игорь билозир причина смерти

Просто очень любопытно, что все-таки будут писать о смерти композитора Игоря Билозира через несколько лет? Что-то обязательно напишут. Это бесспорно. Все, приключившееся во Львове, слишком многозначно и важно для понимания смысла того, что происходит с нами сейчас. Это в других культурах время может расставить все на свои места. В украинской истории туман, которым окутаны события в момент их свершения, не рассеивается со временем. Он становится все более густым и все более непроницаемым. Украинская история состоит из мифов, нанизанных один на другой. Причем события становятся мифами часто задолго до того, как они произошли.

Показания очевидцев - порой наиболее недостоверная часть сведений о событии, поскольку очевидцы вовсе не озабочены объективным изложением фактов. Они с увлечением созидают мифы, которыми потом наполнятся книги по украинской истории. Судите сами, насколько могут будущие историки полагаться на показания наших современников, если уже сейчас интерпретация причин смерти Игоря Билозира существует, как минимум, в трех совершенно не похожих друг на друга вариантах.

Три версии

Версия первая. Билозир был убит свирепыми украинскими националистами-бандеровцами за то, что пел русские песни. Г-н Жириновский ретранслировал эту точку зрения даже в стенах Российской Госдумы. Судя по всему, версия эта восходит к знаменитому ведущему “Взгляда” Александру Любимову, который 30 мая на канале ОРТ поведал о страдальце за русские песни во Львове.

Версия вторая. Билозир был убит оборзевшими русскими шовинистами за то, что пел украинские песни. Эта точка зрения особенно популярна на Украине. Она отнюдь не лишена официальной поддержки. Проправительственная газета “Факты” утверждает, что “известного композитора зверски избили двое 28-летних хулиганов за то, что маэстро в одном из кафе пел свои песни на украинском языке”. Даже сам глава Госкомитета по информации Украины Иван Драч в интервью “Независимой газете” 8 июня заявил буквально: “Композитора Игоря Билозира убили во Львове только за то, что он пел песню на украинском языке”.

Что делать будущему историку, если оба источника (так, по крайней мере, представляется большинству наших современников) - авторитетнее не бывает: опытнейший журналист и шеф главного информационного ведомства Украины? Можно себе только представить, насколько достоверны были новости и комментарии в том самом приснопамятном перестроечном “Взгляде” конца 80-х гг. А про объективность Ивана Драча можно и вовсе не говорить.

Версия третья. Билозир умер от травмы, полученной в банальной драке в питейном заведении. У этой версии есть множество своих ответвлений. Общим в них является только то, что Билозир вечером 8 мая отмечал в кафе свой день рождения и с кем-то повздорил. 20 дней он находился в коме и умер в больнице скорой помощи, не приходя в сознание.

Онлайновое агентство “UA today” полагает, что драка произошла из-за того, что украинский композитор вступил в контакт с группой молодых посетителей кафе и “мешал им слушать блатные песни на русском языке”. Российское интернетовское издание “Газета.ru” также утверждает, что Билозир “сделал замечание двум русским парням, которые слушали русский шансон”. В ответ, продолжают русские авторы, “любители блатных мотивов забили актера железными прутьями”.

По иным версиям выходит, что маэстро действительно пел в кафе сам. Так утверждает в интервью газете “День” спутник Билозира, львовский журналист Богдан Гнатовский. По его словам, “от другого столика подошел мужчина и довольно грубо сказал: “Бросьте петь, не мешайте нам отдыхать”. Но и Гнатовский не отрицает того, что композитор все равно ходил к столику других посетителей “и о чем-то с ними перемолвился”. Вообще в изложении Гнатовского, пели в том кафе чуть ли не все клиенты, и все делали друг другу замечания. А кто, собственно, начал драку, даже этот “свидетель” не знает: “Я отвернулся и не видел, что и как произошло и кто ударил Игоря”.

Тем не менее, на основании сведений такого уровня “достоверности” националистическая общественность Украины сделала далеко идущие выводы касательно страшной угрозы, которая, якобы, нависла над всей украинской культурой.

“Бей москалей!”

Во Львове прошли митинги с требованием “провести над убийцами открытый суд, прекратить русскую экспансию на информационных просторах Украины, - сообщают “Факты”. - Некоторые горячие головы требуют принудительно выселять “чужеземцев”. А в самом центре Львова вывешены несколько плакатов с недвусмысленными призывами”. Толпа даже разгромила то самое кафе “Цiсарська кава”, в котором все это случилось. Студенты Львовского университета, сообщает московская “Независимая газета”, начали акцию “Молодежь - против москализации”.

В галицкой прессе нет недостатка в злобных антирусских высказываниях.

“За несколько последних лет мы потеряли все то, о чем говорилось на заре украинской демократии… Партии правой и ультраправой ориентации очень радикально заявляют о своих намерениях навести порядок во Львове. Мы были очень вялыми, толерантными, демократичными, одним словом, бесхребетными, и позволили сесть на голову русской части населения. Вечерний Львов превращается в русскоязычный Львов, даже иногда забываешь, где ты находишься. Такое впечатление, что в украинском государстве делается все для того, чтобы дать широкую дорогу именно русской культуре, оставив для украинской узенькую обочину. Так что Львову сейчас нечем похвалиться, галицкий Пьемонт постепенно превращается в город, где преобладает русскоязычный культурный продукт - звучит русская популярная музыка, широко продается русская книга, в киосках доминирует русская пресса” (известный поэт Игорь Калинец в интервью “Дню”).

“Убийство Билозира двумя обезумевшими кацапами … было воспринято как циничная пощечина по нашему гонору. Оба - сыночки местной кацапской элиты. Это она взлелеяла убийц, воспитала в них ненависть ко всему украинскому, ведь они прекрасно знали, кого убивают. Поруганная национальная честь взывает о мщении” (некто “Юзьо Обсерватор” в газете “Поступ” - львовяне знают, кто скрывается под псевдонимом).

А текст заявления УНСО на сайте “Part.org” и вовсе стоит привести почти целиком и в оригинале: “Російська меншина у Львові завжди відрізнялась особливою ненавистю до української мови. Тому де-де, а у Львові росіяни повинні знати своє місце. Це не Донецьк чи Луганськ… Влада - це хохли, яких більше цікавлять гроші, а не мова. Тому вона нічого не робить і не зробить для проведення розумної мовної політики…

Нормальною реакцією людини з чоловічими якостями буде не менш рішуча відповідь на удар. Не варто приборкувати народ - він і так у нас лохуватий по своїй суті - звик терпіти знущання. Будь-яку можливість сплеску свідомості, віри та патріотизму слід вітати. Саме такі речі і формують націю, а не економічні реформи і сите життя.

Москалі, коли їм це вигідно, навіть згадують про демократію. Нехай згадають про неї в Чечні. Або нехай хоча б вибачаться за мільйони вбитих чи вивезених у Сибір мешканців Західної України. Вони про це навіть не згадують. Не згадують, як проводилась та русифікація - по трупах. А тепер їм демократію подавай? Це несерйозно.

Українці повинні бути господарями на своїй землі, і робити те, що вони вважають за потрібне, а не те, що хочуть москалі, чи ще хтось”.

... В похоронах Билозира участвовало 150 тыс. человек. Для города с населением меньше миллиона человек это - огромная цифра. Львов не видел таких похорон с 1944 года - тогда хоронили митрополита Шептицкого.

