африкантов игорь иванович причина смерти

Игорь Ива­но­вич Афри­кан­тов родился 21 октября 1916 года в дер. Пуш­карка Арза­мас­ского рай­она Горь­ков­ской обла­сти в семье сель­ских учи­те­лей. Окон­чил школу 1-й сту­пени в г. Арза­масе, школу 2-й сту­пени — в 1933 году в г. Горь­ком, куда пере­ехала его семья.

Вели­ко­леп­ные при­род­ные дан­ные — уни­каль­ная память, ана­ли­ти­че­ский ум и колос­саль­ная рабо­то­спо­соб­ность — уже с юных лет опре­де­лили инте­рес Игоря Ива­но­вича к точ­ным нау­кам, а спо­соб­но­сти к меха­нике — его даль­ней­шую судьбу как инже­нера-меха­ника и талант­ли­вого кон­струк­тора.

В 1934 году посту­пил на обще­тех­ни­че­ский факуль­тет Горь­ков­ского меха­нико-маши­но­стро­и­тель­ного инсти­тута, окон­чив его с отли­чием в 1939 году по спе­ци­аль­но­сти «инже­нер-меха­ник по меха­ни­че­скому обо­ру­до­ва­нию судов».

С 1939 по 1942 гг. И.И. Афри­кан­тов — началь­ник группы кон­струк­тор­ского бюро Ста­лин­град­ской судо­стро­и­тель­ной верфи (завод № 246), затем сда­точ­ный меха­ник и отвест­вен­ный сдат­чик судов. В даль­ней­шем пере­шел рабо­тать на завод № 92 (г. Горь­кий, позд­нее Горь­ков­ский маши­но­стро­и­тель­ный завод — ГМЗ, также изве­стен как «Новое Сор­мово»), где зани­мал после­до­ва­тельно про­шел долж­но­сти: началь­ник отде­ле­ния, заме­сти­тель началь­ника цеха, началь­ник инстру­мен­таль­ного цеха, заме­сти­тель глав­ного тех­но­лога, заме­сти­тель началь­ника Осо­бого кон­струк­тор­ского бюро по опыт­ным рабо­там, заме­сти­тель началь­ника-глав­ного кон­струк­тора ОКБ. В 1951 года И.И. Афри­кан­това назна­чают глав­ным кон­струк­то­ром ОКБ завода, а через три года — началь­ни­ком и глав­ным кон­струк­то­ром ОКБ завода № 92.

В 1964 году И.И. Афри­кан­тов ста­но­вится началь­ни­ком и глав­ным кон­струк­то­ром Опыт­ного кон­струк­тор­ского бюро маши­но­стро­е­ния (ОКБМ).

Одновре­менно с 1958 года Игорь Ива­но­вич рабо­тает пре­по­да­ва­те­лем, а с 1962 по 1969 гг. — заве­ду­ю­щим кафед­рой про­ек­ти­ро­ва­ния и экс­плу­а­та­ции реак­то­ров на создан­ном по его ини­ци­а­тиве физико-тех­ни­че­ском факуль­тете Горь­ков­ского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута.

И.И. Афри­кан­тову выпала судьба стать непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком и руко­во­ди­те­лем работ по созда­нию обо­ру­до­ва­ния диф­фу­зи­он­ных заво­дов, про­мыш­лен­ных ядер­ных реак­то­ров, реак­то­ров и паро­про­из­во­дя­щих уста­но­вок (ППУ) атом­ных судов и под­вод­ных лодок. Он являлся глав­ным кон­струк­то­ром пер­вой и модер­ни­зи­ро­ван­ной ППУ атом­ного ледо­кола «Ленин» и ледо­ко­лов про­екта 1052 («Арк­тика», «Сибирь»), ППУ атом­ных под­вод­ных лодок II и III поко­ле­ний, энер­ге­ти­че­ских реак­то­ров на быст­рых ней­тро­нах БН-350 и БН-600 и дру­гих про­ек­тов.

Основ­ные резуль­таты инже­нер­ной и про­из­вод­ствен­ной дея­тель­но­сти И.И. Афри­кан­това:

Созда­ние диф­фу­зи­он­ных машин для про­из­вод­ства обо­га­щен­ного урана

Основ­ное обо­ру­до­ва­ние диф­фу­зи­он­ных заво­дов, обес­пе­чив­шее про­из­вод­ство высо­ко­обо­га­щен­ного урана (до 90% по изо­топу U-235) для созда­ния атом­ного ору­жия раз­ра­ба­ты­ва­лось в нашей стране двумя кон­струк­тор­скими бюро: ОКБ завода № 92 (ОКБМ) и ОКБ ЛКЗ. ОКБМ за период с 1946 по 1957 гг. было раз­ра­бо­тано 25 типов диф­фу­зи­он­ных машин. Из них 12 выдер­жали при­е­моч­ные испы­та­ния, 9 типов было запу­щено в серий­ное про­из­вод­ство на ГМЗ. Этими маши­нами был осна­щен ряд диф­фу­зи­он­ных заво­дов, обес­пе­чив­ших потреб­но­сти страны в ору­жей­ном уране.

За раз­ра­ботку, осво­е­ние про­из­вод­ства, наладку и пуск диф­фу­зи­он­ных заво­дов И.И. Афри­кан­тов в 1953 году был награж­ден Ста­лин­ской пре­мией, а в 1958 году — Ленин­ской пре­мией за раз­ра­ботку диф­фу­зи­он­ной машины ОК-26 и орга­ни­за­цию ее серий­ного изго­тов­ле­ния.

