, Ирина АПЕКСИМОВА, следуя традиции, аплодировала. Рядом её дочка Даша, на заднем плане - бывший муж Ирины Валерий НИКОЛАЕВ Бабушка Ивана УРГАНТА (на фото он у храма Воскресения Словущего, где отпевали Ию Сергеевну) дружила с САВВИНОЙ и познакомила с ней внука. В 1965-м любимица миллионов написала о Нине УРГАНТ в эссе: «Лицо непередаваемо славянское - с неё ли писали иконы, она ли списана с икон»

    Оставьте свой голос:

    Звездный стильЗвездные парыКрасная дорожкаБитва платьев

    Мерилом сердечности и доброты для Ии Саввиной было отношение человека к ее сыну Сереже, родившемуся с синдромом Дауна.

    Предчувствуя, какая нешуточная война может разгореться из-за опеки над ним, а также за ее наследство, незадолго до смерти актриса официально оформила брак со своим гражданским мужем, режиссером Анатолием Васильевым. (Мы уже обращались к этой теме, статья в «МК» «Ия и все они» от 13 октября 2011 г.)

    Почему в самые тяжелые дни после смерти матери с Сережей была не родная тетя, сестра Ии Саввиной, а простая деревенская женщина Мария Константиновна Малахова? Как ей дважды пришлось обороняться, когда Сережу пытались выкрасть из деревенского дома в костромской глубинке? Какие наставления ей успела дать актриса? И какую песню велела исполнитьна поминках?

    Они встречают нас на подъезде к деревне. Мария Константиновна и Шамиль Басаев. Одна — на скутере, второй — ковыляя в грязи. Оба обстреливают внимательно глазами. Шамиль Басаев еще и обнюхивает. «Пес шелудивый»,  — беззлобно ругается хозяйка. Раскинув ржаные крестьянские руки, приглашает нас во двор.

    Показывая свой дом в Горках, говорит: «Тут перестелила пол, в кухне переложила печку». Все сама. Бой-баба. И кто посмел назвать ее «бабой Машей»?

    — Дочки выпорхнули из гнезда, с живностью теперь и живу. Правда, Жириновского недавно съели, зато жив Чубайс,  — говорит хозяйка, а в глазах чертики скачут.

    Первый — это козел, второй — рыжий кот. Есть еще одна собака — Бетти, что подарил драматург Анатолий Марков.

    В прошлую зиму Мария Константиновна «воспитывала» больного деда, которого выставили за порог сыновья. А до недавнего времени работала в Щелыкове в охране.

    — Каждый день 45 минут пешком в один конец, хоть по сугробам, хоть по дождю,  — говорит хозяйка, выдавая нам каждому по паре резиновых сапог.

    До деревни Дорофеево, где жила Ия Саввина,  — 4 километра по грунтовке. Можно, правда, и напрямую, по полю, но опасно.

    — Мне Сергеевна как-то сказала: ты ходи ко мне по ближней дороге. Ну я велосипед в руки, за мной — Шамиль Басаев, и вперед с бидоном молока. Вдруг слышу треск, потом рык, Шамиль Басаев тявкал, а сам задницу прячет. У меня ноги подкосились, я собаке: «Молчи, шкура!» Тут из бурелома — бурая морда. Медведь. Как я бежала... С тех пор к Сергеевне только по объездной ездила.

    — Рядом Щелыково, где на горе стоит усадьба драматурга Островского. Рядом — театрально-литературный музей, дом творчества. Для артистов — места знаковые. Вся местность — в оврагах, кругом — сосны и липы. Сергеевне здесь понравилось. Дорофеево стоит у леса, дальше — сплошной бор. Дом на выселках она купила из-за сына, подальше от людей, чтобы Сережа лишний раз не терпел насмешек. По хозяйству Сергеевне я стала помогать еще лет десять назад, когда дочки у меня еще сопливые были. Нередко и их с собой брала в Дорофеево на подмогу.

    — Ой, сначала плакала. Потом Сергеевна мне сказала: «Что ты на меня обижаешься? Я вот такая, рублю сплеча, и ты давай привыкай так же!» Потом и я ей спуску не давала. А как же? «Хлеб-соль ешь, а правду режь».

