^Наверх

причина смерти рыбникова

Николай Николаевич Рыбников – один из самых выдающихся и ярких советских актёров. Он получил звание Заслуженного артиста РСФСР, а позже - Народного артиста РСФСР.Родился Николай в Борисоглебске (Воро

Вас заинтересует:

андрей мановцев визажист причина смерти

14 ноября  2015 года  в рамках Юбилейной Estet Fashion Week состоится показ последней коллекции Виолетты Литвиновой, являющим собой — эпилог неординарной,   яркой книги жизни художника-дизайнера.

Топ-модель, общественный деятель Ирина Дмитракова (на фото)  намерена почтить память ушедших мэтров — ведущих российских модельеров; организаторов первых дефиле; известных деятелей искусства — стилистов и визажистов; фотографов,   — всех тех, кто стоял у истоков модного движения и тех, кто «писал» современную историю Российской fashion-индустрии. Сегодня по прошествии 20 лет вклад всех тех, кто стоял у истоков модной индустрии России, сложно переоценить. Именно благодаря их стараниям в веке XX,   регулярно открываются моно- и мульти-брэндовые магазины в веке XXI , предоставляющие отечественные марки одежды, Недели Моды, проводимые в Москве, включены в график мировых модных показов, появляются модные издания, которые являются образцами высокого уровня, звезды культуры и искусства с удовольствием участвуют в дефиле российских модельеров, превращая традиционные показы в зрелищное действо. По прошествии 20 лет все самые популярные участники fashion-движения в России, люди, для кого мода – не просто громкое слово, а смысл жизни, соберутся вместе в этот вечер отдать честь ушедшим друзьям и великим гениям мира моды:

Алексей Греков (1964 — 2001) — один из самых передовых российских модельеров, известный не только своими коллекциями класса haute couture и pret-a-porter, но и спортивной одеждой. Основатель «Grekoff Fashion Gallery».

Виктор Соловьев (1960 — 2002), организатор российского  конкурса молодых модельеров «Международная Премия Дизайна Smirnoff» , был одним из инициаторов первых профессиональных показов российских дизайнеров. В 1999 году благодаря его непосредственному участию в Смоленском Пассаже была проведена неделя «Прет-а-порте. Новое тысячелетие», которую он курировал до последнего времени.

Александр Данилович Игманд (1942 — 2006)  — будучи виртуозным мастером индивидуального проектирования и раскроя,  «шил» одежду для первых лиц страны вплоть до главного денди Советского Союза — Л.И.Брежнева, представителей творческой советской элиты. Ведущий художник-модельер мужской одежды в СССР, автор  сезонных коллекций, получивших призы более чем на 50 всесоюзных  конкурсах, формы советских делегаций на XII Всемирном фестивале молодежи в Москве , Олимпийских играх в Сеуле . Показывал свои коллекции в Голландии и Далласе, США .  Был Художественным руководителем ОДМО с 1990 г.  до его банкротства в 2004 г., Художественным руководителем салона-ателье «Президент-сервис» и салона «Супер-Стиль»

Лев Новиков выдающийся стилист, визажист, модельер и фотограф. Сотрудничал со многими российскими  и зарубежными исполнителями (И.Понаровская, К.Орбакайте, Эрик Курмангалиев, Ricchi e Poveri,  Anna Oxa,   Eros Ramazotti,  Matia Bazar,   Ricardo Fogli,  Fiordaliso) . Работал в качестве стилиста на первом конкурсе «Мисс Россия». Многократный участник художественных фестивалей.

Дмитрий Власенков (1958 — 2002), фотограф, работы  которого часто  публиковались в изданиях «Shape», «Playboy»; лауреат конкурса «Серебрянный венок», бессменный участник многих московских выставок.

Андрей Мановцев (1962 — 2005) — один из лучших стилистов и визажистов России. Работал на первом показе Пьера Кардена на Красной площади. Долгое время сотрудничал с марками Coty, Helena Rubenstein. Гримировал телеведущих (передачи «Слабое звено», «Кто хочет стать миллионером», «Всё сразу» и др.), сотрудничал со многими российскими модельерами (в т.ч. Елена Супрун, Юлия Далакян)

Людмила Доброхотова (1961 —  2012) — российский модельер, дизайнер. В 1986 году являлась  главным художником по трикотажу Тульского Дома моделей, через год художником по костюмам в театре моды «Контур». В 1990 году учредила собственную фирму по производству трикотажных изделий ручной вязки. В 1998 году переехала в Москву, где заявила о себе как об одном из наиболее оригинальных модельеров России. Коллекции Доброхотовой появлялись в самых престижных бутиках Москвы и Европы. В 2000 году открывала собственный дом моды. Становилась лауреатом многочисленных профессиональных премий и членом Ассоциации Высокой моды и прет-а-порте России. Неоднократно была председателем жюри различных конкурсов («Кутюрье года», «Студенческая весна» и др.). В последние годы жизни занималась промышленным трикотажем. Являлась членом Творческого Союза Художников России и Международной Федерации Художников.

Виолетта Литвинова (1969 — 2015) — будучи динамичным выразительным художником, дизайнером, модельером, создавала каждую коллекцию в своём стиле, совмещая современность и уважение к традициям, стремилась пробуждать в женщине желание быть ни на кого непохожей. Бесконечно находясь во власти собственных экспериментов, Виолетта соединяла в своих коллекциях не сочетаемые на первый взгляд материалы и время. При этом всё, что она придумывала или создавала, всегда походило на сказочную историю, в которой сама же она являлась и автором, и, зачастую, исполнителем.

Была участницей ряда художественных выставок, таких как знаменитое «Буйство на горе Ана-Дырь под пение никитинских рыбок», »Марсе»,  акции «Укутанная куколка», воплощая свои идеи в графических работах, отличавшихся яркой самобытностью, живописных коллажах и костюмах из картона.

В 1995 году дипломант фестиваля «еn Vogue Vilnius».В 1997 году на конкурсе «Образ Моды» получила премию за лучший головной убор.

Работы  Виолетты публиковались в таких изданиях как «Cosmopolitan», «ELLE», «Officiel», «ОМ», «ОНА», «STEP», «NRG», «Маруся», «Я сама», сделав её заметной фигурой в художественной жизни Москвы.

В последние годы была постоянным участником Недели Российской Моды. Являлась членом Международной организации «Союза Дизайнеров».

Лариса Лазарева  (1969 — 2015) — художник, дизайнер,   директор отдела моды журнала Men`s Health. В 1980–1990-е годы Лариса вместе с Региной Козыревой входила в дуэт «Ла-ре», занимавшийся альтернативной модой. Участвовала в создании коллекции прет-а-порте совместно с галереей «Аз-Арт» Инны Шульженко.

Благодарим за помощь в организации показа Виолетты Литвиновой — лично  Елену Супрун и Андрея Аболенкина  за предоставленную коллекцию.

Спустя четыре года после ведения этого блога Яна решила рассказать о себе. Формальный повод — ее день рождения. Шокирующие откровения, разумеется, прилагаются.

