^Наверх

стала известна причина смерти отправить отзыв

В мае СМИ сообщали, что актриса проходит курс лечения за границей. Тогда дочь актрисы заявляла, что Вера Глаголева чувствует себя хорошо, занята на съемках, а также монтаже нового проекта.Однако сего

Вас заинтересует:

численко игорь леонидович причина смерти

Сегодня бронзовому призеру чемпионата мира – 1966, финалисту Кубка Европы – 1964 Игорю Численко исполнилось бы 77 лет.

Пропавшая «бронза»

В статье «Википедии», посвященной Игорю Численко, нет почему-то ни слова о его бронзовой медали, завоеванной на чемпионате мире 1966 года в Англии. Сборная заняла там четвертое место, но тот чемпионат стал первым, где четвертая команда получила бронзовые награды.

Хотя сам Игорь Леонидович к этой медали относился несерьезно. Часто рассказывал историю о том, как после возвращения из Англии их пригласили в какой-то высокий кабинет, и его хозяин возьми да спроси: «А кто занял четвертое место на предыдущем чемпионате мира?» И никто не мог вспомнить…

Да и какая это бронзовая медаль, считал Численко, если сборная, приехав в Англию в ранге действующего финалиста Кубка Европы, пропустила вперед сразу три европейские команды?

Впрочем, по большому счету к автору «Википедии» не придерешься, поскольку обладателем бронзовой медали чемпионата мира Численко был лишь до конца 1993 года, когда его квартиру на Новой Башиловке обокрал сын одной из их с супругой знакомых женщин. Унес все ценное, в том числе и награды. Потом, правда, его поймали и медали вернули. Кроме той, за четвертое место. Осела, видимо, у какого-то коллекционера. Но, как это ни странно, самого Игоря Леонидовича тогда, помнится, больше всего расстроила пропажа пульта управления телевизором, доставившая ему, уже смертельно больному и малоподвижному, массу проблем…

Король голов!

Если бы в жизни Численко не было футбола, он наверняка играл бы в русский хоккей за национальную сборную. Московский паренек с улицы Кирова (сейчас Мясницкая) долгое время разрывался между двумя видами спорта, пока, наконец, футбол не взял верх. И хотя в его послужном списке есть золоточемпионата СССР 1961 года, завоеванное в составе хоккейного «Динамо», вклад Численко в эту победу вряд ли был большим, поскольку к тому времени он уже играл в основном составе «Динамо» футбольного. Выиграл вместе с ним золото чемпионата страны 1959 года и дважды побывал в турне по Южной Америке. Сначала со сборной СССР, в которой дебютировал 22 ноября 1961 года в матче со сборной Чили в Сантьяго, а потом – с… московским  «Спартаком».

В матче против московского ЦСК МО в победном для «Динамо» первенстве 1959 года Численко забил решающий гол за 14 секунд до конца (в тот момент тренеры команд Михаил Якушин и Борис Аркадьев, уверовав в ничейный исход, уже находились в раздевалке). Память об этом мяче Игорь пронес через всю жизнь. А два его гола в 1967-м в товарищеской встрече с действующими чемпионами мира – англичанами – на знаменитом  «Уэмбли», вошли в летопись  мирового футбола.

Во многом благодаря им «Франс Футбол» включил Численко в десятку лучших футболистов Европы. «Футбольный маг», «козырная карта русских», «король голов», как называли его английские газеты, стал самым результативным европейским нападающим 1967 года с десятью голами в тринадцати матчах.

Недолго под Мухой

А в Чили в четвертьфинальной игре с хозяевами Численко записал на свой счет еще один гол, который, к сожалению, не спас сборную СССР от поражения.

Бил по ноге, попал по судьбе

С психологической точки зрения, наверное, можно понять, почему бронзовая награда, полученная на следующем чемпионате мира, не принесла Численко большой радости. Он забил там два чрезвычайно важных гола: помог команде сначала выиграть групповой турнир, потом – пробиться в полуфинал, но его геройство не было дома «засчитано». Больше того, Численко сделали главным «стрелочником» в проигранной западным немцам полуфинальной встрече.

Слово специальному корреспонденту «Советского спорта» на чемпионате мира-66 Александру Виту: «На 41-й минуте защитник немцев Хелд в очередной раз сбил Численко, нанеся ему травму, передал мяч Халлеру, и тот забил гол. Впоследствии знаменитый в прошлом английский футболист Хейнс, выступавший в роли телекомментатора той игры, показал несколько раз этот гол в замедленной съемке и убедительно доказал, что Хелд отнял мяч с нарушением правил. Итальянский судья Лобелло допустил оплошность, а Численко, выведенный из себя несправедливостью, ударил немецкого игрока и был удален с поля. Так ошибка арбитра стоила сборной и гола, и игрока».

«Другого решения Лобелло, естественно, принять не мог, – написал потом в еженедельнике «Футбол» знаменитый судья Николай Латышев. – Численко, проиграв единоборство, умышленно ударил Хелда по ноге».

Этот эпизод стоил нападающему сборной СССР звания заслуженного мастера спорта, которое к тому времени уже пообещал ему один из руководителей нашей делегации Андрей Старостин: коммунистическая идеология не прощала поражений от политических антиподов.

Что заслужил заслуженный?

«Заслуженным» Численко стал  через 25 лет после того чемпионата, за три года до смерти. Когда услышал об этом на Малой арене стадиона «Динамо», едва, как сам потом признался, не отдал Богу душу прямо на трибуне, поскольку здоровье было уже некудышним: к тому времени 52-летний Численко пережил инсульт.

– Случилось это в канун Нового, 1990 года, – рассказывал он мне в сентябре 1993-го. – Вечером выпил слегка с друзьями, лег спать, а утром просыпаюсь и слова не могу сказать. Жена сначала думала, что я дурачусь, а когда поняла, что мне не до шуток, вызвала «скорую». В общем, увезли в больницу с диагнозом «нарушение кровообращения центрального столба головного мозга». Там встретил и 1990 год и свое 51-летие. Врачи сказали, что мне крупно повезло, если это слово вообще тут уместно – инсульт не парализовал весь организм, лишь нарушил речевой аппарат. Почти три месяца не разговаривал, потом стало что-то получаться.

Квартира для врача

В 1962 году перед поездкой «Динамо» в Тбилиси на календарный матч чемпионата страны с местными одноклубниками Численко неожиданно заявил, что никуда не поедет, если ему не выделят квартиру. Требование было абсолютно справедливым: тогда всем иногородним игрокам, которых приглашали в «Динамо», тут же справляли соответствующую их мастерству жилплощадь, а выходец из московской коммуналки Игорь Численко обитал в комнате динамовского общежития, хотя уже играл за сборную, был в ее составе одним из лучших на чемпионате мира в Чили.

После этого ультиматума его обвинили в рвачестве, в наплевательском отношении к судьбе клуба, но после игры в Тбилиси, куда он так и не поехал, предложили сразу несколько квартир. Он выбрал ту, 18-метровую на Новой Башиловке, в которой прожил до конца своих дней.