    В низине после случившегося несколько лет назад пожара осталось всего-то с десяток домов. Но жизнь чувствуется уже на подходе: тянет хвойным, деревенским дымом.

    Дом Ии Саввиной виден издалека. Добротный, сложенный из просмоленных кряжистых бревен, ставших от времени сизыми.

    Показывая на бунгало — беседку со столом и лавками, Мария Константиновна говорит: «Все Анатолий Васильев, муж Сергеевны, своими руками сделал. И дом отремонтировал, и забор поставил. А ведь не деревенский, в театре работает режиссером».

    Добрая половина участка засажена елочками, стоит укутанный на случай холодов каштан. Огородик небольшой, у забора — тепличка.

    — Сажали огурцы, кабачки. Обязательно — салат, чеснок, лук, тархун. Сергеевна любила мелкие помидоры — черри. Тьфу, и посмотреть не на что, и помидорина — на один зубок. А вот поди ж ты, приучила. Третий год этот «горох» сажаю и у себя дома на грядках. Мы с ней также сообща решали, где лучше клумбы разбить. Сергеевна любила мальвы, а мне они казались кладбищенскими цветами.

    Бывало, спорим. Я ей: «Я знаю лучше, я деревенская». Она мне в ответ: «И я деревенская». На вид она была хрупкая, женственная, но характер — каленое железо. И в грядках ковырялась, и траву полола. Самое противное, когда укроп вылезает, его «шевелить» надо, и все пальчиками, ювелирная работа. Не каждый выдержит. А у Сергеевны к тому же суставы болели и спина «не держала». Бывало, по грядкам она буквально ползала. Кричу: «Оставь, сама прополю!». Она: «Пока жива, надо работать». И давай щипать дальше.

    — Скрипят, отстукивают года,  — говорит Мария. — Мы здесь часто с Сергеевной сидели, грибы перебирали. Кто мимо идет деревенский — она обязательно окликнет, чаем или кофе напоит, потом накормит и обязательно скажет: «Давай разговаривать». И у меня она в первую очередь спрашивала: «Ела?» Я в ответ: «Не успела». Она тянет меня за стол, а у меня условие: завтракать вместе. Аппетит у Сергеевны был плохой. Утром только кофе и сигарета.

    Она к каждому была добра. Что-то надо с огорода — пожалуйста! Но обмануть ее было невозможно, она хорошо чувствовала людей. Случалось, к ней приходили, просили: «Сергеевна, дай денег на хлеб». Она: «Не ври мне, если не хватает на бутылку — скажи честно». Если признавались, одалживала. И люди платили ей добром. Неля, моя сестра, что держала небольшой магазинчик, возила Сергеевне продукты. Она же забирала и мусор. А как-то захотелось актрисе творогу, сметаны, молока — коровьей еды, позвонили Коле Тугаеву, что живет в соседнем селе, он все Сергеевне мигом привез.

    — Это да! Я, бывало, говорила ей: «Ты что, Сергеевна, ругаешься в грядке-то?» Ей когда не нравился сорняк, она его матом, матом: «На тебе, на тебе!» А мне отвечала: «И в доме надо быть актрисой, и на работе. Даром никого не обложишь. А в огороде сорняк меня не слышит». Вот так успокаивала нервы.

    — С соседом Колей Рябовым ходила и на Куекшу, и на Сендегу. Говорила: «Как хорошо после Москвы посидеть на омуте с удочкой в руках». Судаков для гостей запекала, бывало, целый противень. И за грибами любила ходить. Мы знали: если табаком в лесу пахнет, значит, Сергеевна где-то рядом ходит. Наберет, бывало, зонтиков. А у нас они слывут поганками. Сергеевна же их нажарит, говорит: «Не бойтесь, ешьте! Проверено на себе» И вкусные ведь были. А мы эти зонтики во все времена только пинали, никогда не рвали. А какую она варила солянку... Перед отъездом сказала мне: «Скучно тебе, Володька, без меня будет!» Она любила смотреть, как я траву косой кошу.