Личная драма музыканта

В Киеве от всех этих галицких страстей могут категорически откреститься. Более того, некоторые издания пытаются направить течение событий в иное, не “антимоскальское” русло. “День” ставит проблему ценности человеческой жизни на Украине и предлагает задуматься “над тем, что сегодня в Украине ни один человек не застрахован от гибели в уличной драке”. Журнал “ПiК”, ссылаясь на то, что один из двоих обвиняемых - сын заместителя начальника львовской городской милиции, поднимает тему “особливого відчуття безкарності” у работников правоохранительных органов и их родичей и просит своих читателей присылать в редакцию примеры аналогичных случаев.

Такие точки зрения на случившееся во Львове, конечно, имеют право на существование. Еще актуальнее в этом отношении вообще обсуждение того места, которое в современном обществе занимает украинский деятель искусства. Многие львовские интеллигенты именно в этом ключе и принялись было трактовать смерть Билозира. Дескать, нет внимания со стороны общества к украинской песне… Но нашлись “доброжелатели”, которые перевели стрелки на москалей.

По большому счету, у нас не должно возникнуть желания придавать какое-то национальное звучание бытовой драке в кафе. И тем более не стоит спешить на защиту тех, кого обвиняют в смерти Билозира. И Билозир никакой не страдалец за украинскую песню, и его обидчики, скорее всего, не страдальцы за русскую идею. Наши львовские друзья и раньше рассказывали нам о том, что русская песня чрезвычайно популярна на дискотеках и в ресторанах. Молодежь уверена, что это “круто” - слушать именно москальские, а не “рогульские” песни (рогулями издавна “благородные” горожане в Галиции именовали выходцев из сел). Но эти настроения пока что, судя по всему, не выходят за пределы ночного, может быть, и “блатного” Львова. По крайней мере, эта мода никак не сказывается на итогах разных голосований в Галиции или на поддержке русского политического движения. Попросту говоря, не стоит особо радоваться популярности “русского шансона” у завсегдатаев львовских кафе. Это, возможно, пока лишь первые симптомы некоего перелома в сознании простых львовян, которые могут никак и не прижиться на галицкой почве.

Еще наши львовские собеседники рассказали нам о личной драме Игоря Билозира. Известный композитор уже несколько лет - с того самого момента, как он расстался со своей женой популярной певицей Оксаной Билозир - фактически ничего не создал. Да и вообще жизнь вел не самую похвальную. Не случайно ведь директор Львовского театра оперы и балета Тадей Эдер признался с болью местной прессе, что, на его взгляд, “трагедия стала следствием того, что уже случилось много лет тому назад в личной жизни композитора”: “Коли людина гинула і падала, то хто подав йому руку, хто дієво підтримав його?”. Но об этой трактовке вообще на митингах не упоминают.

А надо было бы. Вот показательный факт. Бывшая жена Билозира на своей странице в Интернете поместила призыв перечислить деньги для помощи больному композитору. Как сообщает ведущая львовская газета “Высокий замок”, на счету аж 45 гривен. Да если бы каждый из полутора сотен тысяч шедших за гробом Билозира перечислил не то чтобы по гривне, а хотя бы по копейке - сумма на счету была бы в десятки раз большей.

“Голос Украины” рассказал о том, что в прошлом году Билозир хотел торжественно отметить 20-летний юбилей своего знаменитого ансамбля “Ватра”, но не смог найти спонсоров для концерта. Зато теперь друзей у него хоть отбавляй. “Билозир им не был нужен живым”, - заметил один из моих львовских собеседников.

Трагедия украинской культуры

Им нужна была жертва. Украинские интеллигенты попали в расставленные ими же самими капканы. На заре перестройки они были уверены, что вполне достаточно провозгласить собственное государство, сделать украинский язык единым официально признанным, поудобнее усесться в министерские и депутатские кресла - и все пойдет, как по маслу. Не читавшиеся никем раньше произведения станут бестселлерами; никому не известные авторы будут у всех на слуху. Но этого не получилось. Понятно, что как личное оскорбление они воспринимают тот факт, что во львовских кафе предпочитают читать русские газеты и слушать русские песни.

Пошедшая у них на поводу украинская публика тоже просчиталась. Я помню, как молодая, но малограмотная дежурная в университете в Донецке, где в то время регулярно заседали все политические новообразования, спорила со своими напарницами на тему о том, что “Рух - это хорошо”. Когда ее просили сформулировать доказательства, она, сжав кулаки, стала визжать: “Я хочу хоть немного пожить хорошо, потому что я - украинка и живу на Украине”.

Их убедили будто за то, что ты - украинец, ты можешь получить какие-то дополнительные блага, нечто, чего не получит твой сосед-русский, например. Например, учебу в Мюнхене за счет диаспоры или более высокую зарплату за счет “правильной” записи в паспорте. Но и этого не получилось. Думаю, та девица жить стала еще хуже, как и многие ее соотечественники, независимо от того, поддерживали они Рух в самом начале или нет.

А иначе и не могло быть. Надо было принять соответствующие законы, объявить русских и прочих нацменов второсортной публикой, лишить их гражданских прав, а русский язык и вовсе запретить… Но тогда бы под вопросом оказался обещанный путь к сближению с манящим Западом. Да и реакцию русских предугадать было сложно.

Вот сейчас пришел черед еще одного приступа психоза. Можно вообразить, как мучился медленно катившийся по наклонной плоскости композитор, чьи песни оказались никому не нужными на родине - даже своим соотечественникам - когда он слышал “иностранные” песни в своем городе. Можно представить, как он подошел к гулявшей публике и начал кричать, что он народный артист Украины…

Во Львове, оказывается, уже давно приняли постановление о запрете на трансляцию “иностранных” песен в общественных местах. Сейчас борьба за то, чтобы это постановление исправно претворялось в жизнь, развернется с невиданной силой. “Под шумок” и киевская братия начнет ворчать и требовать ожесточить борьбу с “иноязычным засильем” - читай: с русскими газетами, русским театром, русскими книгами, русскими песнями.

Интервью И. Драча “Независимой газете”, о котором мы уже упоминали, в этом плане очень показательно. Он хоть и заявляет, что “если хоть один из, к примеру, 10 россиян, приехавших в Украину, скажет, что ущемляется русская культура, я готов покинуть свой пост”, тем не менее считает, что “сегодня в загоне украинский язык, украинская духовность, украинская культура”. Он даже, не стесняясь, признает, что возглавляемый им на заре своего существования Рух в этом вопросе проявлял излишнюю мягкость: “В конце 80-х, в период зарождения Народного Руха Украины, мы, национальные демократы, считали, что украинцы смогут обрести свободу и независимость, утверждая общечеловеческие ценности. Но уже в 1995 году, когда я стал одним из инициаторов и лидером Конгресса украинской интеллигенции, начал считать, что украинскую культуру, язык необходимо защищать в собственной стране”.

Какими методами? Да все теми же - о них же в эти дни кричат на львовских митингах - запретами, штрафами, рескриптами, указами. Именно потому он, поэт, и подался в министры. Да, он сможет запретить нам выписывать русские газеты, но он не сможет запретить нам читать наши старые русские книги. Никто не сможет обязать в законодательном порядке полюбить с такого-то числа поэзию Драча, Павлычко или Калинца. Никто не сможет насильно заставить слушать какие-то песни. Чтобы Драча-поэта читали и любили, он должен не указы пописывать, а стихи.