В 1971 году, накануне прощального матча на «Динамо» Льва Яшина, в гости к Численко заглянул знаменитый итальянский футболист Джиацинто Факкети. Посидели, поговорили, а потом итальянец вдруг спросил: «Игорь, а где ты живешь?» Узнав, что в этой однокомнатной квартире, был сражен наповал: «У меня, – говорит, – в Италии такого размера кладовая, где хранятся мои награды и футбольные сувениры».

Шампанское на завтрак

«Игорь Численко запомнился как необыкновенно дружелюбный, общительный человек. Вся команда – в друзьях. Ну, конечно, застолья… Это его и погубило. А футболист-то был классный». В этих словах Михаила Якушина – весь Численко. Да он и сам никогда не считал себя пай-мальчиком. Известен случай, когда Число завез в палату ЦИТО, в которую накануне положили травмированного Эдуарда Стрельцова, ящик коньяка, задвинул его под кровать, а потом каждый день, если был не на выезде, заходил проведать.

– Вспоминаю, как накануне очередного турне, кажется, в Австралию, был у нас медосмотр, – рассказывал Геннадий Гусаров. – Я ему говорю: «Число, тебе сегодня пить нельзя, завтра – пожалуйста». « Хорошо, но позавтракать можно?» Приходим в восемь утра в ресторан гостиницы «Советская», что  в двух шагах от Новой Башиловки, а на столе у Численко уже две бутылки шампанского. На медосмотре женщина-врач, которая его знала, спрашивает: «Давно пьете?» «С детства», – отвечает, что, конечно, было неправдой, поскольку Игорь вырос в интеллигентной семье: мама работала в академии, отец – во Внешторге, брат – в 21 год защитил диссертацию. Когда Игоря спрашивали: «Как же он в такой семье стал футболистом?», он смеялся: «В семье не без урода…»

Покалеченная рука и «жалостливый» милиционер

В семейном фотоальбоме Численко есть снимок, на котором запечатлена разбитая «Волга» под номером 36-36 МОФ рядом с изуродованным милицейским мотоциклом. На обратной стороне надпись: 13 сентября 1967 года. В тот день «Динамо» организовало проводы защитника Владимира Глотова, которого старший тренер команды Константин Бесков отчислил из состава. Выпили по рюмке-другой, а потом Численко вызвался развезти всех по домам. Кончилась эта затея столкновением с патрульным мотоциклом. Бог миловал, милиционер остался жив, хотя сильно повредил руку. Впрочем, даже этого хватало, чтобы знаменитому водителю «Волги» угодить за решетку, но спасибо тому парню – не стал подавать в суд: договорились полюбовно – у Численко водились деньги, а милиционеру-лимитчику нужна была квартира в столице…

Прощального матча не дождался

После ухода из футбола его не оставили без внимания, сохранили звание капитана, помогли устроиться на работу в один из райсоветов «Динамо». Но затем жизнь пошла наперекосяк. Когда ушел руководитель горсовета «Динамо» Лев Дерюгин, помогавший всем без исключения бывшим футболистам родного клуба, Численко уволили из внутренних войск, не дав дослужить до пенсии пять лет.

Работал в третьем городском тресте зеленых насаждений, обслуживавшем больницы, слесарем в объединении «Асфальтбетон». Семейная жизнь долго не складывалась. В первом браке с манекенщицей Ольгой родился мертвый ребенок, что, видимо, стало одной из причин их развода. Во втором, тоже неудачном, с танцовщицей Лилей из ансамбля имени Александрова был сын, но в семилетнем возрасте он погиб под колесами автомобиля…

С Татьяной, третьей своей супругой, они познакомились в 1976 году, когда Игорь Леонидович был уже спортивным пенсионером.

«Игоря увезли. И, кажется, навсегда…»

В сентябре 1993 года я, наверное, стал последним журналистом, побывавшем в гостях у уже смертельно больного, с нарушенной речью Игоря Леонидовича. Тогда я  попросил у него несколько снимков для публикации в «Советском спорте», в ответ же получил целый альбом. «Выберете сами, – предложила мне Татьяна Тимофеевна, – вернете, когда посчитаете нужным…»

Почти год эта бесценная реликвия пролежала в моем запертом  рабочем столе. И вот представьте себе, просто какая-то мистика: я снова набрал домашний номер Численко 22 сентября 1994 года. Словно неведомая сила подтолкнула меня это сделать именно в это день. К телефону долго никто не подходил. И когда я уже решил, что на том конце провода никого нет, трубку сняла убитая горем Татьяна Тимофеевна.

Он умер в тот вечер в Боткинской больнице после нескольких часов, проведенных в барокамере. «Не выдержала печень», «отказали почки», – читал  потом в прощальных статьях. Но я бы не удивился, если бы кто-то написал, что причиной смерти стал сахарный диабет или гипертония, поскольку букет его болезней был страшен.

«Численко, очень острый на словцо, как-то сказал друзьям: «Я как в Бермудском треугольнике – он в том углу стадион «Динамо», вон в том – ресторан «Советский», а в этом – дом мой на Башиловке». Он и вправду жил футболом на «Динамо», веселыми гулянками в «Советском» и бурными ночами с юными красотками в своей маленькой квартирке» (из документального фильма «Игорь Численко» цикла «Звезды советского футбола»).

Валерий Маслов ведает широкой общественности и своем друге и одноклубнике Игоре Численко с широких экранов.

А ведь феерий Численко в сезоне 1963 года могло и не случиться! «А в основном то жили все тогда фарцовкой. То есть, ну, а что было делать?  Вот едем в Швецию – там махер. Вот берем здесь, а здесь продаем. Едем в Италию – берем плащи. Ну, вот, тогда то получилось к Игорю несправедливо все. Ему, получилось у него друг в комиссионном магазине. И он все время отдавал ему свои вещи. Под своей фамилией. Вот если бы он хотел, он писал бы «Сидоров, Петров», другую. Какая разница, у него паспорт не требовали», - негодовал при воспоминаниях о том случае Валерий Маслов. И вот когда друг Численко отбыл в свой законный отпуск, который предоставлялся всем гражданам СССР в обязательном порядке раз в году на месяц (там, плюс-минус дни), в комиссионку пожаловал ушлый журналист, падкий на сенсации. Полки осмотрел, в документах порылся, глядь – ух ты! Так Численко, оказывается, злостный фарцовщик! Зарубежным фирмовым барахлом через комиссионные магазины приторговывает с выгодой для себя и занимается спекуляцией в крупных размерах! И понеслось в солидные издания страны разоблачительные статьи о рваче-футболисте. А в советские времена к печатному слову граждане относились с пиететом и верили всему, что написано в наших «самых правдивых» газетах и журналах. Такие вот «разоблачения» могли не только профессиональную карьеру человеку сломать, но и довести до самоубийства! «Вся Москва: «О-о-о, Численко! О-о-о, Численко – спекулянт! - возмущался в своем интервью создателям документального фильма про своего одноклубника и товарища Валерий Маслов, -  А что спекулянт? Мы то покупали на свои 50 вонючих доллара, извините за это слово. Но это так было! Мы что, какие-то деньги с собой другие везли там? Мы то покупали на свои деньги!». Но, как бы то ни было, а отреагировать на такие вот публикации непосредственное руководство должно было. И Численко отстранили от сборной СССР. Конечно же, футболист очень переживал через такую вот несправедливость. Как – думаю объяснять лишний раз не нужно. Хорошо, что Бесков, принявший главную команду страны в 1963 году, сразу же обратил внимание на опального игрока. И нападающий московского «Динамо» полностью оправдал возложенные на него надежды!