    — Сергеевна к Володе Коровкину по-особому, тепло относилась, потому что, как и сын ее, он тоже был обделен судьбой. У него случаются психические расстройства.

    — Как-то Сергеевна, когда ей нездоровилось, попросила: «Машенька, пригляди за Сережкой». Я захожу в дом, говорю: «Серега, подбери бумажки, что ты тут целую гору нарвал». Он на меня посмотрел насупленно, потом как даст в лоб. Я к Сергеевне: «Не буду за ним смотреть, он мне в лоб дал». Она берет клюшку — и вперед на сына: «Вот сейчас охожу тебя мигом...». Он, как шкодливый ребенок: «Тетя Маша, тетя Маша!..»

    Сергеевна с ним была строга. Как позавтракает, сразу за работу. Если он занимается, ему уже не мешай. Один день Сережа рисует, особенно любил цветы изображать. На следующий день у него занятия английским языком, следом он читает и учит стихи, потом — музицирует.

    Бывало, говорил мне: «Сейчас, тетя Маша, будем играть». Я вытаскивала на улицу синтезатор. Он играл мне Шуберта, полонез Огиньского. Я ему: «У всех выходные есть, а ты что же?» Он мне в ответ, тяжело вздыхая: «У меня, тетя Маша, ни праздников, ни отпусков». Все время он вел дневник, записывал в него, что сделал, что новое увидел. А щедрый какой! Все раздаривал. Я помню, принесла ему в подарок светящуюся палочку, которая горела, как бенгальские огоньки. Приехали гости с ребенком, он как увидел малого — сразу подарил ему эту игрушку. Детей просто обожал.

    Сережа очень добродушный парень, но каждый год мы с ним заново привыкали друг к другу. Весной приезжал не в настроении, ходил сердитый, а потом привыкал и уже заливисто смеялся. Ребенок, он и есть ребенок. Даром что уже полтинник стукнул.

    — Сергеевна была знатной кулинаркой. Даже рябчиков вымачивала в травах и запекала. Когда же ей нездоровилось, я готовила все заранее. Ставила Сереже на стол первое блюдо и второе. Когда дело доходило до салатов и кефира, он, бывало, капризничал: «Не буду!» Я ему твердо: «Ешь! Надо прочищать кишечник». Каждый день он ел чеснок, особенно любил мясные блюда. А как рыбу разделывал? Ничего у него лишнего не оставалось, каждую косточку и плавничок обгложет, обсосет.

    — Да, с ним надо покрепче, только чуть отпустил вожжи, все — пошли капризы. Он за последний год сильно поправился. Во дворе у нас стояла большая сосна, я ему говорила: «Поднимай шишечки, ногам-то наступать больно». Он в ответ: «Не могу, тетя Маша, живот мешает!» Ну я его и стала гонять. Посуду вымою — он несет ее в дом. Белье выстираю — он тащит таз, развешивает одежду на веревки. Он у меня все делал: и картошку чистил, и с веником управлялся в доме, и во дворе.

    У нас тут Лена из Москвы живет, танцовщица ансамбля «Березка», мы ее Финкой называем, у нее муж Якоб и в России, и в Финляндии работает, так вот я говорю ей: «Лена, ты с Сережей гуляй!» Она с ним по аллее вверх ходила, рассказывала: «Тетя Маша, с ним тяжело идти». Я ей: «Ну так, Лена, погулять надо».

    — Видела Нину Ургант. Балерина Катя Максимова из соседней Рыжовки, пока жива была, приходила с мужем Владимиром Васильевым. А чаще гостили те, кто жил по соседству.

    — Не видела ни разу. Насколько я знаю, они не общались. А разругались из-за Сережки. У Аллы было две дочери. Девочки подросли, к ним стали захаживать кавалеры. Увидев Сережу, больше не показывались, видимо, боялись, что и у девочек могут родиться больные дети. Алла, опасаясь, что дочки так вообще не выйдут замуж, отказалась принимать у себя Сережу. Сергеевна обиделась, она ведь матери дачу специально купила, чтобы там гостил больной сын, а сестра ее прибрала к рукам. Более того, когда однажды муж Сергеевны, Анатолий, приехал к ним забрать какие-то документы, Алла стала ему выговаривать: «Как ты мог взять женщину с ребенком-дауном?» О каких родственных связях можно было после этого говорить?