При созда­нии диф­фу­зи­он­ных машин были раз­ра­бо­таны уни­каль­ные тех­но­ло­гии маши­но­стро­е­ния, кото­рые не только обес­пе­чили дли­тель­ную надеж­ную экс­плу­а­та­цию мно­гих тысяч машин, уста­нов­лен­ных на диф­фу­зи­он­ных заво­дах страны, но и были исполь­зо­ваны в даль­ней­шем при созда­нии ядер­ных паро­про­из­во­дя­щих и атом­ных энер­ге­ти­че­ских уста­но­вок. В их числе — кон­струк­ции насос­ного и теп­ло­об­мен­ного обо­ру­до­ва­ния, тор­це­вых (меха­ни­че­ских) уплот­не­ний валов насо­сов, гер­ме­тич­ных высо­ко­эко­но­мич­ных элек­тро­дви­га­те­лей, мно­го­сту­пен­ча­тых ком­прес­со­ров, ваку­умно-плот­ных запорно-регу­ли­ру­ю­щих кла­па­нов и дру­гого обо­ру­до­ва­ния.

Созда­ние машин боль­шой про­из­во­ди­тель­но­сти ОК-26 с повы­шен­ными тех­нико-эко­но­ми­че­скими пока­за­те­лями потре­бо­вало раз­ра­ботки ряда ори­ги­наль­ных кон­струк­тив­ных и тех­но­ло­ги­че­ских реше­ний. Это пер­вые из диф­фу­зи­он­ных машин, в кото­рых была достиг­нута удель­ная мощ­ность менее 15 кВт/кг•с, что стало резуль­та­том повы­ше­ния КПД ком­прес­со­ров и дви­га­теля и све­де­ния к мини­муму потерь напора в диф­фу­зи­он­ных кас­ка­дах. Для ОК-26 был создан самый мощ­ный и самый эко­но­мич­ный гер­ме­тич­ный дви­га­тель из всех суще­ство­вав­ших в этот период (при мощ­но­сти 80 кВт дви­га­тель имел КПД 96%).

Резуль­таты мас­штаб­ных иссле­до­ва­ний, свя­зан­ных с раз­ра­бот­кой уни­каль­ной кон­струк­ции узла уплот­не­ния вра­ща­ю­ще­гося вала ком­прес­сор­ных машин боль­шой про­из­во­ди­тель­но­сти, были обоб­щены И.И. Афри­кан­то­вым в его дис­сер­та­ции: «Кон­струк­ция, тео­рия и рас­чет уплот­не­ния вра­ща­ю­ще­гося вала диф­фу­зи­он­ных ком­прес­со­ров», защита кото­рой при­несла ему зва­ние док­тора тех­ни­че­ских наук (1958 год).

Про­мыш­лен­ные ядер­ные реак­торы для нара­ботки ору­жей­ных ядер­ных мате­ри­а­лов

И.И. Афри­кан­тов как глав­ный кон­струк­тор при­ни­мал уча­стие в про­ек­ти­ро­ва­нии, орга­ни­за­ции про­ве­де­ния опытно-экс­пе­ри­мен­таль­ных работ, внед­ре­нии в про­из­вод­ство и испы­та­ниях про­мыш­лен­ных уран-гра­фи­то­вых реак­то­ров (ПУГР), обес­пе­чи­вал уча­стие спе­ци­а­ли­стов ОКБМ в мон­таже и пус­ко­на­ладке обо­ру­до­ва­ния на ком­би­на­тах «Маяк», СХК и ГХК. Непо­сред­ственно руко­во­дил рабо­тами по созда­нию ПУГР ОК-120 (пущен в экс­плу­а­та­цию в 1958 году, про­ра­бо­тал до 1992 года), двух­целе­вых реак­то­ров (нара­ботка Pu и про­из­вод­ство теп­ло­вой энер­гии) ОК-135 и ОК-140 (1961—1992 гг.), АДЭ-2, АДЭ-4 и АДЭ-5 (пущены в 1964—1965 гг.). Послед­ние намного пере­крыли про­ект­ный срок службы (20 лет), надежно обес­пе­чи­вая теп­лом жите­лей горо­дов Желез­но­гор­ска, Том­ска и Север­ска.

Руко­во­дил рабо­тами по созда­нию тяже­ло­вод­ных про­мыш­лен­ных реак­то­ров ОК-190 и ОК-190М, а также экс­пе­ри­мен­таль­ных тяже­ло­вод­ных реак­то­ров типа ОК-177, постро­ен­ных в 1950-х годах с уча­стием ОКБМ в КНР и Юго­сла­вии.

Всего по про­ек­там и с уча­стием ОКБМ в период 1950—1960 гг. было постро­ено 9 ПУГР и 5 тяже­ло­вод­ных реак­то­ров. Их работа обес­пе­чила нара­ботку необ­хо­ди­мого стране коли­че­ства плу­то­ния и дру­гих ору­жей­ных ядер­ных мате­ри­а­лов. Одновре­менно на реак­то­рах типа АДЭ был полу­чен успеш­ный опыт атом­ной теп­ло­фи­ка­ции боль­ших горо­дов.

Ядер­ные реак­торы и паро­про­из­во­дя­щие уста­новки для атом­ных ледо­ко­лов

И.И. Афри­кан­тов — глав­ный кон­струк­тор пер­вой реак­тор­ной уста­новки для атом­ного ледо­кола «Ленин» (1954 год). Под его руко­вод­ством в крат­чай­ший срок — менее чем за два года — была раз­ра­бо­тана и запу­щена в про­из­вод­ство пер­вая судо­вая уста­новка с тремя реак­то­рами водо-водя­ного типа мощ­но­стью 90 МВт каж­дый. В период 1958—1959 гг. с уча­стием спе­ци­а­ли­стов ОКБМ на Адми­рал­тей­ском судо­стро­и­тель­ном заводе был выпол­нен мон­таж и ком­плекс­ные испы­та­ния этих реак­то­ров в составе ледо­кола. И.И. Афри­кан­тов был чле­ном государ­ствен­ной комис­сии по испы­та­ниям и при­емке ледо­кола «Ленин».

Ледо­кол интен­сивно экс­плу­а­ти­ро­вался в Арк­тике в тече­ние 6-ти нави­га­ций. Успеш­ная экс­плу­а­та­ция этого атом­ного ледо­кола поло­жила начало созда­нию в нашей стране граж­дан­ского атом­ного флота, спо­соб­ство­вала появ­ле­нию новой отрасли про­мыш­лен­но­сти — атом­ное судо­стро­е­ние. За эту работу И.И. Афри­кан­тову, сов­местно с науч­ным руко­во­ди­те­лем работ акад. А.П. Алек­сан­дро­вым и глав­ным кон­струк­то­ром ледо­кола В.И. Нега­но­вым в 1960 году было при­сво­ено зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда.