Сборная СССР образца 1967 года. В том сезоне наши футболисты были признаны лучшей командой Европы! И было за что! Численко… А поработайте ка уважаемые поклонники игры миллионов сами и сами разберитесь, кто есть кто. Вам будет интересно. Ведь о многих игроках из этой ВЕЛИКОЙ команды я уже рассказывал в своем цикле «Алкоголь и футболь».

1967 год был фееричным для Игоря Численко. Суперфорвард принимает важную правительственную награду в торжественной обстановке.

Игорь Численко любил культурно провести время с товарищами по команде. Посидеть, поговорить по душам. А в расслабляющей обстановке вне сборов и выпить у кого-то из них на квартире. Так было и в тот злополучный вечер.

В тот злополучный для Численко вечер он зависал вместе с друзьями-динамовцами в квартире у своего одноклубника «на пенсии» Владимира Глотова. Компания подобралась, что нужно. Кроме хозяина «хаты» и Игоря зажигали еще и Валерий Маслов, Виктор Аничкин, Геннадий Гусаров, Георгий Рябов… В общем, погудели тогда динамовцы от души. А что украшает истинные мужские компании? Правильно, красивые девушки. Была одна такая вот незамужняя красавица и тогда. Вот ее то и вызвался подвезти на своей «тачке» Численко. Игорь уже изрядно принял на грудь. А кто из мужчин в таком вот «героически-мушкетерском» состоянии оставит без внимания даму? Никто! Усадил грозный нападающий девушку в машину, довез до Пресни и, выясняя, где даме удобнее всего выйти (а может и нет), не заметил на дороге грозного постового и наехал на него. Слава Богу, все обошлось без смертельного исхода, и доблестному ГАИшнику повредили только руку. Но ведь за такие вот «чудачества» можно было запросто и в тюрьму загреметь. И все бы для Численко закончилось плачевно, если бы друзья во главе с Масловым не вступились. Валерий Павлович до самых высоких кабинетов руководства МВД достучался! Там к мнению «общественности» прислушались, и… посадили Численко… на пять суток в КПЗ (камера предварительного заключения). Только вот этот «подвиг» Бесков Маслову не простил и при первом же удобном случае избавился от строптивого футболиста. Хотя, это только со слов болельщиков московского «Динамо». Так как завершил свои выступления за популярный столичный клуб Валерий Павлович уже в 31 год – почтенный пенсионный возраст для футболиста даже сейчас, не говоря уже о 1971 годе!

Советский футбол знает немало историй великих футболистов и не менее великих пьяниц. В прошлом году в Бердянске обнаружили тело исчезнувшего год назад знаменитого в свое время футболиста «Шахтера» Алексея Варнавского. Пил он, говорят, страшно. Но он не первый и, к сожалению, не последний. В числе великих пьяниц советского футбола и Игорь Леонидович Численко по прозвищу Число. Сегодня 16-я годовщина со дня его трагической смерти.

Численко дебютировал в чемпионате страны 19 апреля 1959 года с «Шахтером» .емпион СССР 1959 и 1963 годов, второй призер чемпионата 1960 года, третий призер чемпионата 1960. Обладатель Кубка СССР 1967г. В 1959-1968 годах играл в первой сборной СССР, в которой провел 53 матча, забил 20 голов и один неофициальную игру, в которой забил один мяч. Входит в десятку лучших бомбардиров сборной СССР за всю ее историю. Финалист Кубка Европы 1964 года (2 матча). Полуфиналист чемпионата мира 1966 года (4 матча, 2 гола). Участник финального турнира чемпионата мира 1962 года (3 матча, 2 гола). 6 декабря 1967 года забил два гола в Лондоне на стадионе «Уэмбли» действующему на тот момент чемпиону мира 1966 года - сборной Англии. В том же году стал лучшим бомбардиром европейских национальных сборных, забив за первую сборную СССР 10 мячей и

Описывать их бессмысленно, будет возможность увидеть их где-нибудь на раритетных записях, посмотрите. Давайте лучше поговорим о Численко как о человеке, простом советском парне — герое своего времени, которому Бог дал талант играть в футбол, но не дал таланта умно им распорядиться.

Вот воспоминания об Игоре Леонидовиче Эдуарда Мудрика, человека, с которым он долгое время играл за московское «Динамо».

«…Когда мы были за границей, купил он десять плащей болоньевых, модных тогда. Как честный человек, пришел, сдал в комиссионку — и ждет, когда их продадут. В газете написали: он спекулянт. Спекулянты из-под полы продают, а он сдал официально в магазин, и на него фельетон…

Он был по жизни максималистом. Даже вот то, что на Ольге женился, за которой ухаживали Игорь Нетто, Валерий Воронин... Но Игорь поставил цель — выиграть у них, и выиграл, хотя не знаю, нашел при этом или потерял. Что мне в нем нравилось — он всегда критически к себе относился. У Игоря все время была неудовлетворенность собой — вот забил три, а вспоминает, что мог забить больше. В 1966-м после чемпионата мира приехали ребята, его знакомые, ну посидели. Я тост поднимаю: за ваш успех, за «бронзу», а Число весь сморщился. В его представлении четвертое место — это не «бронза». Ведь мы были до этого вторыми в Европе, а на чемпионате мира нас опередили три европейские команды… 

3аседает партком, ругают: видели тебя в гостинице «Советской». А Игорь: «Ну что мне, закрыть шкафом дверь и выпивать у себя?». Он говорил: «Я живу под девизом: «Лучше один раз напиться свежей крови, чем все время питаться падалью»...  Предлагали ему работу в ГАИ: давай, говорят, дадим машину, которая сопровождает правительственные лимузины в Шереметьево. Сутки в форме сопровождаешь, а трое отдыхаешь. Чтобы сохранить стаж — у него тогда было уже 17 лет. А после 20 лет можно уйти на пенсию майором. Не соглашался: «Я вас подведу». А ко мне обратились болельщики, передали в конверте деньги для него. Встречаемся с ним как-то в переходе, куртка на нем какая-то невзрачная. Говорю: «Вот тут тебе ребята собрали». — «Какие ребята?» — «Болельщики, наши, рабочие». Не взял. «Займи мне лучше десятку», — говорит… 

На Сахалине играем вечером в карты. Число покупает шесть бутылок шампанского. А утром просыпаемся, а он проверяет счет — и Кесареву: «Ты мне еще 42 копейки должен». А про шесть бутылок шампанского, принесенных в компанию, и не вспомнит: это «игроцкое». Сидим, опять же, за картами. А накануне со «Спартаком» встретились. Он вдруг говорит: «Да, Нетто в порядке». Оказывается, условный знак: «шестерка». (Нетто под шестым номером играл.) Не мог он без «игроцкой» хитринки жить. Приходим в Сандуны, а там очередь в кассу во всю лестницу. Число снимает пальто и к кассе подходит в одном костюме. Очередь молчит — раздетый, значит, выходил куда-то…». 