Но это как раз до них и не доходит. И если даже теперь, когда на Западной Украине русские школы можно пересчитать по пальцам, официальный документ в государственный орган не подашь кроме как на украинском языке, а русский в школах порой и вовсе не изучается, если даже теперь в кафе предпочитают слушать русскую песню, это значит, что никакие “рiшучi дiї” по искоренению русского языка тут не помогут. Единственное, что запреты могут принести - это новые жертвы.

Так что угроза над украинской культурой действительно нависла. Только главные ее враги - ее т. н. “радетели” и “защитнички”.

Дмитрий КОРНИЛОВ, "Донецкий Кряж"

Три года назад во Львове от тяжелой травмы головы скончался композитор Игорь Билозир. События, которые последовали за этим...

...вызвали резонанс далеко за пределами галицкой столицы. Но что изменилось с тех пор во Львове?

Многие до сих пор находятся в плену мифологических иллюзий относительно событий весны-лета 2000 года. Это показала и бурная дискуссия между читателями Proua, которая развернулась на форуме после публикации статьи "Буш -... "москаль"?!". Общественность, довольствующая стереотипами, так и не сделала из всего происшедшего должных выводов. Потому-то и сегодняшняя обстановка во Львове, а тем более перспективы представляются многим непонятными.

Не мешает вспомнить, как было дело. Инцидент, ставший причиной смерти народного артиста Украины Игоря Билозира произошел поздно вечером 8 мая 2000 года в летнем кафе "Цисарська кава". И жертва "политического" убийства, и преступники были в очень даже нетрезвом состоянии. Как утверждает молва, после госпитализации пострадавшего композитора долго не могли вывести из состояния опьянения и поставить правильный диагноз - это, возможно, и стало одной из причин летального исхода. Между сторонами завязался конфликт. Молодые люди допустили рукоприкладство. Падая, Билозир сильно ударился затылком о каменный бордюр...

Происшествие это никогда не имело бы шансов стать политическим скандалом, если бы не два обстоятельства: спор между участниками трагедии завязался из-за несогласия по вопросу песенного репертуара, а оппоненты Игоря Билозира оказались русскоязычными.

Невооруженным взглядом видно, что инцидент в "Цисарской каве" - несчастный случай, трагическое стечение неблагоприятных обстоятельств. Однако кто-то сумел сделать из этой случайности высококачественную информационную пилюлю, которую общество проглотило с видимым удовольствием.

И Билозир, и осужденные за его убийство Д.Воронов и Ю.Калинин были далеки от политики. И причиной трагедии стал не "разгул русификации", не борьба "москалей" с украинской песней, а водка, глупость и привычная халатность милиции, которой, как всегда, не оказалось в нужное время в нужном месте.

Характерно, что 20 дней, которые провел Игорь Билозир в реанимации, прошли вполне спокойно. Идея, так сказать, вызревала, и проговаривалась лишь на таких специфических мероприятиях, как съезд Социал-национальной партии, гостем которого был знаменитый французский ультра Ле Пэн. И лишь когда, несмотря на все усилия врачей, композитор скончался, машина политического скандала заработала во всю мощь.

У каждого - свои субъективные впечатления. Так, один из посетителей форума пишет: "Чудо спасло Львов от гораздо более мощной акции, чем любая из последних в том же Киеве, причем во Львове сломанными милицейскими пальцами не обошлось бы. Я там был через полторы недели после смерти Билозира и знаю, о чем говорю"... Мне же запомнилось, как в дни нагнетания политической истерии вокруг "дела Билозира", мои знакомые, украинцы-галичане, недоуменно спрашивали: "Что это происходит? Зачем все это делается?".

Игорь Билозир кое-кому нужен был мертвым. При жизни он был ярко выраженным "лишним человеком". Пик его славы остался давно позади, композитор переживал тяжелый творческий и материальный кризис. И никто не вспоминал, что он - гордость украинской культуры. Характерный штрих: когда Билозир еще лежал в коме, был объявлен сбор средств для его спасения. Народ ради спасения своего кумира, так много значившего для украинской культуры, собрал аж... 45 гривен! Одна эта цифра заставляет задуматься, чем же на самом деле было "дело Билозира".

Зато потом начались пламенные речи, масса статей в газетах, бурные митинги, разгром "Цисарской кавы" - этакая месть за смерть дорогого народу человека, на которого в нужный момент не нашлось лишней гривны. В местную книгу рекордов попали похороны Игоря Билозира, на которые пришло свыше 100 тысяч человек.

Этот факт попытались представить как "волну народного гнева" по поводу русификации. Хотя в действительности скорбную процессию организовала власть, которая распорядилась отпускать людей с предприятий и предоставила автобусы для подвоза желающих из области... Имей нынешняя оппозиция такой ресурс - Киев бы, наверное, закачался.

Затем была перепалка между МИДами России и Украины, попытки ввести запрет на русскоязычные песни, "отряды украинизации", инспекция верховного комиссара ОБСЕ ван дер Стула... И что? Да, собственно, и все!

"Народный гнев" куда-то внезапно подевался. Через три года в славном городе Львове все так же в кафе звучат песни на русском языке, посетители все так же надираются и дерутся - слава богу, не до смерти. Где энтузиазм борьбы "за рiдну мову"? Или, может, патриотический подъем задавили бронетранспортерами?..

По мнению некоторых наблюдателей, которые оценивают происшедшее с точки зрения сегодняшнего дня, "дело Билозира" было откровенной политической заказухой. Деньги закончились - дело прекратилось. Возможно, исполнители разворовали раньше времени...

Кому это было выгодно - вопрос, конечно, открытый. Помнится, однако, что некоторые члены правительства В.Ющенко будировали национально-языковые столкновения от начала и до конца своих полномочий. Это - их хлеб.

Билозировская история стала также предтечей "кассетного скандала" и еще одной резонансной смерти - "дела Гонгадзе". Не исключено, что львовская "операция" была пробой некоторых сил, имевших целью раскачать общество. Для чего - кассетный скандал доходчиво объяснил.

Сегодняшний Львов, три года назад стоявший на ушах от патриотический воплей, живет своей размеренной жизнью. Да и о каком бытовом национализме можно говорить, когда город ждет-не дождется туристов с их тугими кошельками. Львовяне слушают ту музыку, которая им нравится. И в целом довольно хладнокровно относятся к попыткам "поднимания волн".

Один из прошлогодних опросов показал, что в случае присоединения Украины к союзу России и Белоруссии, 34% галичан будут бороться за самостоятельную Галицкую державу. Тем не менее бодрая поступь Киева в сторону Москвы, в том числе - и в Единое экономическое пространство, что-то пока не производят на гордых галичан никакого впечатления. Видимо, большую роль играет кого и как спрашивать, а также как эти ответы потом преподавать.

На вопрос - остается ли Львовщина регионом потенциальной дестабилизации - ответить нелегко. Дело, похоже, в ресурсах и в технологиях, которые смогут применить к своим задачам галицкий менталитет. Например, в последнее время, после значительного перерыва, национал-радикальная тематика во Львове стала оживать. Взять хотя бы инцидент 9 мая и риторика правых насчет сноса памятников советским воинам и отмены празднования Дня Победы.