Мои родители

Я родилась в семье небогатого профессора, доктора медицинских наук, известного стоматолога-ортопеда и зав. кафедрой Волгоградского медицинского института Виталия Юрьевича Миликевича. В юности и молодости, подозреваю, он был ужасным ловеласом, а также — это я точно знаю — мастером спорта по спортивной гимнастике с отличной компактной фигурой (168 см. рост — и из них 99% мышцы).

Если спросить меня, какую материальную потерю я считаю невосполнимой, то это — сумка с его фотографиями, которая нашлась сразу после его гибели в 1998-м в автокатастрофе, а потом потерялась навсегда непонятно как. Остались пара совсем юношеских, где отец зачем-то в морской форме. Кстати, он погиб в тот день, когда был назначен деканом 3-го московского мединститута. Это вообще уложить в голове не получается до сих пор, и не получится, похоже, никогда.

Когда я родилась, он еще был доцентом. Я в 9-м классе перепечатывала на машинке «Эрика» его докторскую диссертацию, решая сразу массу задач: учась быстро печатать слепым методом, экономя семье деньги на оплату работы машинистки и лечась от собственной несчастной любви. Как выяснилось, попутно была решена еще одна проблема — я все узнала про пародонтоз, клыки в окклюзии, строение верхней и нижней челюсти и лицевые мышцы. Когда мне приходилось беседовать с косметологами и пластическими хирургами, они поражались моей осведомленности, а я всегда вспоминала, как не любила засовывать копирку между листами. Если что, меня никто не заставлял это делать — не надо строить домыслов про эксплуатацию детского труда алчными родителями-стоматологами-врачами-убийцами. Мне просто нравилось печатать на машинке, а еще несчастная любовь.

А мама моя была красавицей и кандидатом мед.наук-доцентом-хирургом-стоматологом. Они работали с отцом в одном институте, но на разных кафедрах (ее кафедра называлась неприлично, «хирстом»). Впрочем, мама до сих пор красавица и до сих пор работает.

Зовут ее Вилена Исмайловна Исмайлова (девичья фамилия, которуя она отстояла в боях с моим темпераментным папой). Она — азербайджанка, коренная бакинка, и в драматических семейных ситуациях, которые случались регулярно, говорила: «Я — свободная женщина Востока. Ленин меня из-под стола вытащил, только он меня туда обратно и засунет».

В общем, анекдот, как узбек женился на украинке и пытался объяснить ей, как надо его встречать с работы, если тюбетейка у него на левом ухе — и как она ему сообщила, что если она руки на груди скрестила, то ей по хрену, на каком ухе у него тюбетейка, — был у них любимым, да. И за 30 с лишним лет брака не утратил своей актуальности.

Я росла среди учебников по хирургической стоматологии (можете представить, какие занимательные там веселые картинки?:), разговоров о правильных-неправильных прикусах (все ведущие программы «Время» и даже ведущие передачи «Спокойной ночи, малыши» оценивались по этому признаку), уходов мамы на ночные дежурства («суп в холодильнике, не забудь разогреть»), ее приходов наутро со словами «Сменю профессию, весь мордобой с вокзала с переломанными носами куда, как вы думаете, везут?!» — и феерических застолий, которые она устраивала. Это вам не первое-второе-третье-компот. Это плов, фаршированная рыба, форшмак, лобио, аджапсандале, винегрет, селедка под шубой, холодец, долма-сациви-люля-кебаб и прочие генацвале. Ну и еще торт-наполеон.

Мой национальный вопрос

За столом собирались человек 20-30. Комната была 21 кв.м., это, по-моему, противоречит законам физики, а они еще все и танцевали там же, а половину комнаты занимало черное пианино с канделябрами. Мама на нем играла и пела из Нани Брегвадзе: «Снегопаад, снегопаааад, не мети мне на коооосы, не стучись в мою двер…» Из-за акцента, который в песне звучал сильнее, чем в речи, я долго была уверена, что слово «дверь» пишется без мягкого знака. Хотя у меня была стопроцентная грамотность — та, что называют «врожденной», но вообще-то она случается с детьми, которые читают все подряд. Сейчас моя грамотность стала портиться, иногда лезу в словарь, но чаще некогда. А в детстве словарями не пользовалась, мне прямо странно было, как можно написать слово с ошибкой? Оно же некрасиво выглядит как-то:))

За этим столом, длинным, как ялтинский пирс, были люди любой национальности. Армяне (дядя Налбандянчик, я вас очень любила, а вашу тетю Гаяночку обожала вообще, мне так странно и одиноко, что вас с нами больше нет, и отца моего нет), грузины, евреи, поляки, азербайджанцы, украинцы, татары и дядя Толя Иванов, лучший отцовский друг.

Мама и ее лучшая подруга детства, Манечка. Еврейка, уехала из Баку в США во время армянских погромов — не могла на это смотреть

Лет в 10 мой сын пришел из школы и поделился страшным открытием про одноклассника: «Мам, а Тенгиз — грузин! А все грузины…» Пришлось объяснить: а) в нем самом намешано столько кровей, что если начнут бить по этому признаку — не увернешься; б) обобщение «все грузины» (все армяне, все французы…) — самое отвратительное плебейство, которое только бывает; в) лучше пусть он получит пять двоек, чем я еще раз такое услышу. Помогло.

Мое драгоценное благосостояние

За тем же столом в комнате 21-кв-м можно было (если бы я задавалась таким вопросом) обнаружить людей любого достатка и социального положения. Артисты, балерины, преподаватели музыки (меня пытались учить, потерпели фиаско, я сбежала из музыкальной школы в 4-м классе), рабочие, строившие отцу гараж (стройка века, длилась лет 5, по-моему, отец с ними там чудно выпивал на руинах, и никто не был заинтересован в ее окончании), журналисты, юристы, медсестра, рабочий с не-знаю-какого-завода. Возраст, кстати, тоже иногда варьировался от 30-ти до 65-ти. Всем было весело. Хохотали как подорванные.

Тогда я поняла: людей объединяет не национальность, не достаток, не возраст и не наличие высшего образования, а умение смеяться одним шуткам и пожимать плечами по поводу других. Это до сих пор мой индикатор в отношениях. Если человек не считывает иронию, объяснять что-либо, как правило, бесполезно. К количеству прочитанных книг и ученых степеней это не всегда имеет отношение.

По причинам странно понятых понятий о чести и долге, отец не брал взяток за поступление кого-то в институт и иногда спускал очередного жертвоприносителя с банкой черной икры с лестницы. Денег регулярно не хватало, занимали до получки. Но ездили на машине по всему Союзу, и даже за границу  — в ГДР. Отец обожал часы — сегодня бы он мечтал о Jaeger-LeCoultre или IWC, а тогда все ограничивалось пятой моделью «Ракеты» или «Полета». А мама раз в месяц шила новое платье в ателье и часто делала головокружительные укладки в парикмахерской, плюс крем Pond’s. Отмазка у нее была, конечно, железная: «Я читаю лекцию студентам, я должна выглядеть!»