И.И. Афри­кан­тов — один из авто­ров кон­цеп­ции и ини­ци­а­то­ров созда­ния атом­ных паро­про­из­во­дя­щих уста­но­вок блоч­ного типа. Как глав­ный кон­струк­тор он воз­гла­вил работы по про­ек­ти­ро­ва­нию усо­вер­шен­ство­ван­ной ППУ ОК-900, исполь­зо­ван­ной для модер­ни­за­ции ледо­кола «Ленин» и созда­ния серии атом­ных ледо­ко­лов про­екта 1052 («Арк­тика», «Сибирь»). Всего на базе блоч­ных атом­ных ППУ, раз­ра­бо­тан­ных в ОКБМ, в СССР было постро­ено 8 атом­ных ледо­ко­лов.

Реак­торы и паро­про­из­во­дя­щие уста­новки для атом­ных под­вод­ных лодок

И.И. Афри­кан­тов — руко­во­ди­тель работ по раз­ра­ботке рабо­чей кон­струк­тор­ской доку­мен­та­ции и осво­е­нию про­из­вод­ства на заводе № 92 реак­то­ров для пер­вой АПЛ и назем­ного стенда ЯЭУ — 27/ВМ. С пере­хо­дом к серий­ному стро­и­тель­ству АПЛ (1957 год) он обес­пе­чил автор­ский над­зор за изго­тов­ле­нием обо­ру­до­ва­ния реак­тор­ных уста­но­вок и его мон­та­жом на заво­дах-стро­и­те­лях, а также уча­стие спе­ци­а­ли­стов ОКБ в пус­ко­на­ла­доч­ных испы­та­ниях и экс­плу­а­та­ции АПЛ пер­вого поко­ле­ния.

Как глав­ный кон­струк­тор ОКБМ в 1960-е годы воз­глав­лял работы по про­ек­ти­ро­ва­нию блоч­ных атом­ных ППУ для АПЛ II и III поко­ле­ний — ВМ-4 и ОК-650, осво­е­нию их в про­из­вод­стве и автор­скому сопро­вож­де­нию экс­плу­а­та­ции. Ука­зан­ные уста­новки были осво­ены в серий­ном про­из­вод­стве и исполь­зо­ва­лись в 1960—1970 гг. для мас­со­вого стро­и­тель­ства АПЛ раз­лич­ных типов, состав­ляя основу удар­ных сил оте­че­ствен­ного Военно-Мор­ского флота.

И.И. Афри­кан­тов руко­во­дил рабо­тами по про­ек­ти­ро­ва­нию и созда­нию ППУ с жид­ко­ме­тал­ли­че­ским теп­ло­но­си­те­лем сви­нец-вис­мут для серии высо­ко­ско­рост­ных АПЛ про­екта 705.

Работы ОКБМ обес­пе­чили зна­чи­тель­ное каче­ствен­ное совер­шен­ство­ва­ние кора­бель­ных ЯЭУ, спо­соб­ство­вали созда­нию новых клас­сов мно­го­целе­вых и ракет­ных АПЛ с высо­кими так­тико-тех­ни­че­скими харак­те­ри­сти­ками.

Реак­торы на быст­рых ней­тро­нах с натри­е­вым теп­ло­но­си­те­лем

И.И. Афри­кан­тов руко­во­дил рабо­тами ОКБМ по про­ек­ти­ро­ва­нию и осво­е­нию про­из­вод­ства пер­вого в мире энер­ге­ти­че­ского реак­тора на быст­рых ней­тро­нах с натри­е­вым теп­ло­но­си­те­лем БН-350 и сле­ду­ю­щего, более мощ­ного энер­ге­ти­че­ского реак­тора БН-600. Оба реак­тора были постро­ены с уча­стием ОКБМ и успешно экс­плу­а­ти­ро­ва­лись в тече­ние дли­тель­ного вре­мени: БН-350 — с 1972 по 1997 гг., БН-600 — с 1980 года по насто­я­щее время.

Для обос­но­ва­ния про­ек­тов этих реак­то­ров в ОКБМ по ини­ци­а­тиве и под руко­вод­ством И.И. Афри­кан­това была создана раз­ви­тая стен­до­вая база, поз­во­лив­шая выпол­нить ком­плекс­ные иссле­до­ва­ния и испы­та­ния узлов и обо­ру­до­ва­ния реак­то­ров с натри­е­вым теп­ло­но­си­те­лем.

Работы ОКБМ обес­пе­чили нашей стране лиди­ру­ю­щие пози­ции в обла­сти реак­то­ров на быст­рых ней­тро­нах. В насто­я­щее время реак­тор БН-600 успешно экс­плу­а­ти­ру­ется в ком­мер­че­ском режиме, явля­ясь самым круп­ным из дей­ству­ю­щих реак­то­ров этого типа в мире.

И.И. Афри­кан­това как руко­во­ди­теля отли­чало виде­ние пер­спек­тив раз­ви­тия раз­лич­ных направ­ле­ний исполь­зо­ва­ния атом­ной энер­гии, осо­бенно в Военно-Мор­ском и граж­дан­ском фло­тах. В связи с этим он настой­чиво доби­вался выде­ле­ния ОКБ из состава завода № 92, вхо­див­шего в состав Мини­стер­ства обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти, и обра­зо­ва­ния на его основе само­сто­я­тель­ного пред­при­я­тия атом­ного маши­но­стро­е­ния. Соот­вет­ству­ю­щее реше­ние пра­ви­тель­ства было при­нято в 1964 году. После­до­ва­тельно он доби­вался ком­плекс­ного раз­ви­тия ОКБМ как научно-про­из­вод­ствен­ного пред­при­я­тия с кон­струк­тор­ским отде­ле­нием и мощ­ной научно-иссле­до­ва­тель­ской, экс­пе­ри­мен­таль­ной и про­из­вод­ствен­ной базой, спо­соб­ного обес­пе­чи­вать систем­ную раз­ра­ботку и под­го­товку про­из­вод­ства ядер­ных реак­то­ров и обо­ру­до­ва­ния атом­ной энер­ге­тики.