Численко сначала уволили из «Динамо» по сокращению штатов, а потом и из органов за год до того, как ему должна была быть начислена пенсия. Знаменитый форвард работал в тресте озеленения — высаживал деревья в Москве, потом строил асфальтовые заводы. При этом был тяжело больным человеком. 22 сентября 1994 года в 55-летнем возрасте Игорь Численко умер. Похоронен на Ваганьковском кладбище, участок  №13…

  • Заслуженный мастер спорта СССР, мастер спорта международного класса, бронзовый призер чемпионата мира, серебряный призер Кубка Европы, двукратный чемпион СССР, обладатель Кубка СССР

    В 1990-е годы был создан фильм «120 лучших голов чемпионатов мира» - фантастический футбольный гала-концерт, на протяжении которого солируют Пеле, Гарринча, Фонтэн, Зеелер, Эйсебио, Мюллер, Круифф, Жаирзиньо и другие корифеи мирового футбола. В этой суперзвездной компании оказались и двое отечественных мастеров: Анатолий Бышовец, забивающий гол на Чемпионате мира 1970 года в ворота сборной Бельгии, и Игорь Численко с двумя голами: колумбийцам в Чили и итальянцам в Англии .

    Когда в чилийском эпизоде Численко встречают на правом фланге двое колумбийских защитников, он отдает мяч на место правого инсайда Валентину Иванову, а сам по диагонали устремляется к штрафной площади. Дождавшись, когда Численко наберет скорость, Иванов аккуратно выкладывает мяч ему на ход. Наш правый крайний проскакивает одного защитника, второго, а когда на него бросается третий, резко бьет мимо него и выбегающего навстречу голкипера Санчеса.

    В 1960-е годы наряду со Львом Яшиным и Валерием Ворониным Игорь Численко был для большинства европейцев символом советского футбола. Им восторгались, ему рукоплескали не только экспансивные итальянцы, но и чопорные британцы, одна из крупнейших мировых фирм спортивной экипировки считала за честь присылать ему в подарок свои новомодные образцы одежды и обуви.

    Игорь Леонидович Численко родился 4 января 1939 года в самом центре Москвы – на Мясницкой (в те времена – улица Кирова), в доме № 17, где находился тогда единственный, а потому и знаменитый на всю столицу магазин «Чай».

    Отец Игоря – Леонид Васильевич был известным экономистом, долгое время работал заместителем начальника главка «Северторг» Министерства торговли, в 1950-е годы был командирован на Кубу экономическим советником советского посла. Мать – Ольга Ивановна, внешне очень похожая на знаменитую актрису Софью Гиацинтову, преподавала немецкий язык в артиллерийском училище, а по материнской линии происходила из знатного немецкого рода. Ее прадед-миллионер по фамилии Вирт владел текстильной фабрикой в Лотарингии. Родители хотели, чтобы их младший сын, как и старший, стал ученым. Но Игорь пошел не в мать и не в отца, и когда позднее его спрашивали, как при столь серьезных родителях из него получился футболист, он отшучивался словами «в семье не без урода».

    Его характер непоседы, озорника с ранних лет ковался в обстановке нескончаемой вражды с соседними дворами, изобиловавшей нешуточными, порой кровавыми стычками. Уже тогда, несмотря на свой малый рост, он выделялся храбростью и отвагой, мог в одиночку войти во враждующий класс или двор. Он с детства проявлял свою игровую натуру, постоянно с кем-то спорил. Однажды на спор провисел десять минут на турнике вниз головой, в другом споре спрятался в шкафу в физкабинете на уроке старшеклассников, а верхом хулиганства стал фортель, когда он во время перемены прошмыгнул под ногами школьной директрисы. 62-я школа, в которой он учился, ярко описана в книгах писательницы Любови Кабо, преподававшей там русский язык и литературу.

    Игорь постоянно что-то мастерил. Сам себе сделал самокат, разводил в чулане голубей, хорошо рисовал. Учился неровно, хотя проявлял большие способности, особенно в математике. По свидетельству старшего брата, задачи с вечно переливающейся из одного бассейна в другой водой или поездками из пункта А в пункт Б щелкал, как орехи. Но уже тогда ненавидел любой официоз, в комсомол вступать отказался. Его легко можно было подставить и завести потому, что он не терпел всякого рода фальшь, обладая обостренным чувством справедливости, за которую мог драться с кем угодно, словно Дон Кихот.

    Двор, в котором вырос Игорь, был на редкость спортивным. Кроме лапты и казаков-разбойников, которыми увлекалась детвора, у ребят с улицы Кирова популярно было фехтование самодельными деревянными шашками. Игорь рос всеобщим любимцем. Это уже потом на всю жизнь к нему приклеилось, ставшее вторым именем прозвище – Число.

    В 8 лет он легко обводил на льду 16-летнего старшего брата во время хоккейных баталий, хотя тот уже активно занимался спортом – плаванием и беговыми коньками. Вскоре Леонид стал водить 10-летнего Игоря в бассейн, но замкнутое пространство словно было противопоказано его организму, плавание не приносило удовольствия.

    Вскоре семья почувствовала реальную пользу от увлечений Игоря. В 16 лет ему назначили стипендию в размере 800 рублей в только что образованной в Лужниках Футбольной школе молодежи, в которую собрали московские футбольные сливки юного возраста. А отец Игоря, занимая высокий пост в Министерстве торговли РСФСР, имел месячный заработок 2000 рублей, на который содержал семью из четырех человек.

    Хоккеисты тогда на первом в новом сезоне летнем сборе частенько поигрывали в футбол, и уже закончивший выступления на зеленых полях блестящий форвард Василий Трофимов быстро разглядел необыкновенный футбольный талант Численко. И порекомендовал своего подопечного Михаилу Якушину: «Михей, возьми пацана, не пожалеешь». А спустя несколько лет Якушин запретит Численко играть в хоккей, заставит целиком сосредоточиться на футболе, в котором сборная СССР не сможет без него обойтись.

    Первой проверкой для вновь приглашенных в «Динамо» футболистов Численко, Коршунова и Мудрика стало зимнее первенство Москвы, проводившееся на утрамбованном снегу стадиона «Машиностроитель». Все трое дебютантов были зачислены в команду мастеров. Так в 1957 году уже известный хоккеист дебютировал за динамовский дубль, но по возрасту получил право выступить еще и за юношей «Динамо» на Всесоюзных соревнованиях. На зональном турнире в Кривом Роге динамовцы громили подряд всех соперников. Там они познакомились с Валерием Лобановским и Анзором Кавазашвили, выступавшими за динамовские команды Киева и Тбилиси соответственно.

    В том же сезоне Численко стал попадать в запас основного, чемпионского состава «Динамо» 1957 года. Пробиться в основной состав любой команды класса «А» было неимоверно сложно, тем более в «Динамо» и «Спартак», которые оспаривали друг у друга чемпионский титул. Оба коллектива обладали стабильными звездными составами, широко представленными в сборных страны, и вытеснить кого-то из великих представлялось возможным только будучи семи пядей во лбу.

    Даже специалисты признавали в Численко при 171 сантиметре роста атлета. «Под атлетизмом я понимаю прежде всего умение футболиста быстро и долго бегать, – писал заслуженный мастер спорта Андрей Старостин. – С этой точки зрения, Слава Метревели и Игорь Численко для меня футболисты с хорошей атлетической подготовкой».