Короче, при такой тяжелой наследственности все попытки учить меня экономии — примерно как если бы бегемота кому-то пришло бы в голову учить танцевать.

Как нетрудно догадаться — Париж. Мы сбежали из оплаченного редакцией Аи Ф Hotel du Luvre в тот, где надо было платить самим. Потому что он нам больше понравился

А у меня в качестве индульгенции всегда вспылывает фраза маминой вечной подруги-соперницы с дивным именем Мальвина Израилевна: «Вилена! Девочку надо одевать, а остальное — как получится.» Сама Мальвина Израилевна была первой красоткой Москвы. Как она ходила в Большой — так теперь даже Мира Дума на модные показы в Париже не ходит. И пахла духами, я в ее именно исполнении впервые узнала, что такое Miss Dior Christian Dior, Chanel N5 и прочее запретное-валютное-прекрасное. Она что-то маме говорила в кухне на Большом Каретном, а я сидела тихо и нюхала.

Мои университеты

Краснеть я родителей заставляла регулярно. Все родительские собрания начинались и заканчивались словами: «А вот ваша Яна…» Глаголы менялись в зависимости от класса: «дралась», «болтала», «ушла с уроков и увела весь класс», «курила и ругалась матом». В третьем классе меня поймали в троллейбусе без билета, это был какой-то показательный рейд, моим фото украсили все троллейбусы с подписью «Злостные зайцы города-героя». Соответственно, все папо-мамины студенты могли сделать выводы о воспитательных способностях своих преподавателей.

В 8-ом классе я устроилась на каникулах работать доставщиком телеграмм. Мне казалось, это круто. А родителям — что это ужасно, если девочка из приличной семьи одна ходит по чужим квартирам. Как будто ей есть нечего.

А, еще я после 8-го же класса выкрала из школы документы и из Ялты рванула в Одессу поступать в мореходное училище. Я хотела стать капитаном дальнего плавания. Вообще бредила фок-грот-бизань мачтами, стакселями, реями, вантами и прочим. Настояла, чтобы у меня даже взяли документы — у девушек их не брали под любым предлогом, но я потребовала показать мне бумажку, где написано, что девочкам нельзя, и получила направление на медкомиссию. И впервые узнала, что у меня близорукость -4, и капитаном дальнего плавания мне не быть.

Это было главное родительское несчастье. По законам жанра, я должна была идти в медицинский продолжать традицию. Но мне хотелось писать, и с «лейкой и с блокнотом, а также с пулеметом». А не со скальпелем и с бормашиной.

Мама была единственной мамой абитуриента, кто, узнав, что дочь получила за вступительное сочинение на журфак МГУ оценку 5/5, рыдала не от счастья, а от горя.

Мои города

Я родилась в Волгограде по странному стечению обстоятельств — мама с папой познакомились в аспирантуре в Москве, и должны были тут и оставаться, но как-то так хитро сложились их жизненные парадигмы, что они по распределению отправились в Волгоград, хотя мама все время пилила папу, потому что после красавца-Баку оказаться в степи с тремя продольными улицами — конечно, кошмар.

Но я никогда не ощущала Волгоград своей родиной. Всегда — временным пристанищем. С мая по сентябрь меня отправляли в Ялту, где жили родители отца, а бабушка там работала учительницей начальных классов, и меня по ужасному блату брали каждый год в соответствующий возрасту класс. Я учила украинский язык — ничего не помню, кроме имени Леси Украинки. Зато на ЮБК-суржике могу объясняться без акцента. Считалось, что меня отправляют, чтобы поправить здоровье. По факту — пить, курить, драться кастетами, воровать мороженое и ругаться матом не хуже портовых грузчиков я научилась именно в Ялте. Люблю ее за это безмерно.

В детстве лето значит гораздо больше, чем вся остальная жизнь. В остальной жизни ходишь в школу, летом — растешь.

Ялту я считаю своей родиной. Приехав в Москву в 6-м или 7-м классе с отцом, четко поняла, что жить буду именно здесь. А тосковать всегда по Ялте. Обожаю горький запах московского метро. И влажный запах крымской пушистой розовой акации. Ею можно было щекотать щеки. Еще про города: люблю Манхеттен за то, что он похож на Москву. Особенно в тех местах, где из-под земли пахнет подземкой. Люблю Лондон за респектабельную безбашенность, Париж — за серые крыши, греческий остров Корфу — за то, что он так похож на Ялту.

Мои представления о прекрасном

Я вообще не была девочкой-девочкой. «Три мушкетера» были любимой книжкой, но я никогда не воображала себя Констанцией или Миледи. Скорее какой-то смесью д’Артаньяна с Атосом. Чуя инакость, девчонки меня не любили. Среди мальчишек у меня были друзья, среди девочек — мало.

Несмотря на всю «недевочковость», в 10 лет я проколола себе уши. Мы с подругой кололи их себе значками — кто помнит, были такие значки, не застегивающиеся на замочек, их надо было втыкать, как иголку. Значки мы предварительно прокалили на спичке в целях дезинфекции. Разметили уши шариковой ручкой. Докололи значками до того момента, когда шкура на задней стороне уха начала оттопыриваться. Потом вытащили значки, взяли заточенные предварительно напильником сережки (25 коп. куплены в Ялте в магазине Галантерея) — и докалывали уже ими. Что было с родителями, когда они это увидели, не буду рассказывать. Отрыдав, они купили мне золотые сережки «для девочек». Я отказалась их носить. Почему-то «золотые сережки для девочек» казались мне верхом мещанства.

Первая тушь, не украденная у мамы, а купленная на свои деньги, заработанные за месяц уборки гримерных театра Моссовета (это первая запись в моей трудовой книжке, если что) — Lancome. Первые духи, подаренные мне моим мужем — ныне вашим астрологом — на мой 18-ый день рождения — Estee Lauder в голубеньком чехольчике.

Первый опыт работы с макияжем — в гинекологическом отделении, куда я загремела с кровотечением. Набором Pupa, купленным в «Березке», я красила всю свою палату. В субботу, когда ожидался наплыв посетителей, ко мне выстраивалась очередь из других палат и даже из других отделений. Такая слава не снилась и Тому Пешо.

Но вообще с 17-ти до 30-ти лет меня занимала только любовь и взаимоотношения с мужчинами. Как-то между делом я успела поработать на телевидении и даже вела передачу «До 16-ти и старше» и литературную викторину для старшеклассников «Автограф».

На съемках «Автографа». Крайний слева — отличный детский поэт Валентин Берестов. Крайний справа — писатель Андрей Битов

ДК МЭЛЗ, съемки за кулисами «Ассы». На сцене — Гребенщиков. Слева — моя подруга Вера по прозвищу «Мрачуга»

В центре — Галина Волчек, я — справа от нее, у наших ног — ваш астролог, который тогда носил усы и общался со звездами искусства, а не с небесными светилами

В общем, я много где работала и много чего писала, но думала все равно только о любви.Все слова из этой семантической группы — «ревность», «нежность», «измена», «прощение», «прощание», «возвращение», «навсегда», «никогда» — были опробованы на вкус, цвет, запах, ощупь и на жизнь. Иногда все одномоментно, за какие-нибудь пару часов.