Много вни­ма­ния И.И. Афри­кан­тов уде­лял и раз­ви­тию соци­аль­ной сферы пред­при­я­тия, при­ни­мал актив­ное уча­стие в обще­ствен­ной жизни города и обла­сти.

В повсе­днев­ной жизни Игорь Ива­но­вич был вели­ко­леп­ным собе­сед­ни­ком. Его энцик­ло­пе­ди­че­ские зна­ния в раз­лич­ных обла­стях делали его своим чело­ве­ком в любом обще­стве. Колос­саль­ные нагрузки физи­че­ского и мораль­ного плана серьезно подо­рвали его здо­ро­вье. Все сво­бод­ное время он про­во­дил на при­роде с семьей. Увле­кался фото­гра­фией, и в этом увле­че­нии добился про­фес­сио­наль­ного мастер­ства.

Награж­ден три­жды орде­ном Ленина (1951, 1959, 1960 гг.), орде­нами Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1954 год), Крас­ной Звезды (1945 год), «Знак Почета» (1944 год) и меда­лью «За доб­лест­ный труд в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941—1945 гг.».

И.И. Афри­кан­тов скон­чался 19 июля 1969 года.

В 2000 году имя И.И. Афри­кан­това при­сво­ено ФГУП «ОКБМ». В 2001 году в Ниж­нем Нов­го­роде на доме № 3 по улице по улице Несте­рова, уста­нов­лена мемо­ри­аль­ная доска в честь И.И. Афри­кан­това.

Родился в деревне Пушкарка Арзамасского района Горьковской области. После окончания школы в Горьком в 1934 году поступил в Горьковский политехнический институт им. А. А. Жданова (1934—1938 гг.), по окончании получил квалификацию судостроителя-теплотехника.

С 1939 по 1942 годы — начальник группы конструкторского бюро Сталинградской судостроительной верфи (завод № 246).

С 1942 работал в городе Горьком на заводе № 92 (Горьковский машиностроительный завод — ГМЗ):

  • 1942—1951 годы — начальник отделения, заместитель начальника цеха, начальник инструментального цеха, заместитель главного технолога, заместитель начальника Особого конструкторского бюро по опытным работам, заместитель начальника — главного конструктора ОКБ;
  • 1951—1954 годы — главный конструктор ОКБ завода;
  • 1954—1964 годы — начальник и главный конструктор ОКБ завода;
  • 1964—1969 годы — начальник и главный конструктор ОКБМ.

За разработку и пуск диффузионных заводов, обеспечивших производство высокообогащенного урана в 1953 году ему присуждена Сталинская премия, в 1958 году — Ленинская премия.

И. И. Африкантов руководил работами по проектированию 9 промышленных уран-графитовых реакторов и 5 тяжеловодных реакторов. Он возглавлял работу ОКБМ по проектированию и освоению производства первого в мире энергетического реактора на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем БН-350 и БН-600.

Память

Именем И. И. Африкантова в 1998 году назван ФГУП «ОКБМ» (ныне Федеральный научно-производственный центр атомного машиностроения).

Награды и Звания

За создание реакторной установки первого атомного ледокола «Ленин» И. И. Африкантову в 1960 году было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Награждён тремя орденами Ленина (1951, 1959, 1960), орденами Трудового Красного Знамени (1954), Красной Звезды (1945), «Знак Почёта» (1944), медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

There are no translations available.


Всякий человек сам себя воспитать должен – ну хоть как я, например…
Иван Тургенев. Отцы и дети

Имя Игоря Африкантова на слуху у каждого атомщика: выдающийся советский конструктор, изобретатель, ученый — гордость нации, он олицетворял собой технический прогресс. Специально для праздничного выпуска «СР» об Африкантове говорят его сын и внук.

«Для меня и старшего брата у отца всегда был готов подробный и обстоятельный ответ на любой вопрос, — вспоминает Герман Африкантов, главный специалист ОКБМ. — Отец был разносторонне образован и способен найти подход к решению любой задачи, не обязательно технической. Он для меня всегда был и остается непререкаемым авторитетом. Жаль, что он покинул нас слишком рано — мне был всего 21 год. Я был студентом третьего курса, но, по сути, мальчишкой, который о многом не договорил с родным человеком».

Герман Игоревич признается, что отец проводил с ними не так много времени, и в этом нет ничего удивительного. По свидетельствам современников, Африкантов-старший хорошо понимал, как должна развиваться атомная промышленность, и представлял, какие грандиозные усилия нужно приложить для этого. Его рабочий график вряд ли выдержит иной нынешний руководитель.

«Отец всегда уходил на работу рано, возвращался поздно, уставший, ужинал и ложился отдыхать, — объясняет Герман Африкантов. — Возможность полноценного общения появлялась в отпуске, который мы всей семьей проводили на даче, или в субботу-воскресенье, когда он выделял время для нас. Мы с братом этой возможности старались не упускать».
В доме Африкантовых царил культ главы семейства. Детство Германа пришлось на годы, когда отец руководил особым конструкторским бюро завода № 92. Это было время развития новой техники, ядерных реакторов. В 1960 году Герману было 12 лет, но он понимал, что отец занимается чем-то очень нужным дня страны.