    — Только о маме рассказывала. Она тоже в жизни хлебнула горя сполна. Была врачом, одна на всю округу. Осталась одна с маленькой дочкой на руках. Когда выезжала на вызов, брала Ию с собой. Сергеевна ей раньше хоть и редко, но звонила. Ни на что не жаловалась, ни в чем не упрекала, говорила, что у нее все хорошо. Как только слышался голос Аллы поблизости, сразу отключала телефон.

    Идем вокруг дома, который был пристанищем актрисы добрых 25 лет. На пеньке лежит забытый ковшик, на скамье — томик стихов, стоит его раскрыть, как идет запах сушеных яблок. Кажется, хозяева только-только уехали.

    — В начале августа во двор прилетел белый голубь, тюкнулся в окошко. Мы думали, мало ли, кто-то купил птицу, а она, молодая, потерялась. Голубь живет у нас день, другой, не улетает. Сергеевна говорит: «Это к несчастью». И у меня как раз заболела коза. Я ее давай лечить, намешала в бутыль самогонки, масла, сажи, и давай поить рогатую. Прихожу, говорю: «Все, поставила козу на ноги, отогнала хворь». Сергеевна тогда говорит: «Значит, беда будет со мной».

    Хотели сначала здесь вытащить катетер, но какие в деревне стерильные условия? Сергеевна стала собираться в Москву и обмолвилась: «Больше в Дорофеево не приеду». Я замахала на нее руками. А она так твердо, без истерик, говорит: «Останешься с Сережей. Мне его в дорогу брать нельзя. Вдруг мне будет плохо. Зачем ему это видеть?» Я спрашиваю: «А что я ему скажу?» — «Скажи, что мама заболела, ее увезли в больницу». Я думаю, Сережка не маленький, своими ногами ходит, выстираю, накормлю.

    Когда мы с Сергеевной шептались, Анатолий все ворчал: «Что вы все треплетесь?» А она мне наставления давала: «Придут на поминки, накорми всех, напои! И на 

    — Мы договорились не прощаться. Она уехала в обед, в два часа. А до этого зашла в комнату к спящему Сереже, горемычному своему единственному сыну. Долго сидела с ним рядом на кровати, гладила его волосы. Потом вышла, не оглядываясь, села в машину. Сережка проснулся около пяти часов, сразу спросил: «А мамочка где?» Я говорю: «Заболела, мы с тобой вдвоем остались». Смотрю, он приуныл, стал повторять: «Мамочка в больнице, мамочка в больнице». А Сергеевна больницы терпеть не могла.

    Мне выть хотелось. Я вспомнила, как она в прежние времена уезжала. Веселая, с насоленными на зиму огурцами, с корзиной калины, со связками насушенных грибов. Я ей еще и гуся на дорожку давала.

    Анатолий позвонил, попросил: «Маша, скажи Сереже о несчастье!» Я думаю: нет, мало ли как он себя поведет, возьмет развернется и уйдет в лес... Только спустя три дня во время завтрака я набрала телефон Анатолия, дала трубку Сереже, он ему и сказал: «Мамочка умерла». А Сережа в ответ: «Ну и ладно, царствие ей небесное». У меня челюсть так и отлетела. Потом смотрю, у него запоздалая реакция, слезы потекли. Я не знала, как его успокоить, начала твердить: «Зато тебя теперь ругать никто не будет, что ты такой и сякой. Все будет у нас с тобой хорошо». Он успокоился: «Да, тетя Маша, все нормально будет».

    Хотели пойти с ним поставить свечку, а церковь у нас далеко — в Бережках. Мы вышли с ним, взобрались на насыпь, а он говорит: «Все, я устал!» И дышит как паровоз. Пришлось вернуться. На скутере его мне не увезти, он круглый, как глобус. Сказала ему: «Вот похудеешь, поедем с тобой на драндулете».