Съемки литературной викторины для старшеклассников «Автограф», редакция детских и юношеских программ ЦТ

Наверное, это правильно. Только решив для себя главное, можно заниматься такими пустяками, как работа, карьера, жилплощадь и прочее жизненное благоустройство.

Удостоверение редактора красоты. До этого такой должности вообще не существовало — казалось, женщины как-то сами разберутся, как мазать крем на морду

«Домовой» отличался от всех прочих работ, которые у меня были — это была не работа, а практически жизнь, и семья, и друзья, и все сразу. Наш ребенок вырос в этой редакции. Там же он научился всему лучшему — например, виртуозно ругаться. Чувство юмора ему было привито тоже там. Иначе бы он просто не выжил.

Мои друзья и другие недостатки

Я очень плохо умею дружить, как дружат женщины — рассказывать километры в жанре «а ты? — а он? — а ты?» и давать советы. Этим советам, во-первых, все равно никто не следует, а во-вторых, то, что кажется органичным и правильным мне, необязательно будет таковым для другого. Самой мне тоже почти ничего посоветовать нельзя. Так что тут ставим жирный минус.

Когда-то мы очень дружили с Аленой Свиридовой и ее котом. Если бы я умела дружить — дружили бы до сих пор. Алена классная

Я умираю от скуки среди длинных деньрожденческих или любых других посиделок в ресторане, где количество людей превышает 6, и говорить о чем-либо невозможно. Мне ужасно жалко времени, я лучше бы пост или заметку какую написала. Поэтому манкирую ими при малейшей возможности. За это на меня многие обижаются, и снова ставим минус. Все вечеринки обычно вгоняют меня в тоску.

Я редко звоню кому-то по телефону, чтобы просто поболтать, потому что в день иногда бывает такое количество звонков, что хочется не поболтать, а помолчать. И друзья теряются. Минус, минус, минус.

Я готова, когда и если нужно, приехать, помочь, разрулить, устроить. Но каждый день поддерживать контакт — не умею.

Мой лучший друг — ваш астролог. Он тоже иногда обижается, но привык. Если кто-то меня и понимает, то он. Еще у меня отличный друг — мой сын. Это офигенно приятно. Самое главное — чтобы было, кому сказать, если увидишь тучу. Для глобальных событий в жизни всегда найдутся слушатели. А вот просто: «Смотри, какая туча!» — если есть кому, то — счастье.

Меня удивляет привычка людей смотреть телевизор. Что они там видят интересного, кроме рекламы и промывания мозгов?.. Но поддержать светскую беседу о том и тех, кто там показывается, я не в силах. Я ни разу не видела ни передачи «Голос», ни даже «Евровидения».

Меня ставит в тупик нежелание (или неумение?) людей думать самостоятельно и заменять этот увлекательный процесс блоками «так сказали в передаче», «так все говорят», «прочитала в журнале», «купила по вашему совету банку, а она оказалась бякой», «грузины лучше, чем армяне — чем?! — чем армяне».

Мне странна привычка людей с подозрением относиться к тем, у кого, например, больше денег, или больше возможностей, или пока все хорошо, или к тем, у кого просто другой разрез глаз и бэкграунд. Все проходят одни и те же этапы, решают одни и те же проблемы, никому не даются те задачки, которые он не в состоянии решить, если направит энергию в правильное русло, а не в сторону зависти к соседу. Это разве можно не понимать?.. А вот — можно. Одним из первых крутейших визажистов в России был Андрей Мановцев. Рената Литвинова его обожала. Все у него так отлично складывалось, что одни его любили, но многие — ненавидели. Он умер молодым. Не надо никому завидовать.

Я легко обижаюсь и часто спрашиваю себя, во всем ли я была права. Редко бываю уверена в этом наверняка. Хотя об этом мало кто догадывается. Люди часто принимают бойкий темперамент за непробиваемую уверенность в себе. А это вообще-то разные вещи.

Я легко рассказываю о себе (как вы могли заметить :), но никто никогда не в состоянии понять другого до конца. Да что там другого, мы себя понять не в состоянии. Поэтому какой бы вывод вы ни сделали обо мне по прочтении этого эпохального поста, завтра все будет не так, а послезавтра — вообще по-другому.

Я ужасно рада, что мы встретились с Юлей, и все получается интересно, несмотря на то, что мы иногда готовы друг друга убить. Юля очень крутая и сильная, хотя ей временами очень хочется думать наоборот:)

Про этот блог

У Андрея Шилкова стартовал второй курс макияжа для визажистов. Еще весной, когда в его Инстаграме только появилось объявление о наборе первой группы, я сразу записалась. Ожидания были высокими. Еще бы, Шилков взялся за обучение только после двадцати лет в индустрии, когда каждый третий штампует мастер-классы, проработав от силы несколько лет. Это был один из немногих шансов выучиться у настоящего профессионала, выведать его любимые приемы, средства и получить оценку своей работы — строгую, но справедливую. Мне повезло даже больше одногруппниц: после обучения у меня появилась возможность начистоту обсудить с Шилковым и сам курс, и его впечатления от него.

Потому что мне не все равно, что происходит с профессией. То, что я вижу, приводит меня в ужас. Многие школы не отвечают тому уровню подготовки, который культивировали, когда я учился. Преподаватели не работают на съемках и не развиваются. Как человек, который ни разу не работал в глянце, может научить макияжу для глянца? Основной моей целью было обучить молодых специалистов работать современно. Я хочу доказать, что в профессии можно и нужно развиваться.

  Почему сейчас так много второсортных школ? Визажист же не самая прибыльная профессия.

Ну, она всегда была очень привлекательной, потому что в ней якобы не надо работать, а только загребать пакетами косметику. Люди не знают, что это очень дорогая профессия. И в нее приходят заслуженно. Представьте, если завтра случится обвал

Учитесь у лучших, у них огромный опыт работы не только в преподавании, но и в глянце. Глянец — это высший показатель профессионализма, потому что в него попадают только лучшие.

Лично я уважаю Наталью Власову и совсем не потому, что я веду курс в ее школе

У нас сильная школа. Ее сформировали Лев Новиков, Андрей Мановцев, Наталия Черкасова. А индустрии и профессионального сообщества нет. Люди разделены на касты. Есть те, кто проработал лет двадцать и добился уважения глянца. Есть «полукровки», которые начали хорошо, но пошли шлепать коммерческие макияжи. И третьи, «чес по регионам», работают на аудиторию, которая вообще не разбирается в макияже.

Я хочу, чтобы каждый мой ученик понимал, что он делает и куда движется

Тем сложнее задача. Глянец сейчас в кризисе, не хочет платить гонорары. Но он понимает, что для качественного результата должна быть крутая команда. Так что скоро все вернется на круги своя.

Потому что все давным-давно разделено на касты. Сейчас от любого молодого специалиста требуется только одно — работать. Посещать достойные мастер-классы, учиться у западных коллег и передавать опыт им. Они очень ценят нашу русскую школу и приезжают на тренинги к нашим артистам.