    В Игоре Численко сочеталось ярко выраженное чувство собственного достоинства с удивительной скромностью. В 1959 году, когда ему, впервые ставшему в составе футбольного «Динамо» чемпионом страны, собрались присвоить звание мастера спорта, его товарищи по команде неожиданно узнали, что этот весьма престижный тогда значок у него уже три года как есть – за победу в хоккейном турнире Спартакиады народов СССР в составе сборной Москвы. И впоследствии Игорь никогда не кичился своей славой, достижениями и наградами, о себе говорил редко, в основном: мы, команда, товарищи.

    Футбольное «Динамо» переживало смену поколений, Михаил Якушин все больше отдавал предпочтение перед ветеранами вчерашним дублерам. И Игорь Численко, Валерий Короленко, Валерий Фадеев, Анатолий Коршунов, Эдуард Мудрик оправдали доверие своего тренера.

    В контрольных матчах на юге Численко дебютировал в основном составе на месте левого полусреднего. Игорь с удовольствием атаковал на любой позиции, и Якушин принял во внимание редкий универсализм молодого форварда. Вскоре Якушин перевел Численко на место правого инсайда.

    «В дуэте с Игорем мы немало забивали потому, что он не был жадным до личного успеха. Вот с Лобановским играть было неприятно: если ему отдашь мяч, назад ни за что не получишь. А Игорь, если увидит, что у тебя подходящая позиция, тут же вернет, даже если сам может забить, не жадничает. Уже тогда он поражал бойцовскими качествами, в каждом эпизоде боролся до конца, бывало, кажется, уже все, упал, проиграл мяч, так нет же – поднимается с земли, каким-то образом выцарапывает мяч у защитника и. глядишь, пошел с ним, рвется вперед».

    Несмотря на большие успехи в футболе, первой и главной любовью Численко долгое время оставался хоккей с мячом. И возвращаясь поздней осенью из зарубежных поездок, он, не теряя ни дня, звонил своему другу, ведущему игроку хоккейного «Динамо» Вячеславу Соловьёву: «Когда тренировка?»

    Уже закончив играть, признался, что изменил клюшке и тогда еще плетеному мячу из-за денег – в футболе платили гораздо больше. Игорь говорил: «Футбол предпочел – да, по материальным соображениям. Но, поверьте, когда уже начал играть всерьез, деньги не были для меня главным в жизни». Всем вокруг было известно, что ему чужд какой-либо меркантилизм, он никогда не зацикливался на заработках. Он продолжал совмещать футбол с хоккеем до 1962 года, пока пришедший в футбольное «Динамо» старшим тренером Александр Пономарёв не поставил крест на его зимнем увлечении. «За зиму я полностью проветриваю легкие, – объяснял он необходимость своих выступлений на льду».

    В марте 1960 года Численко был включен в состав сборной СССР, начавшей подготовку к заключительному этапу первого розыгрыша Кубка Европы. На место правого крайнего тогда претендовали трое: московский торпедовец Слава Метревели и двое динамовцев – Валерий Урин и Игорь Численко. Тренер сборной Гавриил Качалин сделал ставку на Метревели, а оба динамовца во Францию, где наша сборная  выиграла Кубок Европы, не попали.

    Сезон 1961 года «Динамо» начинало уже без Якушина и впервые в своей истории завершило его провалом – на 11-м месте. Хотя для Игоря Численко, впервые включенного по итогам прошедшего сезона в число 33 лучших футболистов СССР (под вторым номером после Валентина Иванова на позиции правого полусреднего), этот год был отмечен рядом приятных событий. Уже в январе он оказался в списке 26 кандидатов в сборную СССР, которой предстояли отборочные игры к чемпионату мира 1962 года в Чили. В мае динамовцы побеждают в Лужниках английскую «Астон Виллу», и Численко впервые шокирует англичан двумя отличными «сухими» голами, во втором случае искусно обыграв защитника и голкипера и закатив мяч в пустые ворота.

    На матчи сборной СССР с командами Австрии (в Москве) и Турции (в Стамбуле) Численко попадает в запас, но на поле не выходит – по-прежнему в сборной незыблемы позиции Метревели.

    1961 год оказался знаменателен для Игоря Численко и тем, что еще в начале февраля он женился. Его избранницей стала манекенщица из Московского дома моделей Ольга Чернышова. Любовь, женитьба, обретение какого-то нового счастья вызвали небывалый подъем и в игре Игоря Численко. Он был вновь поставлен вторым номером в списке 33 лучших футболистов страны.

    Тренер Михаил Якушин прекрасно осознавал, что в лице Игоря Численко в его руки попал настоящий алмаз, пусть и с посторонними вкраплениями, требовавший мастерской, осторожной огранки. К тому же великий тренер душой прикипел к по-мальчишески фанатичному и в играх, и в тренировках молодому игроку.

    Отличился Игорь и в четвертьфинальном матче с чилийцами. На 27-й минуте он четко завершил комбинацию, начатую Месхи, продолженную Понедельником, и сравнял счет, который хозяева чемпионата открыли в начале матча. Однако уже через две минуты сборная Чили вышла вперед и сумела, сохранив победный счет, выйти в полуфинал.

    Поскольку считалось, что советские спортсмены везде и всегда должны только побеждать, выступление сборной СССР на чемпионате мира признали неудачным. Ее тренеры и игроки подверглись обструкции. Особенно Лев Яшин за матч с чилийцами. Численко с этим никак не мог согласиться. «Да не было у Яшина в той игре никаких ошибок! – утверждал он. – Он не выручил – это так, но голы были «законные», «пенками» их не назовешь. Ошибалась вся команда: и мы, форварды, когда не забивали и когда упустили Рохаса. Просто не наш был день…»

    Игорю Численко как полноценному, основному форварду сборной большинство специалистов уже отдавали должное. Такой безусловный авторитет, как заслуженный мастер спорта Андрей Старостин, рецензируя победу московских динамовцев над киевскими одноклубниками, счел необходимым отметить: «Если уж искать корень победы москвичей, то, вероятно, он будет найден в острых и быстрых индивидуальных действиях И. Численко и В. Фадеева». Подводя же итоги чемпионата, по ходу которого обновленное «Динамо» под предводительством Александра Пономарёва долго лидировало, но на финише пропустило вперед «Спартак», довольствовавшись «серебром», Андрей Старостин прибегнул к красноречивому сравнению: «Когда прострельный удар Численко или Фадеева заканчивался голом от ноги Вшивцева или Николаева, у меня в памяти вставали часто возникающие аналогичные моменты в заключительной фазе атаки бразильских нападающих. Я это говорю не для того, чтобы сравнивать игровые качества Гарринчи и Численко или Николаева и Вава. Мне хочется лишь подчеркнуть, что динамовцы нашли нужный ключ к раскрытию тактической сущности бразильской системы».

    В 1963 году сборную СССР принял Константин Бесков. Узнав об этом, динамовцы пророчили тогда зеленую улицу в главную команду страны Валерию Короленкову. Игорь Численко с той поры превратился в одного из лидеров сборной, окончательно вытеснив из состава другого прекрасного правофлангового форварда Метревели.