    Потом за нами приехала на машине Алена Степанян, отвезла нас в церковь в Кинешме. Я, как велела Сергеевна, взяла блоки сигарет, которые она покупала для себя, и со словами «помяните» раздала их гуляющим на набережной.

    — Я с Сережей все дни была вместе, приносила из дома козье молоко, говорила: «Настька дала». Он в ответ: «А, Настькино молоко, давай!» И хлоп его бокал за бокалом. Оно не жирное, диетическое. Как соседка Валя натопит баню, я Сережку вела мыться, шлифовала его веничком, брила, одевала, потом румяного, в платочке, вела домой. Обихожу его, и вечером — домой, кормить всю свою живность. А уже пошли дожди, стало сыро. Однажды поздно вечером звонит соседка: «Давай, Маша, приезжай, у нас в Дорофееве света нет. Мало ли, замкнет проводку, а там и до пожара недалеко». Я на скутер и с ветерком в деревню. Стучу: «Серега, открывай!» А кругом темень. Он отбросил щеколду, бросился меня обнимать. И тогда я поняла, что мы теперь как родные.

    То, что и ей Сережа не чужой человек, принялась доказывать и Заира Мешвелиани, прикатившая с телевизионщиками в деревню. Беженка из Абхазии когда-то ухаживала за Сережей и парализованной свекровью Ии Саввиной.

    В квартире на Фрунзенской набережной она появилась в 

    — Заира прикатила на следующий день после поминок. Мы сразу поняли, что она хочет забрать Сережу,  — продолжает рассказывать Мария Константиновна. — Не зная, где жила Саввина, она начала стучать в окно соседнего дома, звать: «Сереженька, Сереженька...» А Анатолий меня предупредил: если приедет Заира, на порог ее не пускать. Только она кинулась к нам, я ей: «Иди отсюда,  б..., я тебе лыжи быстро разверну в сторону Москвы». А Серега как раз сидел обедал, наворачивал так полюбившуюся ему свеклу с майонезом. Лицо все малиновое, в платочке — на нервной почве у него голова покрылась болячками. Я его на запор и давай с Заирой воевать... Она говорит: «Пустите в дом!». Я в ответ ей дулю показываю.

    — Я ей угрожала! Даже из соседней деревни к нам прибежали мужики на помощь. Мы отстояли Сережу! Когда Заира ни с чем убралась восвояси, я их машину на скутере до самой Кинешмы провожала. Они — по объездной дороге, я — по прямой. Успокоилась только тогда, когда убедилась, что они все уехали.

    — Вскоре в Дорофеево пришли два мужика. Надо полагать, с подачи Заиры, чтобы выкрасть Сережу. А я его как раз переселила в комнату Сергеевны. Он еще спал, а я на улице чистила картошку. Смотрю — тень сбоку, скосила глаза — на меня надвигается длинный, здоровый, лысый мужик. На нем черная куртка с двумя красными молниями на груди. Следом выныривает еще один — маленький, коренастый, который умудрился забраться в дом через задние открытые ворота. Я им: «Что надо?» Они: «Где Саввиной дом?» Я показываю на соседний дом, где живут московские друзья Сергеевны — Валя с Борей. Дальше идет диалог. «А сын где?» — «Сына давно в Москву перевезли». Они кинулись было к соседскому дому и возвращаются злющие: «Там трава по пояс, ты нас за нос водишь?» Я почти кричу: «Схватились, они почитай уже месяц как съехали, вот тропинка и заросла». Покрутились они еще с полчаса и ушли... Машина где-то на горе их ждала. Я думаю, бог ты мой, надо Серегу отсюда перевозить. Скажу честно, испугалась, звоню Анатолию: «Забираю Сережу к себе домой». А там попробуй ко мне кто сунься, выпишу чем ни попадя! До самого отъезда он у меня и прожил. С козой Настькой познакомился, с Шамилем Басаевым подружился. Она собака хоть и злая, но Сережу не трогала. А 22 сентября за ним приехал Анатолий.