Я даже уверен в этом. Полное отсутствие желания быть актуальными. Артистам нужно развиваться с той же скоростью, что и индустрии косметики. Но всегда есть те, кто тянется к знаниям, и те, кому все равно. В целом на дворе сейчас махровые девяностые.

Абсолютно. У нас все объясняют хэштегом «я так вижу». В арт-макияже, например, важны и идея, и исполнение. Нельзя просто побросать красок на лицо и посыпать блестками.

В целом — нет. Я хочу, чтобы каждый мой ученик понимал, что он делает и куда движется. В свое время у меня был кризис профессии, но потом я понял, что просто не имею права ее бросать — из-за людей, для которых я был примером. Мне бы хотелось дожить до преклонных лет и гордиться учениками.

Если считаете, что вам не нужно работать с клиентом — не работайте. Если хотите сесть на два стула — есть определенные условия, которым нужно следовать.

Каждый раз, и они чаще всего соглашаются. Женщины не всегда открыты для внезапных экспериментов, поэтому я их готовлю постепенно. Это процесс индивидуальный и небыстрый.

Глобально — отлично. Первые полгода я странно себя чувствовал, потому что есть свобода, а ты не знаешь, что с ней делать. Но я благодарен брендам, которые хотят со мной работать и уважают мой выбор. А я уважаю их. Не вижу ничего плохого в том, чтобы продаваться. Вы продаете свой труд и профессионализм. Это абсолютно нормально.

АНДРЕЙ Шилков: «ЕСЛИ БЫ не ВЫБРАЛ ПРОФЕССИЮ визажиста, СТАЛ БЫ зубным ВРАЧОМ ИЛИ преподавал БЫ ХОРЕОГРАФИЮ»

Любой текст про крутого визажиста начинается с перечисления регалий: каким звездам макияж делал, с какими дизайнерами работал, сколько фотосессий и обложек для глянца снял. Андрей Шилков всего этого терпеть не может, хотя список у главного визажиста Yves Saint Laurent в России получился бы достойный и внушительный. «Андрей — это такой закрытый клуб, в который все хорошие девочки попадают», — сказала актриса Аня Чиповская, с которой они два часа беседовали в «Симачев-баре». Welcome to the club!

АНДРЕЙ: В июле летал в Америку, две недели провел в Нью-Йорке и две в Майами. Для меня в последнее время лучший отдых — овощной. Лечь в шезлонг, в ушах музыка, в руках книга.

АНДРЕЙ: Женский рэп агрессивный — Лил Ким, Фокси Браун. И, по контрасту, классика: арии из «Тоски», «Мадам Баттерфляй», «Русалки». Люблю слушать Суми Йо, это корейская оперная певица, у нее потрясающее сопрано. Когда она поет произведения Моцарта на немецком языке, рассудок теряешь: берет такие ноты, что кажется, это не человеческий голос, а инструмент. Когда дома один, Шопена люблю слушать, его музыка у меня ассоциируется с открытыми окнами в пол, и белые прозрачные шторы медленно раздуваются от ветра.

АНДРЕЙ: В двух городах, очень разных. Париж — маленький, с узкими улочками, в нем есть что-то порочное. Нью-Йорк — это абсолютная свобода, жизнерадостные люди, которые тебе улыбаются и запросто могут сделать тебе комплимент: «Мне нравится твоя прическа» или «Классная у тебя сумка».

АНДРЕЙ: Бабушка, конечно. Она главный человек в моей жизни, благодаря ей я полюбил музыку, балет, театр, живопись. А мама была первым лицом, на котором я практиковался.

АНДРЕЙ: Совсем нет. Если бы мне сказали, что буду визажистом, не поверил бы. Я был фанатом сцены, долго играл в детско-юношеском театре, потом переключился на живопись и рисовал, наверное, лет до 35-ти. Сначала это была акварель, портреты. Потом меня увлекли Поллок, Дали, Пикассо. Но главным открытием стала Тамара де Лемпицка, ее женщины с гипертрофированными формами, потрясающая работа со светом и тенью. Все визажисты должны изучать на примере ее работ, как свет ведет себя на лице, как он создает тени, блики. Еще мне близка Фрида Кало — ее реализм, драма, смесь любви, страсти и мистики.

АНДРЕЙ: Видел. Но биографические фильмы не всегда удачны, потому что в кино всегда есть такой момент: смотришь и особо не переживаешь, заранее зная: все будет хорошо.

АНДРЕЙ: Скорее открытые, меня притягивает их непредсказуемость и недосказанность. Помнишь «Основной инстинкт»? Каждый зритель может закончить его по-своему: кто-то убийством, кто-то продолжением бурного романа.

АНДРЕЙ: Особенно советские. «Любовь и голуби», «Служебный роман», «Приходите завтра» — это же клондайк афоризмов и цитат. И голливудские старые картины люблю тоже. Я вырос в маленьком провинциальном городке, и в детстве у меня не было возможности их увидеть, хотя я знал, кто такие Марлен Дитрих, Элизабет Тейлор, Мэрилин Монро. Поэтому, когда у меня появилась возможность, я взахлеб пересматривал всю их фильмографию.

АНДРЕЙ: Это правда. Я коллекционирую книги о ней, друзья дарят мне раритетные издания, одну фотографию Мэрилин даже купили на аукционе специально для меня. Это одна из ее последних фотосессий. И большинство людей, которые видят эту фотографию, конечно, говорят о том, какая от нее идет энергетика сексуальная. Но меня там привлекают глаза Мэрилин. Может быть, потому что я знаю, что это один из последних ее снимков, я читаю в них вопрос: «Почему?» Для меня Мэрилин не секс-символ, а личность с потрясающим внутренним миром, с непростой судьбой, но при этом нереально оптимистичная, добрая. Я читал много ее личных дневников. Она любила всех: своих близких, коллег, детей, особенно детей Артура Миллера, их фото стояло на столике у ее кровати.

АНЯ: Ты сейчас высказал верную мысль: есть человек, а есть образ, который в нем хочет видеть общество. И часто человек становится заложником этого образа. Люди из мира глянца, которых я встречала, безумно активны, куда-то бегут, стараются везде быть первыми. Но когда я встретила тебя, то поразилась. Ощущение было, что человек пришел не работать, а отдохнуть, получить удовольствие, накрасить цыпочку. Как у тебя получается оставаться собой?

АНДРЕЙ: Я много работал над собой, чтобы переключить максимализм и амбиции на позитив и лояльность. Помогло второе высшее образование, психологическое.

АНЯ: Сейчас почему-то всем кажется, что быть актрисой, моделью, визажистом, дизайнером — несложно. Достаточно сняться в сериале или нарисовать свитер — и ты в профессии. Как ты относишься к этому разгулу «мыльных пузырей»?

АНДРЕЙ: С одной стороны, наблюдать это грустно. С другой, на каждый товар найдется купец. Есть раки по пять рублей маленькие, есть по 15 средние, и есть омары за 50. Рынок большой, предложений много, пусть каждый выбирает по средствам.