Дома все делалось для удобства Игоря Ивановича. «Моя мама, Вера Михайловна, была служителем этого культа, прилагала немалые усилия для того, чтобы обеспечить максимальный комфорт, — рассказывает Герман Игоревич. — Вплоть до того, какую еду отцу съесть и какую одежду надеть. Когда он отдыхал или работал в кабинете, в доме ходили на цыпочках». Выросшие в достатке, среди привилегированного общества, сыновья Игоря Ивановича не влились в ряды золотой молодежи. Отец не баловал, а напротив, проявлял жесткость в воспитании. Похвала – высшая оценка, награда. Абсолютно исключалась ситуация, чтобы Африкантов-старший хлопотал по поводу поступления сыновей в вуз или чего-то еще. «Когда я стал студентом, он серьезно предупредил: «Как только получишь первую тройку, сразу забирай документы. Не позорь фамилию», — вспоминает Герман Игоревич. — Пришлось окончить институт с красным дипломом. Отца уже не было с нами, но троек я все равно не получал. Это была колоссальная ответственность — носить фамилию Африкантов».

Игорь Иванович не страдал властолюбием. Но послевоенные времена были сложные, и он, желая отпрыскам лучшего будущего, с ранних лет готовил их к работе, в том числе и к руководящей. Он предусматривал все! «Отец учил, как общаться с людьми. Говорил: «Прежде чем что-то требовать от подчиненных, для начала обеспечь их работой и необходимыми для этой работы условиями», — делится с «СР» Герман Игоревич.

Слова отца сын помнит по сей день. Например, такие: «Во всем, что с тобой произошло, виноват ты сам! Если тебя обманули, значит, ты дурак и заслуживаешь обмана».

Когда Герман Африкантов начал работать в ОКБМ, ему было 24. В первые дни к молодому сотруднику подходили люди и рассказывали, кем лично для них был его отец. Герман искренне удивлялся: как можно запросто излить душу незнакомому человеку, пусть и сыну Африкантова? Почти всегда это были личные истории. Понадобились годы, чтобы понять: отец был не просто руководителем, а руководителем, которого любили. «Сегодняшним топ-менеджерам такой авторитет не помешал бы», — резюмирует Герман Игоревич,

В ОКБМ им. Африкантова знаменитую фамилию носит еще один специалист — 31-летний Георгий. Внук родился спустя 13 лет после смерти деда. «Кажется, дед незримо был всегда, — рассказывает «СР» представитель третьего поколения славной династии. — В разговорах коллег родителей, в семейных беседах неизменно присутствовал Игорь Иванович. Но я себя никогда не считал особенным из-за того, что у меня такой дед. Фамилия Африкантов ничем не отличается от любой другой».

В 2006 году Георгий окончил физико-технический факультет Нижегородского государственного технического университета, а работа в ОКБМ началась чуть раньше, в 2004-м, с должности техника. Сейчас он начальник бюро конструирования ГЦН судовых реакторных установок и ФТО, занимается герметичными электронасосами для судовых и корабельных паропроизводящих установок. «Мне никто и никогда не давал преференций, я бы этого не допустил, — решительно заявляет наш собеседник. — С другой стороны, палок в колеса тоже никто не вставлял».

В семье подрастает шестилетний правнук легендарного конструктора, представитель четвертого поколения трудовой династии Африкантовых. «Мы пока не рассказывали Федору, кем был его прадед, — смеется Георгий. — Наступит время — узнает».

ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ

Герман Африкантов родился в 1948 году в Сормовском районе Горького. В 1966 году поступил в ГПтИ по специальности «физико-технические установки». С 1972 года работает в ОКБМ, сначала был инженером-конструктором, потом инженером-испытателем. В разные годы возглавляя лаборатории № 117,160 и 130, В 1993 году стал начальником самостоятельной научно-исследовательской лаборатории. В 1999-м ушел из бюро, через год вновь был принят. В 2008 году назначен ведущим инженером, в 2010-м — главным специалистом бюро перспективного планирования производства.

Лучший молодой специалист (1975), ветеран труда ОКБМ (1997), ветеран атомной энергетики и промышленности (2002), ветеран труда (2006). По его инициативе и при личном участии осуществлен ряд усовершенствований измерительных систем стендов и методик проведения испытаний. Герман Африкантов — один из авторов изобретения «поплавковый уровнемер».

Опублковано в газете "Страна Росатом", №35

Версия для печати Наша история | № 40 | Октябрь | 2006

Постоянный адрес статьи:

Специальность судостроение в Нижегородском государственном университете была организована одной из первых, в 1920 году. До 1930 года ее получили 12 человек. И только, благодаря техническому директору Сормовской судоверфи В. П. Лебедеву, который сумел выхлопотать 15 хозяйственных стипендий для студентов четвертого и пятого курсов Нижегородского механико-машиностроительного института специальности речное судостроение, в 1930 и 1931 годах по этой специальности был выпущен 41 инженер.

Среди 82 выпусков инженеров кораблестроительного факультета, пожалуй, самым примечательным был выпуск 1933—1939 годов (47 корпусников и 48 механиков). На этом потоке учились будущие крупные организаторы производства судостроительной отрасли. Например, заместитель министра Минсудпрома Е. Н. Шапошников, член коллегии Минсудпрома и начальник Первого главного управления П. А. Черноверхский, главные конструкторы, строители судов и начальники цехов и отделов различных судостроительных заводов и проектных организаций — С. А. Гольденберг, П. С. Жемчужников, Б. В. Забегалов, К. Н. Клинышкин, К. П. Коротков, Ш. Х. Курбангалеев, А. И. Тумаков и видные ученые научно-исследовательских и учебных институтов А. И. Кудрин, В. А. Сахарнов, Г. А. Угодчиков…

Из числа выпускников именно этого потока в будущем появились Герой Советского Союза (Волков Н. Ф.), Герой Социалистического Труда (Африкантов И. И.), лауреаты Ленинской и Государственных премий, а также премии им. В. И. Калашникова (АН СССР), депутат Верховного Совета РСФСР и депутаты местных Советов и многие кавалеры Государственных наград. И почти во всех перечисленных ипостасях присутствует фамилия доктора технических наук, профессора И. А. Африкантова — основателя, первого начальника и главного конструктора Опытного конструкторского бюро машиностроения («ОКБМ»), носящего теперь его имя.

Есть в Нижегородской губернии, в полутора десятках верст к югу от Арзамаса, по дороге на Дивеево, деревня Пушкарка, стоящая на берегу речки Акша. Там 21 октября 1916 года, в субботу, в семье сельских учителей и началась жизнь Игоря Ивановича.