    Константин Бесков говорил о Численко: «Его нельзя было не заметить – очень  талантливый игрок, интересный, нестандартный, выдумщик, быстрый и решительный. Не зря его сразу так полюбила публика. По сравнению с другим очень хорошим футболистом, Метревели, он оказался более разноплановым, способным решать большее количество задач, эпизодов, то есть действовать более эффективно». Метревели тоже продолжал призываться в сборную, но чаще всего оставался в запасе, довольствовался ролью дублера Численко. Несмотря на такую рокировку, на сильную конкуренцию между собой за место в составе, форварды продолжали оставаться большими друзьями. В составе сборной Численко и Метревели не раз приходилось вместе участвовать в контрольных матчах, но в официальной встрече довелось сыграть лишь один раз. Этот матч вошел в золотой фонд сборной СССР.

    «Численко великолепно распорядился создавшимся позиционным преимуществом и после обманного движения, оставив в «мертвой зоне» Факкетти, направил мяч Гусарову, поспешавшему в темпе по центру штрафной площади. Дуэль Гусарова с Сарти закончилась в пользу нападающего», – комментировал решающий эпизод матча Андрей Старостин.

    Лев Яшин взял пенальти от Сандро Маццолы, и хотя под занавес матча Джанни Ривера забил ответный гол, в четвертьфинал Кубка Европы вышла сборная СССР. В ней наряду с Яшиным, Ивановым, Короленковым, Шустиковым, Ворониным обозреватели выделяли и Игоря Численко.

    В том сезоне «Динамо» выиграло чемпионат Советского Союза, опередив на три очка своего главного конкурента – «Спартак». Заслуженный мастер спорта Сергей Сальников посвятил разбору игры Игоря Численко немало строк. Вот лишь некоторые из них: «Как истый край, он тяготеет к индивидуальной игре и действует в ней смело, уверенно. Это обусловлено личными качествами, главные из которых – азарт в единоборстве, бесстрашие, искусный дриблинг. Все это позволяет ему решительно вступать в борьбу с защитником самой высокой подготовки… Игорь любит получить мяч в ноги, чтобы затем совершить рейд к воротам противника. Но он не чурается и более трудной работы по овладению мячом, требующей максимальных скоростных усилий. Я имею в виду стремление и умение Численко открыться за спиной защитника… Игорь славится мастерством обводки. Его дриблинги никогда не бывают однобоки. Он с равным успехом практикует обводку для ухода в центр на ворота и к лицевой линии. Когда у динамовцев игра не ладится и Игорь долго не получает мяч, он идет за ним сам на любые участки поля. В таких случаях широкий маневр по фронту атаки – излюбленное средство правого крайнего. Поэтому мы всегда видим Численко в гуще борьбы, активного и страстного».

    Обозреватель «Экип» Жан-Филипп Ретакер написал после финала: «Великолепными были проходы по краю Численко, но завершение атак у него не получалось. Численко и Амансио могут быть поставлены на одинаково высокий уровень. Если Численко уступает в скорости Амансио, то превосходит его в комбинационной коллективной игре».

    Ретакер предложил свой вариант символической сборной Кубка Европы: Яшин – Новак , Сокко, Оливелья и Ривилья – Воронин , Суарес – Амансио , Бене , Марселино , Численко .

    Тем временем французская «Экип» порадовала своих читателей новым изданием «Футбол 1965 года», в котором поместила обширный материал, посвященный правому крайнему сборной СССР, под заголовком: «Игорь Численко» – образец современного нападающего». В нем, в частности, подчеркивалось: «Это очень храбрый игрок – не боится ничего и никого. Он олицетворяет тип современного нападающего, способного менять свое амплуа: он может успешно выступать на обоих флангах, в роли оттянутого или выдвинутого вперед центрфорварда, отлично бьет с обеих ног, прекрасно выполняет штрафные. Игорь обладает и другими качествами великого игрока – техникой, пробивной силой и мышлением. Он очень хорошо контролирует мяч, владеет оригинальным дриблингом. Это отличный боец, а его смелость и отвага наводят страх и трепет на соперников».

    Численко знал себе цену как игроку, но и у него были кумиры, на чье футбольное мастерство хотелось равняться. Он вспоминал: «В 1959 году я впервые увидел на поле Гарринчу. И то, как «великий хромой» управлялся с мячом и с защитниками, – это надо было видеть! Я вообще-то человек не завистливый, но мастерству, футбольному дару Гарринчи тогда позавидовал. Что было, то было… А с остальными мы на равных играли».

    Численко, будучи к компании человеком «душа нараспашку», на самом деле не пускал в свой внутренний мир никого. Он никогда не жаловался на жизнь, как бы она его ни била, а уж об отношениях в семье от него и вовсе никто ничего слышал. Хотя можно было по косвенным признакам предположить, что тяга к дому и семейному очагу в нем просыпалась. После рождения сына – уже от второй жены Лейлы – он был счастлив и прибегал на стадион поделиться радостью с друзьями по команде. К сожалению, его сынишка, Игорь Численко-младший, трагически погиб под колесами грузовика в семилетнем возрасте, и мечтам отца о том, что сын когда-нибудь выйдет на футбольное поле, не суждено было сбыться.

    Долгое время «козырем» Численко считалась стартовая скорость, а по части дистанционной он, казалось, уступает своим партнерам и конкурентам по сборной СССР. Но во время контрольных испытаний накануне чемпионата мира-1966 в Англии Игорь показал себя самым быстрым в сборной, пробежав пять раз подряд 30 метров (с минутными интервалами) за 20, 2 секунды (в сумме) и на 0, 2 опередив Метревели, Хусаинова, Афонина, Банишевского и Поркуяна. А ведя мяч, на ту же дистанцию 30 метров затратил 3, 9 секунды – результат, который смогли повторить, но не превзойти, только Метревели и Хусаинов.

    В сезоне 1965 года Игорь Численко выводил динамовцев на поле в роли капитана команды и стал подлинной душой ее атаки.

    Если до недавнего времени его нет-нет да и упрекали в индивидуализме, то теперь он щедро раздавал пасы, много времени уделяя и организации наступления, – мог взвинтить темп, увлекая за собой партнеров, а при необходимости хорошо держал, контролировал мяч. Но главным его оружием по-прежнему оставались стремительные проходы по флангу, завершавшиеся либо опаснейшими прострелами, либо выходами в центр и мощными ударами по воротам. Игорь неуклонно продолжал взбираться на пик своих возможностей, справиться с ним чисто футбольными средствами защитникам не удавалось, и тогда против него развернулся дружный форчекинг – в ход пускались подножки, захваты, локти, а то и кулаки.

    После мартовских сборов в Югославии и Италии в 1965 году, где Численко получил травму, Николай Морозов на целый сезон отлучил его от сборной, не обращая внимания на его новую организующую роль в атаке московского «Динамо».

    Сборная не удержала победного счета, что дало повод тогдашнему председателю Федерации футбола СССР Николаю Ряшенцеву сказать: «Замена Численко расстроила игру нападения».

    Победа сборной СССР в следующем матче над итальянцами позволила ей досрочно обеспечить себе выход в четвертьфинал, а своей игрой не только заставить себя уважать, но и причислить к фаворитам первенства. В матче с итальянцами обозреватели отмечали в первую очередь четкую организацию обороны сборной СССР и нападающего Игоря Численко.