    — Ему в деревне нравилось жить летом, пока было тепло. А когда стало сыро и холодно, чтобы в баню идти — надо было одеваться, свет то есть, то нет, он затосковал по дому. Все говорил: «Дома и вода горячая есть, и тепло в батареях». И до церкви там рукой подать.

    — Нет, она говорила: как Анатолий скажет, так пусть все и будет. Как ему будет удобнее, пусть так и делает. Она доверяла ему безгранично. Считала, что оставляет сына в надежных руках.

    Не могли мы не побывать у сводной сестры Ии Саввиной — Аллы Ивановны, что живет в Опалихе. Ее ярко-малиновый двухэтажный дом резко выделяется на улице Полярной. К высокому забору пришпилена табличка: «Находится под наблюдением вневедомственной охраны». И рядом прибита картонка: «Ничего не предлагать».

    На звонок выходит еще нестарая женщина. Подходит в калитке, выглядывает в прорезь, предназначенную для газет. Видим голубые глаза, тонкий нос... Ощущение такое, что на нас смотрит живая Ия Саввина, до того похожи сестры.

    Просим поговорить. В ответ: «Дверь не открою». Спрашиваем об отце Ии Сергеевны, в ответ выслушиваем, какой Сергей Гаврилович был негодяй.

    Алла Ивановна кому-то рассказывает «об очередном нашествии змей». Теперь она уже выглядывает в щель между калиткой и забором.

    Когда заводим разговор о Всеволоде Шестакове, женщина и вовсе меняется в лице: «Это тот, что нас Сережей наградил?!» Особенно режет слух «нас».

    В то же время мало кто сомневается, что Сережу будет осаждать Заира Мешвелиани. Уж больно хочется ей вернуть себе элитное жилье. Мы решили проверить, кто сейчас живет в квартире на Фрунзенской набережной. Ведь Заира утверждает, что квартиру снимают гастарбайтеры. Из-за двери нам отвечают, но дверь открыть отказываются.

    Кто может сдавать квартиру, принадлежащую Сереже? Нас отсылают к Ирине Константиновне Нечерии. По указанному телефону отвечает четвертая жена Всеволода Шестакова:

    — Я имею право сдавать эту квартиру, потому что у меня на это есть доверенность от Ии Саввиной и Сережи Шестакова. Если квартира сдается, деньги идут на содержание Сережи. Родители его умерли, сына обеспечили. Не слушайте вы Мешвелиани, она авантюристка.

    — Нам с Сережей не дают увидеться, потому что знают, что он сразу бросится меня обнимать. За два года, что я за ним ухаживала, он сильно привязался ко мне. Когда я пришла к ним в дом, Сережа вставал в шесть вечера, целый час убирал кровать, только в девять вечера садился завтракать. Я постепенно приучила его подниматься в 10 утра, будила, напевая грузинские песни. Его любимой мелодией стала грузинская песня «Сулико». Сережу с детства обязали за всех мыть посуду. Он пускал горячую воду и каждую тарелку мыл по 20 минут. Руки у него были все в трещинах, я освободила его от этой обязанности. Он привык к окрикам, я же была с ним очень ласкова, вложила в Сережу частичку своей души. Он был плохо одет, на свои деньги я покупала ему новую одежду, выводила гулять.

    Иечка звонила подругам, рассказывала: «У нас в доме появилось чудо». На своем дне рождения первый тост с бокалом лимонада Сережа поднял «за тетю Заиру».

    Мы виделись с Ией год назад. Она мне сказала: «Какой же Всеволод Михайлович дурак, что развелся с такой женщиной! Но и ты тоже виновата, не нужно было ему давать развод. Для начала порвала бы паспорт». Ия была женщина с характером. Однажды на стадионе смотрели вместе футбол, а рядом с нами сидел болельщик другой команды, так Ия болела так, что сломала об его голову зонтик.

    Мы встретили Сережу на воскресной вечерней службе в церкви Власия, что около его дома в Большом Власьевском переулке. Его сопровождала сиделка. Заметив наш интерес к нему, женщина постаралась быстро увести Сережу домой. Но мы успели у него спросить: «Хотел бы ты жить с Заирой?» И услышали твердое: «Нет».