АНДРЕЙ: Да, это у меня мечта была с детства. Потом, хотел бы быть преподавателем балета. Обожаю преподавать, отдаюсь этому делу полностью. Может, это смешно прозвучит, но для своих учеников стараюсь стать таким крестным отцом. Мне до многих вещей приходилось самому доходить, пока в моей жизни не появился Андрей Мановцев, который меня многому научил в плане макияжа, общения, работы со звездами. Когда я кого-то обучаю, мне хочется поделиться всем, что я узнал за годы работы, помочь делать карьеру мягко, не набивая шишек.

АНДРЕЙ: Меня всегда вдохновляло мастерство таких визажистов, как Кевин Окоин, Фред Фарруджа, Шарлотт Тилбери. Глядя на их работы, я понял, как важно не стоять на месте и не оставаться в рамках: они постоянно старались изменить правила, что-то усовершенствовать, найти альтернативные пути, новые текстуры. Ведь несмотря на то что косметический рынок огромен, всегда чего-то не хватает.

АНДРЕЙ: Моя мама выписывала журнал мод «Кузнецкий мост», польский журнал «Урода» из командировок привозила. Помню, у мамы был тональный крем Lancome Maquimat в резиновом тюбике, оттенок — темный шоколад. Она смешивала его с обычным кремом и пользовалась по праздникам. И духи французские были, я видел, как мама их наносит — и копировал, интересно же, что это такое. Пока я практиковался, духи закончились, пришлось налить во флакон воды. Вот мне досталось тогда!

А профессию я выбрал отчасти потому, чтобы покончить со стереотипами: что красная помада только на вечер, что тональный крем портит кожу, что кремом нельзя пользоваться зимой.

АНДРЕЙ: Неправда. Я скажу откуда, это пошло: самый популярный советский крем «Балет» содержал ланолин, который при нулевой температуре замерзает. Поэтому на улице лицо обмерзало тоже.

АНДРЕЙ: Давно хотел, еще до засилья блогеров. Во мне скопилось куча информации, которая требует выхода. Но для блога нужно свободное время, хорошая камера, студия — я же перфекционист. Поэтому позже.

АНДРЕЙ: Мой последний помощник просто написал мне письмо: хочу с вами работать. И я его пригласил. Нельзя бояться сделать первый шаг, на два ответа «нет» всегда есть один ответ «да».

АНДРЕЙ: Почему так долго и так тяжело? Я ведь долго делал карьеру. Хотя есть в этом и положительный момент: пока идешь к цели, учишься защищаться, обрастаешь жесткой кожей, непробиваемой скорлупой, как грецкий орех. Да, вот хорошее слово: грецкий орех.

АНДРЕЙ: Одно время боялся возраста. Моя профессия сродни женской сущности, а женщины возраста боятся. Но после 30-го дня рождения страх ушел, и я теперь с гордостью говорю, сколько мне лет.

АНДРЕЙ: 41 год. А вот когда мне будет 60, и я трясущимися руками буду делать макияж, а мой помощник будет возить меня в кресле на колесиках…

АНЯ: Заметно, да: на тебе сейчас черная шапка, черное худи, черные штаны, черные угги, черный пуховик и очки в черной оправе.

АНДРЕЙ: Я сейчас мысленно перебираю свой гардероб и понимаю, что там засилье Rick Owens. Нравится Balenciaga, Alexander Wang, Givenchy. Эди Слимана люблю за рок-н-ролльность. Хотя ты же знаешь, могу надеть и какую-нибудь…

АНЯ: …шапку-пирожок. С брошкой! (Еще громче смеются.) Помню, как ты в ней на вечеринку пришел, я за километр заметила, что у тебя во лбу звезда горит.

АНДРЕЙ: Обожаю все это: кольца, браслеты, броши. Коллекционирую винтажные украшения, они в основном черные, очень сложные. Надеваю их редко, но страшно от них фанатею. Если была бы возможность носить кольца на всех пальцах, я бы носил. Но из-за работы не могу.

АНДРЕЙ: Корсетную не люблю: выглядит красиво в костюмных фильмах, но носить все это слишком сложно. Хотя и в корсетности есть плюс — сразу чувствуешь себя подтянутым, стройным. А эпоха любимая — 1920-е, годы раскрепощения: женщины стали носить прозрачную одежду, использовать много макияжа, появился джаз. Еще 1930-е и 1950-е — красивая сказка на экране, расцвет сексуальности, фривольные пин-ап-календари. И, наверное, 1990-е тоже: гранж, отсутствие запретов, возможность самовыражения. Часто к ним обращаюсь.

АНДРЕЙ: Да. Но в церковь не хожу. В нашей церкви сложно находиться, там постоянно испытываешь чувство не то что тревоги, а какого-то дискомфорта. Однажды я шел мимо церкви в Нью-Йорке — там люди пели, хлопали, были на подъеме. А я подумал: надо же, какой контраст — в этой церкви радость бытия, а в нашей заунывный плач, который из тебя душу вынимает. Вообще мне сложно об этом говорить, меня никогда об этом не спрашивали.

АНДРЕЙ: Знаешь, в прошлом году я ходил в Большой на «Бориса Годунова». И когда из России действие перенеслось в Польшу, снова этот контраст ощутил. Сначала серость и заунывность — и вдруг бриллианты, веера, женщина в голубом платье, которое на всю сцену сверкает. Я даже подумал: так, а после антракта куда я вообще зашел?

Кстати, «Анна Каренина» вчера стала доступна для скачивания, хочу посмотреть. Очень разные отзывы о фильме, от неприятия до обожания. Это мое любимое произведение, удивительно, как тонко мог мужчина женский характер раскрыть. Бесконечно могу перечитывать. А вот к «Мастеру и Маргарите» не лежит душа.

АНЯ: Возможно, когда у тебя появится время, ты обратишься к этой книге, мне кажется, линия Пилат – Га-Ноцри покажется тебе близкой. Булгаков, по-моему, был пришельцем, откуда он только брал своих персонажей?

АНЯ: Колдунью, объясню почему. Это живая женщина, которую терзают страсти. А маленькая красавица, которая чирикает с птичками, меня не вдохновляет. Но это не значит, что все положительные персонажи скучные. Помнишь кино «Цветы лиловые полей» с Вупи Голдберг? Там она грандиозно сыграла подавленную и угнетенную мужем женщину, идеально терпеливую, абсолютно положительную. И нет ни минуты в фильме, когда ты не хотел бы схватить нож и пойти убивать ее муженька. Так что все индивидуально.

Играть добро невероятно сложно. Зло, как правило, действует, строит козни, можно найти миллион способов сыграть злодея. Но самые великие артисты — те, которые умеют играть добро.

АНЯ: Пусть фею, но у нее может быть та-а-акая палочка — звезданет не по-детски! Из уже известных персонажей мне нравится Холли Голайтли, она как ветер, в ней есть что-то животное. Или Доминик Франкон из «Источника» Айн Рэнд — просто убийственный персонаж. Какая она мощная, умная, тонкая! Таких не бывает, конечно.