Теперь, конечно, можно фантазировать, что он-де не зря родился в субботний день, который в России исстари славен баней и добрым, хорошим паром… И рожденный в субботу прославился в жизни именно паром, большим паром атомных паропроизводящих установок (АППУ), вырабатывающих целый океан пара для транспортных нужд.

И. И. Африкантов окончил Горьковскую школу им. К. А. Тимирязева (Канавино, № 55), поступил на общетехнический факультет Нижегородского механико-машиностроительного института и вместе со всем курсом окончил кораблестроительный факультет по судостроительной специальности Горьковского индустриального института, получив квалификацию инженера — механика по механическому оборудованию судов.

После окончания института двух выпускников 1939 года, получивших дипломы с отличием, — И. И. Африкантова и А. И. Тумакова — распределили в Сталинград начальниками конструкторских групп. Первого на Сталинградскую судоверфь, второго в Сталинградский машиностроительный техникум.

Наши горьковчане, вернувшись домой из Сталинграда, пошли работать на сормовские заводы: один — мастером в инструментальный цех «Нового Сормова» (з-д № 92), второй — в конструкторское бюро завода «Красное Сормово» (з-д № 112). Спустя годы, уже после войны, первый стал главным конструктором ОКБ завода № 92, а второй — главным конструктором ЦКБ «Лазурит» по судовым и выдвижным устройствам. И оба оказались причастными к строительству первой сормовской атомной подводной лодки проекта 670, которую называли за рубежом «убийцей авианосцев» и над созданием которой работали очень многие их однокашники, например, С. А. Гольденберг, С. А. Жемчужников, Б. В. Забегалов, Ш. Х. Курбангалеев, П. А. Черноверхский и другие.

Если же рассматривать послужной список И. И. Африкантова, то он, как и у многих его однокашников, переполнен должностями, характеризующими профессиональный рост. 1942—1951г. г. — начальник отделения, заместитель начальника цеха, начальник инструментального цеха, заместитель главного технолога, заместитель главного конструктора Особого конструкторского бюро (ОКБ) по опытным работам, заместитель начальника — главного конструктора ОКБ 1951—1954г. г. — главный конструктор ОКБ завода № 92, на этом посту он заместил А. И. Савина (в настоящее время действующий член РАН, генеральный директор КБ «Алмаз») 1954—1964г. г. — начальник и главный конструктор ОКБ (ОКБ-2) завода, спустя годы (в 1967г.) переименованного в Опытное конструкторское бюро машиностроения 1966—1969г. г. — начальник и главный конструктор ОКБМ (г. Горький). Одновременно И. И. Африкантов — главный конструктор атомных паропроизводящих установок: для ледоколов «Ленин» и «Арктика», для комплектно-автоматизированной АПЛ пр. 705 (атомный автомат-истребитель с ППУ ОК-550 с теплоносителем — сплав свинца-вистума), для атомных ракетных крейсеров проекта 1144 («Петр Великий»).

Это — казенное перечисление должностей, а вот что вспоминают сослуживцы-ветераны.

«Это был крупный специалист и организатор, который не боялся брать на себя ответственность за принимаемые решения… Игорю Ивановичу было присуще такое важное для руководителя качество как дальновидность»

П. И. Обухов

«Впечатление от него у меня было какой-то колоссальной мощности во всем: в фигуре, в интонации голоса при выступлении».

И. С. Симагин

«Был энергичен, прост в общении, обладал чувством юмора, умел оперативно реагировать на замечания или предложения людей… , восхищал своей простотой и был уникален своим обаянием во взаимоотношениях с людьми».

Ю. С. Прямилов

В творческом отношении его послужной список не менее насыщен, чем должностной. К примеру, блочная концепция АППУ, заметно уменьшившая уровни подводного шума отечественных атомных подводных лодок II поколения (пр. 670,671,667А и их модификации), рождалась под непосредственным руководством И. И. Африкантова и его заместителей Е. Н. Черномордика и А. М. Царева.

Игорь Иванович являлся главным конструктором основного циркуляционного тракта АППУ ВМ-А — установки наземного стенда 27ВМ и остальных подводных лодок 1-го поколения АПЛ пр. 627,627А, 658,659,675. Разработка рабочих чертежей АППУ первой отечественной АПЛ была возложена на ОКБ завода № 92 при участии Научно-исследовательского института энергетической техники (НИКИЭТ — Н. А. Доллежаль). Работами руководил И. И. Африкантов и его заместитель Ю. Н. Кошкин. Техпроцесс и оснастку разработали и проектировали в специальном отделе, в отделе главного технолога, во главе с его руководителем А. А. Гордеевым, который перешел с завода «Красное Сормово» на завод № 92 еще в 1932 году в числе первых сормовских специалистов.

К слову, все атомные подводные лодки, построенные заводом «Красное Сормово», были с атомными установками, разработанными коллективом ОКБМ, руководимым И. И. Африкантовым, и только вспомогательная атомная установка ВАУ-6 (пр. 651Э) разработана коллективом ВНИКИЭТ под руководством Н. А. Доллежаля.

Всего же в Советском Союзе в России в строй введено 456 транспортных реакторов, подавляющее большинство которых построено по чертежам ОКБМ им.

И. И. Африкантова. Они установлены на 243 атомных подводных лодках на отечественных верфях. Это производство, а была еще наука и подготовка специалистов. В кратком историческом очерке о Нижегородском техническом университете об этом сказано следующее: «Понимая важность развития атомной энергетики для нужд различных отраслей промышленности и жизни страны, И. И. Африкантов при поддержке ведущих ученых страны добился открытия физико-технического факультета (ФТФ) при Горьковском политехническом институте. Характерно, что первая студенческая группа ФТФ была создана из отпочковавшейся группы кораблестроительного факультета (КСФ), а первым деканом стал декан КСФ Л. Д. Полканов». Профессор И. И. Африкантов возглавил профилирующую кафедру № 3 — Ядерные энергетические установки. Вместе с Ф. М. Митенковым им была написана монография «Судовые атомные паропроизводящие установки», выпущенная издательством «Судостроение», на основе которой развилось курсовое и дипломное проектирование на старших курсах факультета. К концу столетия на факультете работали один академик (Ф. М. Митенков), 13 докторов наук и профессоров и более 40 кандидатов наук и доцентов. ФТФ до сих пор пользуется большой популярностью у молодежи.