Уже поотвыкшие от подобных представлений львовяне проигнорировали квази-патриотический порыв. Но явная организованность акции львовских ультра говорит о том, что некие проекты все же находят своих инвесторов. А для хорошего человека, да за хорошие деньги - чего не сделаешь...

Иван Нариманов

Автор: фото из семейного архива Билозир
 
Львовский поэт и композитор Игорь Билозир отмечает Новый 2000-й год. Рядом его вторая жена — Ольга. Спустя два месяца Игоря Билозира убили в кафе ”Цесарский кофе”

"Областные депутаты хотят надгробие на Лычакове брату возвести. Я говорю, пусть могила пока еще дышит", — говорит Руслана Билозир, 62 года, сестра поэта, композитора и певца Игоря Билозира. Она заместитель главврача пятой городской больницы Львова. Общаемся в кабинете во время обеденного перерыва.

8 мая 2000-го Игорь с товарищами праздновал день рождения знакомой учительницы в кафе "Цесарский кофе". Выпили по рюмке и затянули украинские песни. Из-за этого с соседнего столика к ним пристали офицеры Дмитрий Воронов и Юрий Калинин.

— Суд хотел подать, что Игорь провоцировал их песнями. Но камеры видеонаблюдения зафиксировали, что пел его товарищ Гнатовский. Сначала Игоря били в кафе, потом на улице. Воронов ударил, брат упал на асфальт, разбил голову. Это было возле областной прокуратуры, но охранник не вышел. В день смерти Игорь попросил меня принести ему в больницу костюм. Хотел идти работать — по-видимому, бредил. В милиции дело хотели замять — Калинин и Воронов были детьми высоких милицейских чинов. Их посадили, кажется, на 12 и 15 лет.

Игорь Билозир похоронен на Лычаковском кладбище.

— Первый год снился мне в гробу. Теперь грустных снов нет. Люблю приходить на его могилу под вечер, когда на кладбище нет экскурсионной суматохи. Зажигаю свечи, они всю ночь горят.

Руслана родилась в райцентре Радехов на Львовщине. Она старше брата на семь лет.

— Он часто болел, были проблемы с ушами, частые ангины. Мама весь день работала на маслозаводе. Шила людям, так зарабатывала на жизнь. Папа учительствовал в Радехове — вел рисование, был дирижером местного хора. Я заботилась об Игоре.

Как-то получают депешу: "Остановить концерт. Запретить исполнение песен Богдана Стельмаха"

Летом детей отправляли в село Бабичи Радеховского района.

— У бабушкиного брата Николая под лесом была пасека. Как хорошо было с медом, намазанным на свежеиспеченный хлеб, молоко свежее пить. Игорь был стыдливый, но у него был твердый характер. Раз захотел на Бабичи идти. Ему запретили. Прошел пешком 10 километров. Хорошо, что на подводе ехали из Львова наши знакомые, завернули.

С будущей женой Оксаной Билозир познакомился на кухне в общежитии музучилища.

— Жарили картошку. Оксана худенькая была, маленькая. Игорю казалось, что она нуждается в защите. Когда привез домой в Радехов, маме не понравилась. Когда умер папа, на девятый день после похорон Оксана сказала, что уходит от него. Постоянно спрашивал меня: "Ну вот ты можешь мне объяснить, почему она так сделала?". Потом женился на Ольге, она была ведущей на конкурсе "Червона рута". Но в сердце, вероятно, оставались чувства к Оксане.

В 1979-ом стал художественным руководителем группы "Ватра".

— Проехали весь Союз и полмира, всюду были аншлаги. Его часто вызывали в "соответствующие" органы, ругали за патриотизм. Как-то в Крыму на гастролях получают депешу: "Остановить концерт. Запретить исполнение песен Богдана Стельмаха". Что-то там Стельмах не то написал. Игорь придумал отметить в программке, что это народные песни. Филармония получала от их концертов большие деньги. А "Ватра" жила на копейки, ездили в холодных автобусах, сами шили себе одежду.

Из нижнего ящика вынимает несколько фотографий с братом.

— Вот рождение моей дочери. Он был ее крестным. А это застолье — наше последнее Рождество у мамы в Радехове. Игорь не говорил длинных тостов. Говорил маме: "Ты же знаешь, как мы все тебя любим". Очень ее любил. В реанимации лежал перед Днем матери. Попросил, чтобы подговорила ребят, чтобы маме хорошую песню сыграли. Сам уже едва говорил.

На рояле осталась недописанная песня "Не говори, что уже поздно".

— С его женами редко вижусь. С Олей встретились на могиле 24 марта на службе Божьей. С Оксаной виделась в конце года, она с семьей ехала на Буковель. Позвонили, чтобы я посмотрела на внучку. У Андрея, сына Оксаны и Игоря, недавно родилась доченька Анна-Мария. Маму смерть Игоря подкосила. Я забрала ее к себе, живем вдвоем. С мужем я развелась давно. Дочь Виктория вышла замуж и живет в Норвегии.


Об этом сообщили представители группы. Как стало известно, несколько дней она находилась в коме после кровоизлияния в мозг.

«Несколько дней назад Рада улетела к подруге в Калифорнию. В Америке у неё случилось кровоизлияние в мозг. Раду положили в больницу, пытались откачать, но ничего не помогло. Сегодня утром она умерла. Рада была основательницей группы. Под неё и Наташу создавали коллектив, потом уже привлекли в него мальчишек — Гарика и Батишту. Отношения с коллективом Рада поддерживала, но уже не особо принимала участие в их жизнях», — поведал представитель группы «Бандэрос».

Родика Васильевна Змихновская (урождённая — Крышмару, 3 мая 1966 года, Черновцы — 14 сентября 2017 года, Калифорния, США), более известная как Рада, — российская певица, молдавского происхождения, фамилия Крышмару румынская, бывшая участница российской поп-группы Банд’Эрос (c 2005 по 2007 года).

Родилась в Черновцах. Родика Васильевна Крышмару окончила ВКШ — Высшую комсомольскую школу (Московский гуманитарный университет), куда приехала учиться по путёвке одного из райкомов ВЛКСМ Черновицкой области.

Во время учёбы вышла замуж за однокурсника Александра Змихновского. Участвовала во многих бизнес-проектах мужа (вплоть до клиринговых индийских рупий). Среди увлечений — тайцзицюань, сноуборд. Свободно владела французским, испанским и осетинским языками.

Змихновская прославилась, как участница созданной в 2005-м году поп-группы «Бандэрос». Причем коллектив под нее и создавался. В него в дальнейшем в него добавились Наташа Ибадин, рэп-исполнитель Батишта (Кирилл Петров), Игорь (DMCB, диджей и танцор) и Руслан (танцор верхнего брейк-данса).

Самыми известными и популярными хитами группы «Бандэрос» стали песни «Коламбия Пикчерз не представляет» и «Не зарекайся».

В 2007 году Рада ушла из группы «Бандэрос», так как готовилась стать мамой. После этого она продюсировала фильмы, а также занималась различным бизнесом.

По словам участников группы «Банд’Эрос», в которой до 2008 года пела Рада, официальная причина смерти – геморрагический инсульт.

«Ушла из жизни наша бывшая солистка Рада. Она была одной из основателей группы. Рада несколько дней находилась между небом и землей – в коме. Мы все держали кулаки за нее, но, к сожалению, врачи оказались бессильны», – говорится в сообщении группы в Instagram.