    В четвертьфинале нашим футболистам противостояла сборная Венгрии, до этого с блеском победившая самих бразильцев. Валерий Воронин сумел наглухо прикрыть лидера венгерской сборной Флориана Альберта, и более эффективной в этом матче оказалась атака сборной СССР, выглядевшая и более эффектно.

    Возглавлявший советскую делегацию в Англии заместитель председателя Комитета по физкультуре и спорту при Совмине СССР Никонов посоветовал Игорю Численко просверлить в лацкане пиджака дырочку для значка заслуженного мастера спорта. Но по злой иронии судьбы этой награды Численко пришлось ждать целую четверть века. В морозный февральский день 1991 года он, уже будучи в забвении, сраженный тяжелым недугом, стоял на трибуне Малого стадиона «Динамо», наблюдая за матчем чемпионата страны по бенди, когда по радио вдруг объявили, что ему присвоено «звание заслуженного». Он бы попал в приказ Спорткомитета о награждении еще тогда, в 1967 году, если бы не удаление с поля в полуфинальном матче чемпионата мира со сборной ФРГ. Любое поражение наших спортсменов на международной арене тогда воспринималось болезненно, а от немцев, да еще западных, вдвойне.

    Лучшим игроком того матча специалисты признали левого защитника сборной ФРГ Карла-Хайнца Шнеллингера, опекавшего самого опасного форварда – Численко. Косвенным образом он повлиял и на удаления Игоря. Выбивая у него мяч, защитник задел ногу форварда и точным пасом послал в прорыв Зигфрида Хелда. Выбитый из колеи неудачно складывавшейся игрой и разозленный болевым ощущением, Численко стремглав бросился за Хелдом и сбил его с ног. Судья тут же указал форварду сборной СССР в направлении раздевалки, и команда осталась в меньшинстве.

    Численко долго переживал случившееся и однажды на вопрос о ситуации с удалением ответил: «Уходя с поля, я чувствовал себя предателем!» Подлил масла в огонь своим выступлением по итогам чемпионата и Николай Морозов: «Отлично был подготовлен к чемпионату Численко. Ничем не объяснимым проступком он поставил себя вне игры, а команду в тяжелое положение». Об удалении Численко в полуфинале чемпионата мира разговоры ходили еще долго.

    Как и прежде, Игорь продолжал запросто общаться с болельщиками, окружавшими его после каждого матча, донимавшими не всегда приятными вопросами, и не было случая, чтобы он кому-то нагрубил или кого-то обидел.

    Сезон подходил концу, когда сборная СССР отправилась на товарищеские матчи с национальными командами Голландии и Англии. На стадионе «Уэмбли» в Лондоне перед 90 тысячами зрителей Игорь Численко вновь оказался в привычной компании со Стрельцовым и Бышовцем.

    Питер Уилсон в «Дейли миррор» назвал матч «великолепной, великолепной, великолепной игрой». Дональд Саундерс из «Дейли телеграф» считал, что «это была самая тяжелая и самая волнующая футбольная битва на «Уэмбли» со времени последнего чемпионата мира».

    А «Таймс» резюмировала, что в лице Численко советская команда имеет козырную карту. «Численко чувствовал себя как дома в условиях неожиданных заморозков, – отмечалось в статье. – Быстрый и увертливый, он еще раз напомнил, что относится к числу и великолепных хоккеистов».

    Своей блестящей игрой против сборной Англии Игорь Численко, пусть на время, но реабилитировал институт крайних форвардов. Михаил Якушин в какой-то мере преподал урок современного футбола наставнику самих чемпионов мира.

    По итогам сезона еженедельника «Франс–футбол» назвал сборную СССР лучшей командой Европы, а Игоря Численко, забившего 10 мячей в 13 официальных матчах – больше всех в составах сборных европейских стран, провозгласил «королем голов» на континенте. В традиционном референдуме «Франс футбола» по определению лучшего футболиста Европы Численко занял 9-е место.

    Подводя итоги сезона, Михаил Якушин утверждал: «Только он, овладев спецификой игры крайнего нападающего, в то же время по-настоящему универсален. Он умело сочетает агрессивные действия вдоль боковой линии с хлесткими выходами в центр. Эти выходы всегда неожиданны для соперников и заканчиваются мощными ударами по воротам. Универсал – это футболист, владеющий большим арсеналом технических и тактических приемов, позволяющих при необходимости сыграть на любой позиции. Численко может играть и на правом, и на левом фланге. В своем клубе он довольно успешно дебютировал и в роли полузащитника».

    Вечером, во время традиционного приема в честь гостей Игорь Численко признался: «Я вспоминаю сегодняшнюю игру, как чудесный сон. Но, конечно, каждый раз так не сыграешь…»

    Не знал и не мог даже в страшном сне предположить тогда 29-летний бесстрашный футбольный боец, что этот феерический матч против венгров станет его неофициальным прощанием со сборной.

    Еще дважды Численко появлялся на поле в футболке с буквами «СССР» на груди, но под флагом олимпийской сборной.

    Еще через 10 дней в Остраве Численко не менее агрессивно начал ответную встречу, создав на 2-й минуте острейшую ситуацию у ворот соперников. Но далее события развивались трагическим образом. На 15-й минуте защитник чехословаков нанес Игорю Численко коварный удар сзади в колено, от которого форвард уже не оправился не то что до конца сезона – до конца своей игровой карьеры. Собственно, Хагара и положил ей конец, оборвал звездный полет этого маленького гиганта большого футбола, которому было еще играть и играть на радость не только российских, но и итальянских, английских, французских ценителей настоящей игры – всех стран, где он покорял публику своим неповторимым шармом.

    Сам Игорь Численко так комментировал этот эпизод: «Жалею о том, что подставился Хагаре, как мальчишка. Кто-то из наших, то ли Гиля Хусаинов, то ли Логофет, не помню уже сейчас, отдал мне пас в недодачу. Это значит, жди подката, а я не ждал. Прием страшный. У нас его мог делать только Крижевский – ему потом врачи, взяв в руки ведро и кисть, бедра зеленкой мазали. Хагара меня сзади ударил. Перебил мне на левой ноге в районе колена все связки, нога онемела сразу. Еле встал…»

    Однако боль в колене не проходила, мешала Игорю не только играть, но и ходить, и больше он в том сезоне не появлялся. Пришлось делать сложную операцию на колене, на сборы Численко с командой не поехал, остался готовиться к новому сезону в Москве с дублерами. Но стремительно набирая форму, он вскоре присоединился к главной команде и в первом матче нового чемпионата занял свое место на правом крае атаки «Динамо». Так же рьяно, как и прежде, рвется в бой, вступает в поединки с соперниками, ведет за собой партнеров. Но прошло всего три матча, как больное колено вновь о себе напомнило, и пришлось вернуться к врачам. В чемпионате 1969 года ему суждено было появиться еще лишь однажды – 19 октября вышел на замену в Кутаиси спустя полгода после апрельского матча с киевским «Динамо».

    В очередной раз подлечившись, Численко и присущим ему усердием и энтузиазмом начинает готовиться к сезону 1970 года, опять рвется первым финишировать в кроссах, сделать больше других жимов со штангой… И не знает, что Бесков уже поставил крест на его игровой карьере, наигрывая на правом фланге смену.