Макияж – это та самая волшебная палочка, с помощью которой Золушка в одночасье может превратиться в принцессу. Женщины очень хорошо понимают это, и потому вот уже не одно тысячелетие пользуются румянами, помадой, тушью… Однако возьмем на себя смелость утверждать, что даже те, кто использует декоративную косметику «всю жизнь», не знают, каковы ее истинные возможности! Сегодня своими секретами с вами делятся известные визажисты.

Андрей Шилков, арт-директор марки Bourgois

Мой первый совет касается макияжа глаз. Если под рукой не оказалось туши, придающей объем, можно воспользоваться обыкновенной рассыпчатой пудрой. Присыпаем ресницы пудрой, затем наносим тушь – ресницы будут казаться более густыми и пушистыми. Этот совет подходит не только тем, кто собирается на вечеринку и желает выглядеть сногсшибательно, но и женщинам, у которых от природы короткие и редкие ресницы.

Для того чтобы сделать взгляд открытым и сияющим, предлагаю воспользоваться белыми перламутровыми тенями, которые наносятся на внутренний уголок глаза, на верхнее и нижнее веко в виде буквы V.

Что касается лица, то здесь тоже есть свои маленькие хитрости. Чтобы тональный крем ложился ровнее и был менее заметен на коже, можно смешать его в любым увлажняющим кремом для лица в пропорции 60 к 40.

Если в конце дня лицо выглядит усталым, а кожа вялой, я советую воспользоваться рассыпчатой пудрой фиолетового оттенка, которую наносят под слой обычной пудры. Это освежит лицо и придаст коже сияние.

Моей любимой темой можно назвать макияж для деловой женщины, поэтому и советы я дам соответствующие. Как правило, в офисах «холодное» освещение, за счет чего лица кажутся неестественно бледными. Я рекомендую использовать тональный крем и пудру на тон теплее, чем собственная кожа. Не нужно забывать, что тональные средства должны не только маскировать, но и освежать.

Чтобы быстро поправить макияж перед вечерней встречей, воспользуйтесь смоченной бумажной салфеткой. Нужно промокнуть ею лицо, тем самым удалив верхний слой накопившейся за день пыли. После этого можно слегка припудриться, избегая нескольких слоев, чтобы не создавать на лице маску. Добавлять на ресницы тушь в течение дня я не советую – в этом случае к вечеру она скорее всего начнет осыпаться.

Многие специалисты по праву считают офисный макияж скучным, в первую очередь из-за того, что он не яркий, особенно это касается глаз, поскольку не принято употреблять одновременно несколько оттенков теней или перламутр, но тем не менее дневной макияж деловой женщины должен быть энергичным. Достичь этого можно с помощью помады. В офисе рекомендую использовать матовые помады ярких оттенков, от морковного до сливового. Они отлично дополняют деловые костюмы и придают бизнес-леди более женственный вид. Перед вечерним мероприятием на матовую помаду можно нанести блеск для губ, что сделает образ менее формальным.

Совет для тех, кто хочет, чтобы его макияж в течение длительного времени выглядел так, как будто он только что сделан. Нанесите тональный крем непосредственно на очищенную кожу, не используя, как обычно, базу под макияж. Затем припудритесь и нанесите румяна. А теперь нужно взять три кубика льда и энергичными круговыми движениями пройтись ими по всему лицу. Не бойтесь размазать макияж – каждый кубик используется только до того момента, как начнет таять. После этой процедуры своим свежим видом и аккуратным макияжем можно щеголять, например, всю ночь.

Еще один совет – вялую, уставшую кожу можно взбодрить перед тем, как наносить на нее макияж. Для этого нужно смешать лимонный сок с водой так, чтобы сока было чуть меньше, чем воды. Эффект после применения такого тоника сравним с действием дорогих лифтинговых средств. Чтобы глаза блестели, поставьте в углу глаза красную крошечную точку. Для этого вам понадобятся лишь кисточка и помада. Но, повторяю, точка должна быть совсем маленькой.

Многие дамы не любят тонировать полностью все лицо, поскольку через определенное время оно устает, и морщинки становятся более заметными. Рекомендую им воспользоваться тоном, который был бы несколько темнее, чем собственная кожа, и тонировать, например, только скулы. Это подчеркнет рельеф лица. Сейчас в моде «растушеванные» глаза, темно-серые, даже асфальтовые тени с частичками перламутра. Но к некоторым цветам радужек глаз такой вариант не подходит – за темно-серой окантовкой пропадает цвет самой радужки. Лучше всего придерживаться классического макияжа глаз – темный контур в цвет радужки глаза.

Несколько предпразничных советов. Подразумевается яркий, переливающийся макияж, подбирать который нужно заранее. Конечно, не стоит забывать о моде, она постоянно диктует свои правила. Помада должна быть яркой, с глянцевой фактурой и обязательно стойкая, чтобы не волноваться о ее сохранности во время праздничного застолья. Кроме этого можно использовать различные аксессуары. Например, Max Factor предлагает контур-татуировку для губ из страз, ее можно применять в различных вариациях. Праздничное освещение, как правило, теплое, поэтому тон и пудру лучше использовать светоотражающие.

Часто нам приходится сталкиваться с такой проблемой, как нестойкость декоративной косметики, вследствие чего любой, даже профессиональный, макияж может банально «поплыть». Я рекомендую пользоваться специальной косметикой на воске и силиконе, которая продержится достаточно долгое время и не подведет ни в повседневной жизни, ни на вечеринке.

Если говорить о праздничном макияже, то я предлагаю играть не столько с декоративной косметикой, сколько с образами. Попробуйте использовать восточные мотивы. Поскольку любой праздник подразумевает яркость и сияние, можно нанести светлый золотистый грунт, сделав лицо стало мерцающим. Грунтовать лицо для вечеринки нужно тщательно и аккуратно, чтобы кожа выглядела естественной. «Стирая» черты лица, можно нарисовать чуть раскосые глаза, с помощью румян сделать более низкую линию скул, так как у восточных женщин скулы ниже, чем у европейских. Для губ лучше применять яркие помады, не заполняя уголки губ, ведь, к примеру, японские женщины отличаются маленьким аккуратным ртом.

Еще один рекомендуемый образ – амазонка. Темный мерцающий грунт, кошачьи глаза и неяркий блестящий рот сделают любую женщину похожей на этих прекрасных воительниц. Не будем забывать, что образ создается не только с помощью макияжа, но и благодаря соответствующей одежде и аксессуарам.

Для начала скажу, что если женщина еще не определилась с собственным стилем в макияже и только ищет себя в этом искусстве, то ей лучше обратиться к специалисту. С его помощью можно подобрать правильную цветовую палитру и научиться профессиональным техникам нанесения макияжа.

Во-вторых, не будем забывать о том, что, каким бы грамотным ни был make up, если у вас проблемная кожа, то выглядеть лицо будет все равно неряшливо. Нужно правильно очищать кожу не только вечером, но и непосредственно перед нанесением макияжа. Если было использовано очищающее молочко, то после него обязательно воспользуйтесь тоником.