По словам участников, несмотря на свой выход из группы Рада поддерживала теплые дружеские отношения с участниками «Банд’Эрос» и участвовала в делах группы.

После ухода из группы Рада занималась кино. Она была одним из создателей фильма «Танцующий в пустыне» – выступила продюсером с российской стороны,– добавили в «Банд’Эрос».

Впоследствии Рада принимала участие во многих предпринимательских проектах супруга — в начале нулевых он, в частности, при помощи жены начал заниматься шоу-бизнесом и медиа, став становится председателем совета директоров московского концерна «Радио-Центр», куда входили тогда радиостанция «Говорит Москва», «Главное радио» и «Радио спорт».

После ухода из «Банд’Эрос» Змихновская также возглавляла принадлежащую мужу компанию «Инвестиционную компанию «ИВА Инвест».

Скончавшаяся на днях бывшая солистка группы «Банд’Эрос» Рада Змихновская свой истинный возраст скрывала даже от близких друзей. Об этом газете «Московский комсомолец» рассказал один из поклонников музыкального коллектива.

«Несколько лет назад Рада пропала совсем. Мы думали, может, что случилось? С 2015 года о ней ничего не было слышно. Она всегда была закрыта для поклонников. Помню, когда-то мы пытались что-то узнать об ее семье — не вышло. Даже возраст ее не вычислили. Сейчас кто-то говорит, что ей было 40, но нет уверенности. Нигде нет информации, в каком году она родилась. Говорят, экс-солистка скрывала возраст даже от близких друзей. По слухам, она не раз обращалась к пластическим хирургам, чтобы сохранить молодость. Может, это и послужило причиной столь скорого ухода?» — сказал фанат группы.

Пресс-секретарь группы «Банд’Эрос» Евгения Нагапетян заявила изданию, что также не знает, сколько лет было Змихновской на момент смерти.

Между тем пользователи соцсетей, ссылаясь на базу адресов жителей Москвы в Интернете, выяснили, что Рада (Родика) Змихновская родилась 3 мая 1966 года. Если эти сведения соответствуют действительности, то на момент смерти певице исполнился 51 год.

Узнав об этом, многие поклонники немало удивились. Впрочем, другие пользователи уверяют, что артистке на самом деле было 38 лет, а родилась она 8 апреля 1979 года.

Ирина Фарион и кафе а-ля Бандера

Есть в Львове скандально известное кафе «Крыйивка». «Крыйивками» назывались землянки, где прятались вояки ОУН-УПА во время облав НКВД.

На входе в кафе стоит галичанин со «шмайсером», в бандеровской форме, и обращается к каждому входящему: «Гасло!» («Девиз»!). Имеется в виду бандеровский девиз «Слава Украине!». Его и должен выкрикнуть каждый, кто хочет войти в «Крыйивку». Охранник со «шмайсером» отвечает бандеровской речевкой «Героям слава!», и позволяет вам пройти.

Многие русские Львова считают ниже своего достоинства ходить в это заведение. Внукам героев Великой Отечественной войны противно произносить бандеровские лозунги. Мне рассказывали историю про русского парня, который на требование «Гасло!» гордо ответил: «НКВД!». Обескураженный охранник со «шмайсером» в кафе его не пустил и попросил выйти.

Как-то в «Крыйивку» пожаловала пани Ирина Фарион. Прекрасно владея русским языком, эта дама прославилась своими дикими эскападами в адрес детишек в львовском детсаду, чьи родители «посмели» назвать их «русскими» именами – Миша, Степа, Маша. Мужик со «шмайсером», кроме «гасла», решил задать компании, в составе которой пани Ирина зашла в кафе, дополнительный вопрос: «Коммуняки среди вас есть?».

То ли он знал, что Фарион в 1988 году, когда КПСС трещала по швам и туда уже никто не вступал, все же обзавелась партийным билетом (говорят, была очень активной коммунисткой), то ли задал этот вопрос наугад. Вопрос о «коммуняках» взбесил народную избранницу от партии «Свобода» (на воре шапка горит). Она начала скандалить, обозвала охранника-патриота недалеким плебеем, и покинула «Крыйивку».

Игорь Билозир и «росiйськi шовiнiсти»

Есть во Львове памятный крест, установленный на месте гибели известного украинского композитора Игоря Билозира. Табличка гласит, что убит он был «росiйськими шовiнiстами». Дело было в 2000 году, и дело было так.

…Опустившийся к тому времени Билозир, некогда звезда советской украинской сцены, попивал, шлялся по кабакам, и вел, скажем так, несколько асоциальный образ жизни. На волне украинской независимости с Игоря Иосифовича спала маска добропорядочного интеллигента, и он показал то, что скрывал под ней в советские годы, а именно оскал украинского националиста.

Это сыграло с ним злую шутку. Выпивая в одном из львовских кафе, Билозир выразил свое недовольство тем, что кое-кто из посетителей пел русские песни. Завязалась словесная перебранка, стороны конфликта вышли на улицу, где началась драка. Украинский шовинист Игорь Билозир был избит, и через 20 дней скончался.

И вот тогда началось! Все львовские националистические организации (а их там пруд пруди!) взбеленились, устроили массовые акции и требовали наказать убийц-«москалей». Убийцы эти были львовянами, но русскоязычными. Однако такая шумиха была связана отнюдь не с самим фактом смерти Билозира, как таковым.

Все 20 дней, прошедшие со дня избиения Билозира и до его смерти, сочувствующие ему люди пытались собрать пожертвования на лекарства этому «мытцю» украинской сцены. Сам «мытець» не просыхал уже не один год, и денег у него не водилось. Был кинут клич, но на него отозвалось крайне мало народу. Билозир стремительно погружался в забвение в своем родном Львове. Удалось собрать денег только на пару капельниц, а медицина к тому времени, стараниями таких, как Билозир, радовавшихся развалу Союза с его системой социальных гарантий, была уже платной. Бесплатно лечить даже Билозира никто не хотел.

В результате такого небрежного отношения к здоровью звезды украинской песни сама звезда бесславно закатилась, погибнув в пьяной драке на почве русофобии. Вот почему после смерти Билозира всем срочно понадобился отвлекающий объект. Им стали двое русскоговорящих львовян, переусердствовавших с «перевоспитанием» националюги Билозира. И городские власти, и местные политики-националисты судорожно искали возможность снять с себя ответственность за недостаточное внимание к избитому Билозиру, на лечение которого они пожалели денег.

Была развернута широкомасштабная информационная кампания, все шишки посыпались на двух подсудимых, и под этими шишками никто не заметил равнодушия, с каким львовская медицина отнеслась к Билозиру. Хвалить и восторгаться им начали уже после его смерти, тем более что он превратился в удобную идеологему о «проклятых москалях», убивающих цвет украинской нации.

Русский парень Олег Тягнибок

Олег Тягнибок – тоже звезда криминальной хроники прошлого. Львов помнит, как в школьные годы юный Тягнибок со товарищи избил своего сверстника, который в результате скончался. Папа Олега был главврачом олимпийской сборной СССР по боксу, и сумел дело быстренько замять.

Теперь пан Олег продолжает дело своего деда Лонгина Цегельского, который прислуживал в Первую мировую германцам и австрийцам, с потрохами сдавая своих соотечественников-русофилов в лапы австрийских жандармов.