Роль И. И. Африкантова в создании и развитии высшего образования в области энергетического машиностроения в Нижнем Новгороде видна особенно ярко спустя почти сорок лет работы ФТФ.

Заслуги И. И. Африкантова перед Родиной в области использования атомной энергии в мирных целях и в развитии промышленного производства артиллерийских систем и технических средств обогащения урана для атомной промышленности и производства боеприпасов отмечены тремя орденами Ленина, орденами Красной Звезды и Трудового Красного Знамени, премиями Ленинской и Государственной, ему присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Более того, в юбилейный год — год столетия подводных сил страны — нельзя не отметить его историческую роль в создании атомных энергетических установок отечественных подводных лодок, что составляет особую гордость горьковчан-нижегородцев. Если в начале века выпускник Нижегородского Владимирского реального училища И. Г. Бубнов стоял во главе работ по промышленному строительству отечественных подводных лодок, то в середине столетия выпускник кораблестроительного факультета Горьковского индустриального института И. И. Африкантов возглавил коллектив, который спроектировал почти все атомные паропроизводящие установки отечественных подводных лодок страны. И среди них к концу ХХ века нижегородский завод «Красное Сормово» построил лучшую в мире многоцелевую атомную подводную лодку «Барракуда» (проект 945, главный конструктор Н. И. Кваша). Все это говорит о нескудеющей творческой энергии нижегородских инженеров — кораблестроителей.

Альберт ПОСТНОВ

Новые подробности задержания экс-министра экономического развития России Алексея Улюкаева, обвиняемого в получении взятки в два миллиона долларов от главы «Роснефти» Игоря Сечина, стали известны на судебном процессе во вторник.

Прокурор огласил аудиозаписи переговоров во время получения взятки, которые спецустройством вел лично Сечин. Из них следует, что глава «Роснефти», хоть и с некоторой задержкой, но исполнил некое поручение министра, а также подготовил для того корзину с продуктами, в частности с колбасой, которую Сечин вручил Улюкаеву по окончании встречи в офисе нефтяной компании. Эксперты-лингвисты пришли к выводу, что оба собеседника использовали в разговоре шифр, но прекрасно понимали, о чем идет речь.

Также на заседании стало известно, что заявление о вымогательстве взятки министром на имя директора ФСБ Александра Бортникова написал тогдашний вице-президент и глава службы безопасности нефтяной компании Олег Феоктистов и подписал сам Сечин, дав согласие на участие в оперативном эксперименте. А первоначальную «разработку» Улюкаева начал бывший подчиненный генерала Феоктистова по ФСБ.

У гособвинения в качестве доказательства вины экс-министра есть две аудиозаписи. Одна из них — звонок Сечина в приемную Улюкаева.

«У меня неисполненное поручение есть по итогам работы на Гоа. Только у меня одна просьба», — обращается к Улюкаеву Сечин. Затем глава «Роснефти» просит экс-министра «заехать на секунду». «Тут, может быть, <…> и компанию хоть посмотришь», — говорит Сечин.

После собеседники договорились о времени встречи и попрощались. «Ну, давай, обнимаю», — сказал глава «Роснефти».

Уже при встрече Сечин несколько раз спрашивал Улюкаева, почему он легко и явно не по погоде одет, а также рекомендовал ему носить куртку или свитер.

«Ты извини, что мы затянули выполнение поручения. <…> Командировки были. Пока туда-сюда, собрали объем. Можешь считать, что задание выполнено», — говорит глава «Роснефти» министру.

Затем он интересуется, скоро ли будет чай, а также просит приготовить «корзину с колбасой».

«Будет чай? И корзинку с колбасой пусть поставит в зал. Ну, давай иди и корзиночку забери», — процитировал Сечина прокурор, оглашая протокол диалога.

Эксперты-лингвисты пришли к выводу, что в разговоре Сечина и Улюкаева присутствуют признаки скрытности, зашифрованности, однако оба собеседника понимают, о чем идет речь, в том числе и под словами «выполнили поручение».

На выезде с территории офиса «Роснефти» на Софийской набережной в Москве Улюкаев был задержан. Согласно материалам дела, он до последнего утверждал сотрудникам ФСБ, что в багажнике его машины находится вино, которое ему подарил Сечин. Однако при осмотре багажника в нем также была обнаружена сумка с двумя миллионами долларов купюрами номиналом в 100 долларов.

Впрочем, защита утверждает, что экс-министр был уверен, что в сумке находится колбаса, которую на встрече Сечин просил приготовить для Улюкаева.

Между тем и на руках Улюкаева, и на руках его водителя были обнаружены следы от спецкраски, которой пометили купюры. Водитель экс-министра на следствии рассказал, что он помог своему шефу уложить сумку в багажник. Таким образом, спецсредствами были помечены не только деньги, предназначавшиеся для взятки, но и сама сумка.

С заявлением о вымогательстве со стороны министра МЭР к директору ФСБ Бортникову обратился лично генерал Олег Феоктистов, который до перехода в «Роснефть» в качестве прикомандированного сотрудника ФСБ работал заместителем руководителя управления собственной безопасности ФСБ, а в подчинении в данном управлении у него был Иван Ткачев.

Именно Ткачеву, занявшему впоследствии пост начальника управления «К» службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ, была поручена «разработка» Улюкаева, следует из материалов дела. Ткачев обратился в Мособлсуд с просьбой разрешить поставить «на прослушку» приемную министра экономического развития.

Как сообщается в материалах дела, оперативный эксперимент в отношении Улюкаева проводили также сотрудники возглавляемого Ткачевым управления, а взятку передавал Сечин, который был снабжен записывающим устройством.