Для ухода за кожей лица лучше применять линию одной марки, поскольку каждый продукт в ней дополняет другие.

Мой третий совет заключается в том, что акцент на лице должен быть только один: либо глаза, либо губы – выбирайте сами.

И еще: не нужно путать дневной и вечерний макияж. Днем лучше использовать цветную тушь для ресниц, блеск для губ, легкий тон для лица и пастельную гамму теней. Вечером можно прибегнуть к перламутровым теням, сочным помадам с влажным блеском и черной туши.

Поделюсь некоторыми секретами устойчивости макияжа: подводить глаза карандашом лучше после нанесения тонального крема и пудры на веки, затем можно еще раз припудрить карандашную линию или нанести тени для век такого же цвета, фиксируя таким образом карандаш.

На губы рекомендую нанести тонкий слой тонального крема или пудры, затем обвести по контуру карандашом и только потом добавить губную помаду кисточкой. Чтобы помада как можно дольше держалась на губах, советую промокнуть губы бумажной салфеткой и повторить все заново.

Мода предстоящего сезона весьма причудлива, особенно в вечерних вариантах макияжа. К примеру, глаза должны быть сильно подведены, и не только по ресничному краю, но и выше, по глазничной впадине.

Румяна могут быть достаточно яркого, слегка искусственного оттенка розового и растушеваны почти вертикально от центральной части скулы вниз. Если говорить о губах, то в моде по-прежнему блеск всевозможных цветов и интенсивности с декоративными вкраплениями.

Что касается праздничного макияжа, то подводку глаз можно делать всеми возможными способами и цветами, от традиционного черного до золотого и серебряного. Красивый интенсивный блеск и насыщенный цвет дают кремообразные или жидкие тени для век. Тушь для ресниц лучше выбрать цветную или, например, белую и нанести ее на кончики ресниц поверх цветной.

Самая важная и отправная точка макияжа – идеально «сделанная» кожа. Тональный крем, нанесенный пятнами, способен сделать бессмысленными все дальнейшие усилия по созданию образа. Важно не забывать простейшие правила: тональный крем наносится тонким слоем на всю поверхность лица, включая веки, область нижнего челюстного угла и верхнюю треть шеи. Покрытие не должно обрываться неожиданно, его тщательно растушевывают по краям, сводя на нет.

Если нет под рукой специального консилера от синяков под глазами, нас выручит опять же тональный крем: аккуратно кисточкой его наносят на темную область и подушечками пальцев касательными движениями растушевывают снизу вверх.

Далее тональный крем фиксируют рассыпчатой пудрой – именно рассыпчатая пудра поможет создать идеальную кожу, окончательно выровняв ее по цвету и скрыв от окружающих слишком явные поры и прочие рельефные ненужности.

Подготовленное таким образом лицо теперь нужно откорректировать, то есть прописать скуловые впадины пудрой цвета загара и нанести румяна.

Совет: первый удар кистью сделайте по ладони, стряхнув таким образом излишки румян, – гарантия, что пятна от румян не будет.

Что касается коррекции носа, то темные корректоры оставьте профессионалам. Лучше с помощью светлых теней цвета слоновой кости провести вдоль спинки носа прямую тонкую линию, причем если нос нужно еще и укоротить, то эта линия должна заканчиваться, не доходя до кончика носа примерно на сантиметр.

Марина Янгильдина, художник-визажист, владелец и креативный директор школы профессионального макияжа Yangildina High-Tech Studio

Этот секрет основан на использовании принципов векторного сечения. Я советую освоить его всем, кто хочет с помощью макияжа создать идеальную лепку лица. Итак, нам понадобятся только две вещи – румяна натурального коричнево-розового тона, который, будучи нанесенным на кожу, воспринимается как ее естественный здоровый цвет, и того же оттенка помада.

Теперь этим цветом нам нужно сделать акцент на трех строго определенных точках лица. Первая точка находится на внутренней поверхности подбровного пространства. Вот в это место нужно нанести румяна от основания брови до ее наивысшей точки. Следующая «стратегически» важная точка лица – скула и подскуловое пространство. Его тоже нужно слегка тронуть румянами. И, наконец, верхняя губа оформляется четко параллельно линии брови от ее начала до ее наивысшей точки. Акценты, расставленные на лице, визуально образуют ромб. Напоминаю: точка подбровного пространства, скула, губы. Эта техника обеспечивает эффект моментального лифтинга, лицо визуально подтягивается, становится моложе и ярче. Любая женщина, освоившая эту технику, может стать красавицей без помощи любых других средств, используя только румяна и помаду.

Второй совет: как проверить, хорошо ли вы нанесли макияж? Нужно взять белый лист бумаги и в горизонтальном положении поместить его под подбородок. Свет, отраженный от белого листа бумаги, осветит ваш успех!

Заканчивая рассказ, вспомним выражение Кельвина Кляйна: "Самое главное - выглядеть совершенно естесственно, но для этого нужно очень много косметики".

Я хочу краситься у визажиста, но для начала думаю сделать репетицию, потому что был у меня неудачный опыт, который мне совсем не понравился.

Кроме того есть много тонкостей и хитрых приемов как подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки. В интернете при желании все это можно найти.

интересно, а были ли такие невесты которые вообще не красились на свадьбу? у меня в планах накрасить только ресницы.и возможно сделать стрелки .

Многие дамы не любят тонировать полностью все лицо, поскольку через определенное время оно устает, и морщинки становятся более заметными. Рекомендую им воспользоваться тоном, который был бы несколько темнее, чем собственная кожа, и тонировать, например, только скулы. Это подчеркнет рельеф лица. Сейчас в моде «растушеванные» глаза, темно-серые, даже асфальтовые тени с частичками перламутра. Но к некоторым цветам радужек глаз такой вариант не подходит – за темно-серой окантовкой пропадает цвет самой радужки. Лучше всего придерживаться классического макияжа глаз – темный контур в цвет радужки глаза

Подготовленное таким образом лицо теперь нужно откорректировать, то есть прописать скуловые впадины пудрой цвета загара и нанести румяна. Совет: первый удар кистью сделайте по ладони, стряхнув таким образом излишки румян, – гарантия, что пятна от румян не будет. Что касается коррекции носа, то темные корректоры оставьте профессионалам. Лучше с помощью светлых теней цвета слоновой кости провести вдоль спинки носа прямую тонкую линию, причем если нос нужно еще и укоротить, то эта линия должна заканчиваться, не доходя до кончика носа примерно на сантиметр. Для придания еще большей свежести лицу чуть троньте румянами крылья носа, мочки ушей и подбородок. А самое главное, ни на секунду не сомневайтесь в собственной неотразимости

девочке с черными под "смоки-айз" глазами - на свадьбу советую отказаться от подобного макияжа. Слишком кукольно выглядит.Подумайте, какими глазами будут смотреть ваши детки (в недалеком, надеюсь, будущем

На мой взгляд, натуральный макияж невесты

я вот не умею пользоваться тональными кремами , пудрами и всем этим прочим, и только исходя из этого я не собираюсь красится))) стрелки черные и тушь))))