На Евромайдане Олег Тягнибок тоже стоит не просто так, а по указке из Берлина. Немецкие СМИ предали огласке информацию о регулярных встречах немецких дипломатов с лидерами украинской оппозиции, и Тягнибоком в том числе, еще за год-два до Евромайдана. На этих встречах обсуждалось «будущее украинской оппозиции». Какое оно, это будущее, мы видим сегодня на киевских улицах.

Кстати, как-то Тягнибоку один из журналистов задал вопрос на тему того, что предки современных галичан, и Тягнибока, в том числе, считали себя русскими. На что пан Олег признался, что это так, но добавил, что они были не правы.

Как видим, Львов хранит много преданий, и не все из них приходятся «в строку» украинской националистической идеологии.

Читайте нас в Фейсбуке, ВКонтакте и в Твиттере

Пока суд квалифицирует преступление, политологи, журналисты ищут свой ответ на этот вопрос, диагностируют общественную болезнь, на фоне которой произошла трагедия.

Леонид СОТНИК, политолог:

— Политического контекста здесь нет, есть другой. Так называемое русскоязычное население почувствовало определенный дискомфорт за последние десять лет. Раньше оно имело абсолютный комфорт, абсолютное превосходство. Но нельзя напрочь всех считать завоевателями. Здесь осели остатки фронтов, штабов, начиная с банно- прачечных батальонов, были структуры НКВД, партийные посланцы, а также волна пролетариата. Когда здесь начали создавать промышленные предприятия, приехали и специалисты, ничем не замаранные. За долгие годы жизни во Львове я не встретил ни одного интеллигента, который бы не владел украинским языком, не уважал бы украинскую культуру. А вот маргинальная часть «населения», которая уже давно не русская и не украинская, — это среда агрессивная. Ибо были господствующими, а нынче — в сторону. Это очень важный момент. Калинин и Воронов — не парни с улицы, а офицеры, но мышление у них маргинальное. Им кажется, что они не первого, а второго сорта. А почему? И вот здесь под руку попадает Билозир… Французский философ Шарль Бернар гениально сказал: «Если ты не разговариваешь на языке той земли, на которой живешь, ты — или завоеватель, или гость, или не имеешь ума». Очевидно, синдром завоевателей привел к драке. У маргиналов — свой взгляд на искусство. Я живу в русскоязычном анклаве. Это — бывшие улицы Нахимова, Офицерская, Кутузова, зона особняков. До 1944 года там жила профессура, которая убежала или «исчезла». Появилось вместо этого русскоязычное население, перестройка психологии которого не произошла. И отряды украинизации здесь не помогут. Украинизация во Львове — нонсенс. Ведь это же не Донецк…

Какой же «синдром» привел к погрому «Цісарської кави»? Здесь много факторов. Это и выброс накопленных эмоций, ведь жизнь такая серая. Помните Высоцкого: «Ребята, напишите обо всем, а то здесь ничего не происходит». Кто-то хотел что-то заработать на выборах, кто-то выплеснул классовую ненависть к предпринимательству, люди патриотично настроенные, но с низкой политической культурой, Для таких выходцы с восточной Украины — тоже «москали». Я родом из Харьковской области, но много лет живу во Львове, видел разных галичан. Не все мне в них нравится, но проблемы галицкого сепаратизма (и притеснений «русскоязычного населения») не существует, ее кто-то искусственно начинает подбрасывать — с провокационной целью.

Тарас БАТЕНКО, политолог:

— Я не думаю, что это политическое убийство, выполненное по заказу какой-то политической силы. Оно носит этнонациональный характер. Смерть Билозира всколыхнула галицкую общественность и высветила те болячки, которые накапливались в ней на протяжении последнего времени, с тех пор как мы потеряли украинский пьемонт после 1991 — 1992 гг. Смерть Билозира, как и смерть Гонгадзе — символические моменты в нашей истории, они стали для многих мировоззренческим рубиконом. Стали причиной трансформации массового сознания. Я почувствовал, что меняюсь под влиянием этих резонансных событий. Оказалось, еще нет стыковки между теми ценностями, которые насаждались государством, и теми, которые накапливались во мне в процессе становления личности. Эти смерти спровоцировали и положительные тенденции: общество начало задумываться, в каком состоянии оно находится. Это то, что мы называем раскрепощением сознания. Теперь мы видим проблемы, которые не хотели видеть раньше, и мыслим другими категориями. Больно то общество, которое гражданскую позицию называет… оппозицией. Я читаю в университете курс «Политическая оппозиция» и профессионально занимаюсь проблемой диссидентства. Это тема моей кандидатской диссертации, нескольких книг. Билозир и Гонгадзе принадлежат истории потому, что спровоцировали общественную активность. А те элементы избыточного радикализма, которые мы видели во время похорон Игоря Билозира, свидетельствуют о том, что Галичина находится в глубоком интеллектуальном кризисе и не может предложить для своих братьев за Збручем образец с точки зрения национального совершенства. Все, что было с «Цісарською кавою», говорит о примитивизме человеческого мышления, о том, что Львов не имеет тех национальных лидеров, которые бы стали моральными ориентирами. В Галичине произошла деградация национальной элиты, которая замкнулась в себе, которая весьма пренебрежительно смотрит на остальную Украину и не способна критически оценить свою роль в современном процессе государственного строительства. И преодолеть в сознании обычного украинца Збруч, который постоянно делит Украину на Западную и Восточную. Эта элита росла в 60 — 70-х годах на традициях предвоенной действительности, но она мыслит категориями тоталитарного прошлого. Это прошлое — как бельмо на глазу. Бельмо вечной обиды, длящейся еще с тюремно-лагерных условий. Мне кажется, что в Надднепрянской Украине я в меньшей степени наблюдал это, а проблемой диссидентства я занимаюсь профессионально...

Убийство Билозира по своему характеру не было политическим, но оно привело к политическим последствиям.

Политические последствия дел Гонгадзе и Билозира еще надлежит осмыслить. Они действительно могут стать точкой отсчета новых общественных ориентиров. При одном условии: кирпичи в руках, летящие в голову милиционера или в окно кафе, перестанут быть весомым аргументом в поиске истины…

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Пьемонт — историческая область на северо-западе Италии, символ революции. Сыграл решающую роль в объединении и провозглашении независимости Италии в 60-х годах ХIХ века.

Вандея — область на крайнем западе Франции, символ контрреволюции. После революции 1789 года являлась оплотом роялистов. В течение 5 лет с 1792 по 1796 годы в Вандее постоянно происходили широкомасштабные военные действия между революционными войсками и мятежниками (в основном крестьянами, сторонниками монархии).

1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №81 (582) за 30.05.2000

28 мая в 2 часа ночи в возрасте 45 лет умер известный композитор, народный артист Украины Игорь Билозир. Сегодня во Львове -- похороны. Оксана Билозир с детьми отправилась туда. По злой иронии судьбы сегодня у нее самой -- день рождения. Все начиналось очень празднично: 8 мая во Львове на улице Академической около 10 часов вечера после концерта Игорь Билозир с коллегами отдыхали в кафе, пели украинские песни. Но репертуар оказался не вкусу молодым людям за соседним столиком. Завязался спор, в адрес поющих посыпались оскорбления. А по дороге домой композитора и его друга догнали двое молодчиков и зверски избили. Затем были два дня с проломленным черепом и практически без медицинской помощи в одной больнице (праздники!), потом отделение реанимации другой больницы, клиническая смерть и две недели в коме. А в это воскресенье Игоря Билозира не стало.