    Находясь в состоянии неопределенности, Игорь изо всех сил готовится с командой к сезону. «Динамо» предстояло турне по Австралии и Индонезии, в которое Численко поехал. Он сыграл в Австралии во всех семи матчах, забив три гола. Наряду со Львом Яшиным его встречали на Зеленом континенте как звезду мирового масштаба. Своей озорной игрой, финтами, острыми прорывами, голами Численко покорил австралийцев.

    Однако по настоянию Константина Бескова после австралийско-индонезийского турне Численко за «Динамо» больше не играл.

    Прощальный матч Льва Яшина 27 мая 1971 года в Лужниках, на который съехались звезды мирового футбола, стал прощальным и для Игоря Численко, его последним выступлением перед широкой публикой. Игорь рассчитывал в последнем матче перед москвичами продемонстрировать свой прежний класс, чтобы в памяти людей остаться тем Численко, которому аплодировали крупнейшие стадионы Европы и мира. Но в распоряжении Бескова были три правых крайних нападения, и не успел Численко разогреться, как на 20-й минуте его сменил Метревели, а на второй тайм вышел Владимир Эштреков. Толкового прощания у Численко не получилось, для него этот небывалый по масштабам праздник футбола в Москве оказался омраченным.

    Закончив играть, он почувствовал свою слабость перед новыми жизненными обстоятельствами. Он искал, но не мог найти себе достойного применения. Ему предложили тренировать динамовских мальчишек – он долго ходил, смотрел, как работают другие детские тренеры, примеривался, но все же не решился: «А вдруг ничего не получится, эх, скажут, Число, сам умел, а научить не можешь» – так мотивировал он свой отказ.

    Численко долго жил один и вообще оказался одинок в этом часто непонятном для завершившего карьеру футболиста мире. Чтобы иметь опору на новом жизненном этапе, ему был нужен семейный очаг, любящая жена. И вот спустя время он случайно познакомился с Татьяной Шляховой, работницей НИИ. И постепенно Игорь вновь обрел смысл жизни. Жене не нужна была его слава, да и от этой славы к 1976 году осталось довольно мало.

    Как-то раз неподалеку от дома он повстречал своего старого поклонника. Тот предложил ему пойти в трест озеленения Москвы. Там Численко проработал несколько лет, а затем перешел в трест «Асфальтобетон», где быстро освоился и мог выполнить на заводе любую слесарную операцию. Гордился полученным званием «Ветеран труда». Как-то признался: «Футбольные сны мне уже не снятся – все больше газосварка перед глазами». Его любили в рабочем коллективе, и сам он, похоже, был доволен своей жизнью.

    К сожалению, так продолжалось недолго – случился инсульт, способность говорить была частично потеряна, обострились болезни почек и сосудов. Все это вынудило Численко стать пенсионером. Связав свои последние годы с Татьяной Шляховой, Игорь обрел не только настоящий уют, но и душевный покой.

    Он очень любил современную музыку, из поездок привозил пластинки Луи Армстронга, Фрэнка Синатры, Пола Анки, Элвиса Пресли, Эллы Фитцджеральд, Рэя Кониффа. Просто обожал знаменитую «Only you» в исполнении Пресли.

    В 1988 году бывшие партнеры Численко по московскому «Динамо» Владимир Долбоносов и Владимир Пильгуй предложили ему проехать по стране от края и до края – до самого Владивостока – в составе ветеранской команды. И хотя Игорь не мог уже играть, но публика, зная, что он в составе, во всех точках того турне требовала его выхода к кромке поля, устраивая бурные овации…

    За свою футбольную карьеру Игорь Численко провел 228 матчей в чемпионатах СССР, забив в них 68 голов. Он – двукратный чемпион СССР (1959, 1963), серебряный призер чемпионатов СССР (1962, 1967), бронзовый призер чемпионата СССР , обладатель Кубка СССР , бронзовый призер чемпионата мира , серебряный призер Кубка Европы , лучший бомбардир сборных стран Европы в (1967, 10 голов), участник отборочных матчей Олимпийских игр , чемпионата Европы . В 1966 году получил звание мастера спорта международного класса. Звание заслуженного мастера спорта СССР было присвоено в 1991 году.

    Игорь Численко

    Играя в хоккей с мячом за команду московского «Динамо» , он провел в чемпионатах СССР 79 матчей, забив 40 мячей, стал серебряным призером чемпионата СССР , бронзовым призером чемпионата СССР .

    Игоря Численко не стало 22 сентября 1994 года, он похоронен на Ваганьковском кладбище, рядом со своим лучшим другом и любимым партнером по нападению в сборной Эдуардом Стрельцовым. У его могилы часто останавливаются прохожие со словами: «Численко – наша гордость, игрок был от Бога»», «Мы жили его игрой и его великих партнеров». Они играли для народа…»

  • Авиация, космонавтика, ВПК
  • Вооруженные силы, органы безопасности
  • Дипломатия
  • Изобразительное искусство, архитектура, мода
  • Кино, театр
  • Литература, СМИ
  • Медицина, фармация
  • Наука, образование
  • Общественная деятельность
  • Опера, балет, хореография
  • Промышленность, транспорт, строительство, связь
  • Экономика, бизнес
  • Юриспруденция
  • Воспитанник московской юношеской команды «Торпедо» и московской ФШМ. Первый тренер Анатолий Михайлович Акимов.

    В 1967 году стал лучшим бомбардиром европейских национальных сборных, забив за первую сборную СССР 10 мячей, занял 9-е место в опросе еженедельника «France Football» при определении лауреатов «Золотого мяча».

    Участник поездок команды в Югославию в 1959, в страны Африки в 1960, в Японию в 1962, в Венгрию и Италию в 1963, во Францию и Бельгию в 1967. Осенью 1959 в составе московского «Спартака» участвовал в поездке по Бразилии, Уругваю, Колумбии и Венесуэле.

    В 1959—1968 годах играл в первой сборной СССР, в которой провел 53 матча, забил 20 голов и один неофициальный матч, в котором забил один мяч. Самый результативный представитель московского «Динамо» в сборной СССР. Входит в десятку лучших бомбардиров сборной СССР за всю ее историю. Финалист Кубка Европы 1964 года (2 матча). Полуфиналист чемпионата мира 1966 года (4 матча, 2 гола). Участник финального турнира чемпионата мира 1962 года (3 матча, 2 гола). 6 декабря 1967 года забил два гола в Лондоне на стадионе «Уэмбли» чемпиону мира 1966 года — сборной Англии. В том же году стал лучшим бомбардиром европейских национальных сборных, забив за первую сборную СССР 10 мячей. Занял 9-е место в опросе еженедельника «France Football» при определении лауреатов «Золотого мяча».

    Отлично играл в хоккей с мячом нападающим (в 1957—1962 годах), в этом виде спорта рано дебютировал в команде мастеров «Динамо» — зимой 1957. Был вторым призёром чемпионата СССР в 1959 и третьим — в 1960. В победном для «Динамо» чемпионате 1960/1961 сыграл 6 матчей. В чемпионатах СССР по хоккею с мячом провёл 79 матчей, забил 40 мячей.

    В 1971 году был играющим тренером команды «Динамо» . Затем работал инструктором физкультуры в одном из динамовских райсоветов, на строительстве промышленных предприятий Москвы, в тресте зелёных насаждений.