    Ирина Константиновна Нечерия утверждает, что опекуном у Сережи является Анатолий Васильев, второй муж Ии Саввиной. Все нужные документы были оформлены, когда еще был жив отец Сережи, Всеволод Михайлович Шестаков, с его ведома, по его просьбе.

    — Это так,  — подтверждает начальник отдела опеки и попечительства муниципалитета «Хамовники» Антонина Кобзева. — Такова была воля родителей Сережи Шестакова. Опекуну, Анатолию Васильеву, 72 года, но он предоставил медицинские документы о состоянии своего здоровья, а предельный возраст законодательством не предусмотрен.

    Но успокаиваться рано. Через полгода родственники актрисы по закону будут вступать в наследство. А ввиду того, что Ия Саввина не оставила завещания, на этом фронте может развернуться нешуточная война.

    — Отдел опеки и попечительства будет осуществлять контроль за наследованием имущества,  — уверяет Антонина Кобзева.

    А для начала Заире Мешвелиани придется съехать с дачи балерины Большого театра Лесмы Чадарайн, второй жены Шестакова, которая по завещанию досталась Всеволоду Михайловичу, а теперь перешла к его сыну Сереже Шестакову.

    Ия Сергеевна Саввина в 1958 окончила факультет журналистики МГУ. Она совсем не мечтала об артистической карьере — хотела стать журналистом.

     Впервые ее имя прогремело после спектакля «Такая любовь» по пьесе чешского писателя Павла Когоута в студенческом театре журфака в 1957 году.

    А через три года -  в 1960 году  она сыграла главную роль в экранизации чеховской «Дамы с собачкой» режиссера И. Е. Хейфица. На эту роль ее привел партнер по съемкам — Алексей Баталов. «Любимый писатель, любимый рассказ — я не могла отказаться сниматься в чеховском произведении», - говорила потом Саввина.

    Ее породу сразу отметили режиссеры, которые стали звать ее на роли дворянок. Тем необычнее было получить предложение от Андрея Кончаловского сняться в фильме «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж». Саввина играла простую деревенскую  женщину, а  вместе с ней снимались реальные крестьяне. В фильме много пили и даже ругались матом. В итоге картина легла на полки и вышла  в свет лишь в перестроечные годы. 

    Ия Сергеевна Саввина написала несколько киноведческих очерков о творчестве С. Ю. Юрского, М. А. Ульянова, Н. Н. Ургант, Ф. Г. Раневской, Л. П. Орловой...

    Певый муж Саввиной — Всеволод Шестаков (брак распался в 1974 году). Сын от первого брака Сергей Шестаков страдает синдромом Дауна.

    1973 — Следствие ведут знатоки. Побег — Мария Багрова 1974 — Романс о влюблённых — мать Татьяны 1975 — Венька — охотник за шпионами 1975 — Дневник директора школы — завуч Валентина Федоровна 1975 — Маяковский смеётся — Зоя Берёзкина 1976 — Спроси себя 1977 — Марка страны Гонделупы — мама Пети 1977 — Нос — проститутка с Невского 1977 — Смятение чувств — Нина Дмитриевна 1978 — Чужая — Вера Дмитриевна 1979 — Открытая книга — Татьяна Власенкова 1979 — Доктор Жуков, на выезд! ТВ 1979 — Гараж — Аникеева 1980 — Узнай меня 1980 — Три года — Нина 1981 — Наше призвание — Маргарита Анатольевна 1981 — Три года 1982 — Слёзы капали — Ирина 1982 — Частная жизнь — Наталья Ильинична (роль удостоена Госпремии СССР) 1984 — Продлись, продлись, очарованье — Анна Константиновна Шарыгина 1986 — Я — вожатый форпоста — Маргарита Анатольевна 1987 — Запомните меня такой 1991 — Сюжет для двух рассказов 1993 — Троцкий — Наталья Седова 1998 — Чехов и Ко — Наталья Владимировна 2000 — Два товарища 2004 — Место под солнцем — бабушка Оли