Через 13 лет после трагической гибели композитора во Львове на Лычаковском кладбище появился памятник. Грустный ангел из белоснежного итальянского мрамора... Некоторые трактуют его как ангела-хранителя украинской семьи, украинского песенного наследия, но не как памятник реальному Игорю. Вспомним же отдельные сюжеты и коллизии из жизни популярного композитора, подарившего Украине столько замечательных песен. 

"Меня спрашивают, надеялся ли Игорь Билозир стать выдающимся композитором. Но ведь он им и стал! — убеждена певица, его давняя знакомая Ирина Кубай. — Правда, многое из задуманного не успел осуществить. В его планах было написать детскую оперу, писать музыку к фильмам, спектаклям, что он и делал. И мог еще немало сделать, но его жизнь грубо оборвали. По натуре Игорь Билозир был не просто чувствительным, а гиперчувствительным. В восприятии всего. Это также сыграет в его биографии роковую роль. Поскольку Игорь родился в украинской консервативной семье. Он знал, что такое служба Божья, что такое религиозные праздники, что такой семейный круг. Иногда меня спрашивают, что останется после него. Это и останется! Ощущение семьи, непрерывность поколений".

* * *

…Через десять километров от Радехова рейсовая маршрутка съезжает на поле. Дорога, не ремонтированная еще с советских времен, сегодня превратилась в настоящее бедствие для водителей и их автомобилей. Но хотелось собственными глазами увидеть дом семьи Билозир, поговорить с людьми, среди которых он рос. 

В родительском доме Игоря Билозира на бывшей улице Кутузова в городе Радехове все осталось без изменений. Те же посаженные им вишни, те же грядки, которые так любила его мама, те же георгины, бархатцы... "У них дверь никогда не запиралась, — делится воспоминаниями о семье Билозир двоюродная сестра Игоря Галина Билозир. — Окно комнаты Игоря как раз выходило в сад, полный цветов". 

Услышав, что я хочу осмотреть усадьбу, нынешняя владелица Надежда Джас на мгновенье смутилась.

"Сюда давно никто не приходил... Еще когда была жива его мама Мария Ивановна, она каждый год приезжала из Львова посмотреть на дом. И постоянно говорила об Игоре. О нем болело ее сердце...". 

В этом доме прошли детство и юность Игоря Билозира. Его отец Иосиф был школьным учителем музыки, мама Мария любила и умела вышивать. Позже Игорь неоднократно говорил о символичности этих имен. Игорь очень рано стал заниматься музыкой. Первые музыкальные произведения он начал писать еще в школьном возрасте. В 15 лет руководил школьным ансамблем. 

В интервью Богдану Бондаруку сестра Игоря Руслана вспоминает, что в детстве брат был "очень стеснительным, скромным мальчиком, и трудно определить, что доминировало: скромность пряталась за стеснительностью". Впрочем, среди главных черт характера Игоря она выделяет его терпеливость и вместе с тем упрямство, "с выраженным "чувством свободы". Свой характер он показывал сызмала. Если был не согласен с родителями, которые его порой наказывали, мог "развернуться и уйти из дома или исчезнуть на несколько часов". 

На вопрос, есть ли в их детстве люди, которые никогда не сотрутся из памяти, Руслана Билозир отвечает: "Конечно же! Это мамины родители — наши дедушка Иван и бабушка Екатерина, которые словно магнитом притягивали к себе. Наша мама Мария тоже очень музыкальная, пела в церковных хорах. У нее вроде и тихий голос, но такой нежный и вместе с тем очень выразительный и мелодичный. У мамы (тогда еще была жива) есть сильное тонкое ощущение музыки на слух, поскольку грамоты музыкальной она не знает. В первую очередь Игорь всегда показывал свои произведения маме". По словам Русланы, дедушка Иван с бабушкой Екатериной жили в селе Бабич (15 километров от Радехова). У дороги маленький домик с маленьким же окном, ну прямо что-то сказочное... "Мы с нетерпением ждали летних каникул, Рождественских праздников... Мы так ждали этих праздников! Игорь по своему внешнему восприятию — это дед Иван, даже форма усов, овал лица..." 

В родном Радехове помнят Билозира. Здесь звучат его песни. 

О молодости Игоря вспоминает Ярына Кубай. 

"С Игорем мы впервые встретились, когда я еще училась в школе. Поскольку в моем селе была семилетка, то продолжила обучение в Корчинской средней школе, которая неподалеку Радехова. После окончания Львовского музыкального училища туда же направили на практику Игоря Билозира. Перед нами появился стиляга: длинные волосы, расклешенные штаны, весь такой вольнодумный... Пришел и зажег нас всех. При нем в нашей школе был сильный эстрадный ансамбль. Сначала солисткой была моя сестра Леся Коваль, потом стала Оля Круглова. Я была солисткой уже позже. На выступлениях ансамбля я сидела и млела от очарования. Услышать украинскую народную песню в эстрадном исполнении, да еще и спетую в четыре голоса... 

Судьба благоприятствовала расцвету таланта Игоря Билозира. Музыкально-педагогическое училище, Львовская консерватория им. Лысенко. 

В 1979 г. его, никому не известного участника самодеятельного вокально-инструментального ансамбля "Ритмы Карпат" при Львовском автобусном заводе, назначают руководителем известного и чрезвычайно популярного во Львове и за его пределами ансамбля "Ватра" при Львовской филармонии. В конкурсе он победил даже профессиональных специалистов, в частности, из ансамбля "Арника".

"Он понравился директору Львовской консерватории Николаю Кулию своим репертуаром и качеством исполнения, особенно ансамблевым вокалом. У Игоря был прекрасный тенор, такой лирический, светлый. Он не любил сырую, наполовину выполненную работу", — говорит участник ансамбля, ныне солист Львовской филармонии Маркиян Шуневич. 

"Когда в июне 1979 г. Назарий Яремчук забрал с собой в Черновцы весь состав "Ватры", Игорь Билозир как раз был готов со своим составом и репертуаром занять их место, — продолжает рассказ Андрей Кучерепа. — Уже через год Игорь Билозир вместе с новым составом "Ватры" радикально меняет ее репертуар. Со сцены звучат написанные Игорем песни: "Перший сніг", "Пшеничне перевесло", десятки других". 

В своих песнях Билозир передавал то, что его беспокоило и окрыляло. Лиричность, влюбленность ("Перший сніг", "Квіти у росі"), семейные чувства ("Мамо, ваші діти, як птиці", "Ніби вчора, моя мамо, ви мене будили рано"). Если в предыдущих песнях он пел о маме, то в таких, как "Батьківське жито", "Над рікою, ранньою весною батько лан засівав" — об отце. А дальше — "Понад рікою ранньою весною лан засівав син". И в этом мы видим, как важна сознательная непрерывность жизни. От отца — к сыну, поле, пшеница... Таких украинцев, как Игорь, еще надо было поискать. 

"Чрезвычайная мелодичность песен, приближенная к народной. Так же, как народные, его песни были написаны на трех аккордах: тоника, субдоминанта, доминанта. Поэтому они такие простые и легко запоминаются", — характеризует творчество Игоря Билозира Маркиян Шуневич. 

