О мистической смерти Бориса Хмельницкого, которому могло сегодня исполниться 77 лет, рассказали его друзья и близкие.

27 июня – день рождения народного артиста РФ, одного из самых красивых мужчин советского кинематографа Бориса Хмельницкого. В его кинокопилке около 60 ролей, среди которых «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго», «Караван смерти», «Красная палатка»,«Свидетельство о бедности». В советского Робин Гуда были влюблены все женщины страны. Актер отличался от многих врожденным благородством, рыцарством и жизнелюбием. Он как на экране, так и в жизни всегда побеждал. Однако в феврале 2008 года болезнь одолела его.

Sobesednik.ru узнал у Ивана Мыскина, друга актера, как артист пришел к вере, что послужило мистической причиной его ухода из театра и семьи и почему он никому не говорил о своей болезни.

Боря был удивительным человеком, – вспоминает 79-летний друг артиста Иван Николаевич. – Он умел жить. Никогда не пропускал ни одной свободной минуты, постоянно заполнял чем-то: читал, искал что-то новое в своих ролях, изучал человеческую душу. Раньше во мне преобладала лень, а потом, смотря на Борю, понял, что нельзя бессмысленно проживать жизнь, ведь есть столько интересных книжек, произведений, людей. Хмельницкий заражал меня своим желанием жить, идти вперед и, самое главное, познавать.

В одном из своих интервью Борис Хмельницкий признался: «Каждый день, минуту, секунду ты ценишь. Жизнь – это Божий дар. Поэтому я и не унываю никогда».

– Боря был очень добрым, открытым и отзывчивым человеком, ему можно было позвонить среди ночи и спросить совета, – продолжает Иван Мыскин. – Он никогда не отказывал. Брал трубку, причем довольно бодрым голосом. Казалось, что он никогда не спит, точнее, он не любил это делать. Постоянно вставал рано утром, чтобы было больше времени для различных дел, ведь он был очень востребован – как в театре на Таганке, так и в кино.

Борис Алексеевич получил музыкальное образование по классу баяна и по специальности «дирижер» во Львовском музыкальном училище. Однако стать музыкантом ему помешало заикание. Чтобы избавиться от этого недуга, он поступил в Щукинское театральное училище, правда, со второго раза. Уже на третьем курсе режиссеры разглядели талант Хмельницкого и пригласили в Московский театр на Таганке, где он довольно быстро завоевал любовь публики и ему стали давать главные роли. Актер дебютировал в кино в 1966 году в фильме Леонида Осыки «Кто вернется – долюбит». Затем последовали картины «Софья Перовская», «Война и мир», «Журавушка». Сам актер отмечал, что его роль Петро в ленте «Вечер накануне Ивана Купала» была одной из лучших. Всесоюзный успех пришел после того, как Хмельницкий сыграл Робин Гуда. К вере актера привел фильм о святых Борисе и Глебе.

– До встречи с отцом Феофилом Борис знал, что есть кто-то «наверху», кто смотрит и помогает, – вздыхает Иван Николаевич. – Когда Хмельницкий приехал к старцу, то его поразила красота Феофила, как будто тот был не от мира сего. Что-то изменилось в сознании Бори после того, как старец благословил его на съемки фильма. Он даже около недели жил в монастыре.

По словам Мыскина, Хмельницкого очень тревожил вопрос, как к профессии актера относится церковь, ведь она не одобряет лицедейство. Однако Феофил положительно отреагировал: мол, ничего в этой профессии нет постыдного, главное – с какими мыслями выходить перед народом и для чего...

– Хочу добавить, что Борис был очень миролюбивым человеком. Он никогда никому не завидовал и не боролся за роли в театре, – уверяет друг актера. – И вот за это качество коллеги по сцене его прозвали Бэмби. Представляете, высокий статный мужчина с таким детским прозвищем! Забавно, не правда ли? Это его очень веселило. Он даже считал это комплиментом и старался сохранить в себе детскую чистоту и любовь к миру, что в актерской среде очень непросто. Борю практически невозможно было обидеть, хоть он все принимал довольно близко к сердцу. Он постоянно искал оправдание людям, если ему кто-то грубо ответит или надерзит, но такое случалось крайне редко.

Мало кто задумывался над тем, что события, которые произошли после мистической роли Воланда в спектакле по роману Булгакова «Мастер и Маргарита», не были простым совпадением. А вот Иван Мыскин в этом просто уверен:

– Это произведение всегда вызывало у людей неоднозначную реакцию, ведь после его воплощения на сцене или в кино все время что-то случалось с актерами: то внезапно исчезали, уходили из жизни, спивались... Так получилось, что Борис сразу же ушел из театра, а потом и от первой своей супруги, красавицы-актрисы Марианны Вертинской, с которой прожил три года. У пары родилась дочь Дарья, которая тоже стала актрисой.

Второй супругой Хмельницкого была психоаналитик Ирина Гончарова, которая родила актеру сына Алексея (окончил финансовый колледж в Лондоне. – Авт.). Правда, они вместе прожили совсем немного.

– Боря практически ничего не говорил о своем сыне. Краем уха я слышал, что якобы Ирина изменила отчество Алёши и Хмельницкий обиделся, – делится с нами Иван Николаевич. – Сам он никогда не признался бы, что ушел от своих жен: «Никогда не скажу, что я бросил – это не по-мужски». Несмотря на то, что у Бориса не сложилось в личной жизни, он все равно поддерживал теплые отношения со своими супругами.

Уход артиста из жизни стал неожиданностью для всех. Казалось бы, «вечный рыцарь», первый красавец советского кино будет жить всегда и радовать зрителей своими ролями. Однако болезнь взяла верх над его жизнелюбием.

– Зная о своем диагнозе и что дни буквально сочтены (онкология предстательной железы. – Авт.), Борис все равно пытался обогнать смерть. И ему удалось это сделать на 5 месяцев вперед. Он никому не говорил о своем состоянии, даже близкие ни о чем не знали, – горюет Иван Мыскин. – И надо иметь большое мужество, чтобы ни разу не обмолвиться об этом. Он не хотел, чтобы вокруг него суетились, особенно – жалели его. За месяц до смерти он уже не мог ходить, но все равно не оставлял своих дел... Не буду говорить пафосных слов, но то, что Боря был одним из самых честных, воспитанных и преданных актеров не только профессии, но и своей по-детски чистой и солнечной душе – это так.