В начале 1980-х к "Ватре" приходит невероятный успех. Гастроли в Украине, в Средней Азии, на Дальнем Востоке, в Москве, Сибири, Польше, Чехии, Германии, дважды в Афганистане, США, Канаде. 

Игорь Билозир с группой исполнителей берутся за новые песни. Не все они нравились членам художественного совета, тогдашним цензорам из партийных кругов. Андрей Кучерепа всприпоминает случай, когда гонцы из Львова остановили гастроли группы "Ватра". Это было в поездке по Крыму в 1984 г. А все из-за того, что поэт Богдан Стельмах, с которым тесно сотрудничал Билозир, однажды сказал, что из партийных кабинетов стреляют, как Дантес из пистолета. "Ватру" сняли с гастролей, а песни Стельмаха запретили. 

Надо было петь песни советских композиторов, но тогда "Ватра" теряла свое лицо. Игорь на такое не соглашался. Как отмечает Андрей Кучерепа, руководство филармонии несколько раз увольняло и брало на работу руководителя ансамбля И. Билозира. Восстановление композитора было вынужденным, поскольку "Ватра" кормила всю филармонию. 

В результате сотрудничества Игоря Билозира и поэта Богдана Стельмаха появилось несколько десятков песен. Некоторые из них, как например, "Пшеничне перевесло", стали "народными". Когда Б. Стельмах попал в опалу, а его стихи на три года были запрещены, на концертах Игорь Билозир объявлял их как народные, и ни у кого это не вызывало возражений. 

Также И. Билозир сотрудничал с поэтами П.Запотичным — "Ніби вчора, моя мамо", "Коханий", Р.Кудлыком — "Спогади літньої ночі", "Лебеді весни", А.Канич — "Голубий сніг", "Раби", "Лицарі". 

Популярность "Ватры" была настолько большой, что во время одного из выступлений в Афганистане желающие попасть на концерт пробирались через минные поля. 

Но жизнь готовила Игорю Билозиру испытание. Наступили сложные 1990-е гг. с их проблемами. Если до тех пор вопросы организации гастрольных поездок, приобретения билетов на поезд, бронирования номеров в отелях, гонораров брала на себя филармония, то теперь все это легло на его плечи. Игорю нужно было учиться находить средства. Это отвлекало усилия от главного — творчества. 

Из "Ватры" ушел Остап Стахив, создавший театр повстанческой песни. Выехал в США талантливый гитарист Юрий Луцейко. Певцы начали массово эмигрировать на Запад. Игорь остался без друзей, составлявших ядро "Ватры". 

"Лично была свидетелем, когда в перерыве на кофе в отеле "Жорж" Олег Куля (О.Кульчицкий) подал заявление на имя руководителя "Ватры" с просьбой уволить его по собственному желанию. Игорь трижды не подписывал его заявление", — рассказывает Ярына Кубай. Тогда Игорю было чрезвычайно тяжело.

"Игорь был очень дружелюбным человеком, — продолжает Ярына. — Он мог обнять своей добротой весь мир. Никогда не считал деньги, светился доброжелательностью. Ему не к кому было прижаться, и вроде тьма упала на него". 

Но на этом потери не закончились. После сложной операции в июле 1990 г. внезапно умирает самый дорогой ему человек — отец, а через несколько дней от Игоря уходит его Оксана... 

Львовский фотограф Владимир Дубас: "Игорь любил свою Оксанку. У него было два периода жизни: до и после развода. Оксана даже сама не знает, как он ее любил. Он не мог представить себя без нее. Они были вместе с 15 лет, когда учились в музыкальном училище". 

"Тогда Игорь очень углубился в себя. Следствием этих переживаний стала его "Пісня від Бога". Тогда уже некому было петь его песни. И Игорь начал петь сам. Голос у него был не вокальным. Он пел скорее душой, чем голосом. Но ему не хватило сил, физического здоровья. Ему не хватило поддержки", — считает Ярына Кубай. 

По ее словам, когда Игорь был юношей, ему были присущи все черты, свойственные молодому человеку. Он был очень одержимым, очень амбициозным и бескомпромиссным. Эдакий оторванный мальчишка, "сорвиголова". Он никогда не поддавался ни на какую синтетичность. Это теперь отношения — через телефон, Интернет, песня тоже синтетическая. Билозир являлся сторонником "натурального продукта". Никогда не фальшивил. Ни перед собой, ни перед другими. Думаю, он ушел в другой мир с примирением. Не оставил зерна неправды, он искупил все. Даже через форму смерти. Но все это очень несправедливо.

На июнь 2000 г. в Киеве по случаю празднования 20-летнего юбилея львовского ансамбля "Ватра" был запланирован большой концерт. Однако так случилось, что вместо столичного юбилейного концерта во Львове состоялся концерт-реквием "Ватры" на 40 дней памяти ее многолетнего руководителя Игоря Билозира. 

***

…В тот трагический майский вечер Игорь вместе с друзьями праздновали день рождения своей знакомой. Зашли в кофейню на проспекте Шевченко. Кроме них, там было еще несколько человек, которые слушали музыку. Друзья Игоря запели его песню, что не понравилось присутствующим. "Это же песня народного артиста Игоря Билозира", — сказал один из друзей композитора. Возник спор, вследствие которого Игоря ударили. Чтобы уладить спор, Игорь подошел к одному из неприятелей, подал ему руку и сказал: "Ты еще молодой, я тебя прощаю". В ответ — мат. 

Но этим не закончилось. 

Когда Игорь с коллегой возвращался домой, их догнали (по иронии судьбы, как раз напротив областной прокуратуры) и начали бить... Били кулаками, ногами.

— Это произошло вечером 8 мая 2000 г. На следующий день мы должны были с ним встретиться, — рассказывает руководитель ансамбля "Ватра" Андрей Кучерепа. — Утром мы часто созванивались. Для такого случая у Игоря были любимые слова: "Годі спати, час вставати, сонце вже зійшло". 9 мая звоню, чтобы услышать обычное. Набираю номер раз, второй, третий... Никто не отвечает. Может, думаю, куда-то ушел на кофе. Пошел к нему домой. Дверь была заперта. На душе почему-то стало жутко. Никто из знакомых ничего не мог сказать. А Оля, жена Игоря, была у родителей в селе. 

Вечером того же дня мы с женой вышли на улицу. Вдруг возле нас остановилось такси, и Оля прокричала, что Игорь в больнице. Когда прибыли туда, увидели, что он в тяжелом состоянии. Но оставалась надежда. Потом — кома. 

Побои были настолько сильными, что нейрохирурги из Киева назвали их несовместимыми с жизнью. А за окном буйствовала зеленью листва, и играло весеннее солнце. 

В его отчем доме в Радехове отцветал посаженный Игорем сад. В больнице Игорь попросил жену принести ему сценический костюм. Наверное бредил.... 

Через несколько дней, 28 мая, его сердце остановилось. 

…Пока была жива мама Игоря Билозира, она хотела видеть памятник с изображением сына. А когда ее не стало, памятник сделали в виде ангела. 

Как считает писатель Роман Лубкивский, во Львове его... забыли. Сразу после смерти композитора звучали обещания, что с проспекта Шевченко уберут заведение, где разыгралась трагедия. Но так и не убрали. На том месте должен был стоять памятник Билозиру. Но... 

Будут ли помнить Билозира потомки? Даже если и забудут — то песня напомнит...