На данный момент в процессе допрошены три из 30 свидетелей обвинения, однако во вторник стало известно, что список высокопоставленных чиновников, которых планируют вызвать в суд, пополнился: помимо главы «Роснефти» Игоря Сечина и генерала ФСБ Олега Феоктистова, прокуратура может допросить первого заместителя главы Минэнерго Алексея Текслера.

Даты их возможного допроса неизвестны, поскольку сторона обвинения не предупреждает участников процесса, какого именно свидетеля она намерена пригласить в суд на следующее заседание. Процесс продолжится 7 сентября, на слушаниях ожидается продолжение допроса свидетелей обвинения.

Улюкаеву, который стал первым в современной России федеральным министром, задержанным за коррупцию, грозит до 15 лет заключения. По версии СК России, полученная экс-министром взятка была благодарностью за ранее выданное Министерством экономического развития заключение, позволившее «Роснефти» приобрести госпакет «Башнефти». Кроме того, считает следствие, Улюкаев обещал за вознаграждение личное поручительство «Роснефти», а в противном случае угрожал тормозить проекты нефтяной компании.

Бывший министр отрицает вину, заявляя, что ситуация с взяткой является провокацией, которую организовали Сечин и Феоктистов.

Во вторник, 5 сентября, прокурор во время рассмотрения в Замоскворецком суде Москвы дела бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева зачитал расшифровки аудиозаписи телефонного разговора между Улюкаевым и главным исполнительным директором «Роснефти» Игорем Сечиным, а также расшифровки аудиозаписи, сделанной во время их встречи в офисе «Роснефти» на Софийской набережной в Москве.

«Ведомости» публикуют полную версию расшифровки, которую зачитал прокурор. Было оглашено несколько фрагментов, некоторые частично повторяют друг друга.

Первая стенограмма, зачитанная прокурором (телефонный разговор Сечина и Улюкаева)

С: Алло, Алексей Валентинович? Алло.

Женщина: Алло. Игорь Иванович, добрый день, сейчас я соединяю, по первой.

Слышен звук работы коммуникационного устройства.

У: Алло

С: Алексей Валентинович, дорогой (усмехается).

У: Да, Игорь Иванович, весь внимание. Как я рад тебя слышать.

С: Да не говори, я тоже. Но, во-первых, у меня там неисполненные поручения были, а готовность есть по итогам работы, там…

У: Да.

С: А, значит, во-вторых, еще масса вопросов накопилось там и по советам директоров, и по всему.

У: Ну так давай обсудим все.

С: У меня только просьба одна. Если можно, на секундочку к нам подъехать, потому что тут может быть… Ну покажу вообще. Ну вообще на компанию посмотреть.

У: Да, с удовольствием посмотрю на компанию, а чего ж.

С: И по времени, вот у меня сейчас большие переговоры в 14 начнутся, часа на два.

У: Угу.

С: Вот где-нибудь в 16.30, ну вот так можно?

У: Вполне можно, да. Я ж завтра лечу, а ты, кстати, в Лиме будешь?

С: Я в Лиме буду.

У: Ну вот я тоже в Лиме буду, там еще сможем продолжить.

С: Поработаем.

У: Поработать — давай. Это самое, сейчас…

С: 17, вот.

У: Сейчас, секундочку. Нет, чуть-чуть позже, если можно.

С: Давай.

У: Потому что у меня в 16 начнется.

С: Во сколько? В 18?

У: Сейчас 17, давай в 18.

С: Пораньше бы немножко, пораньше.

У: В 17.30?

С: Ну давай в 17.

У: А?

С: В 17 сможешь?

У (вздыхает): Да у меня тут в том числе и ваши, по-моему, разные компании по закупкам. Там я их и собираю. Ну давай в 17.

С: В 17? Спасибо большое.

У: Давай.

С: Все, обнимаю, спасибо.

Вторая стенограмма, зачитанная прокурором (встреча в офисе «Роснефти» на Софийской набережной в Москве)

С: Чай приготовят пока. Да все отлично. Слушай, а ты без куртки?

У: Да.

С: Как ты ходишь вообще так?

У: А?

С: Это самое, надо куртку какую-то.

У: Не надо, не надо, зачем?

С: Да?

У: Конечно!

С: Ну одну секунду, ладно. (Обращаясь к кому-то.) Вы посидите пока, ладно?

С: Так, секундочку, ага. Ну я коротко тогда, чтобы ты не замерз. Ну, во-первых, приношу извинения, что затянули выполнения поручения. Долго в командировке были.

У: Конечно.

С: Да. Пока туда-сюда. Собрали объем. Но можешь считать задание выполненным.

У: Да.

С: Утепляюсь…

У:…

С: Да и не говори.

У: Надо узнать, какая машина. Это самое… Когда короткая дистанция…

С: Ну да.

У: Они считают, что зеленая изгородь…

С: (видимо, обращаясь к кому-то по телефону) Так, Шокина чай принесет?!

Мужчина: Да-да

С: И корзинку с колбасой!

Мужчина: Есть-есть.

Сечин: Так, несколько поподробнее о компании. Ну, в 1998 году, когда мы начали заниматься, компания 4 млн тонн нефти. Cобственно, она никому не нужна была. Так она проскочила в эпоху приватизации.

У: Ну да. За границу.

С: Значит, потом суды, возврат активов начался. Вот, интересная страничка четвертая.

У: Угу.

С: Что за это время мы создали? Вот основные показатели нефтяных компаний, акции которых торгуются на бирже. Значит, это ресурсная база текущей добычи и расходов на добычу. Сравнивали только публичные компании. Значит, вот, мы по ресурсной базе и геологоразведке — первое место в мире. По текущей добыче среди компаний — первое место. Себестоимость тоже как бы самая высококонкурентная. Вот тут надо..

У: Вот если смотреть, извини перебью, капитализацию компании и эти позиции, то видно, что актив стоит там кратно, 2–2,5 раза дешевле, чем сопоставимые по характеристикам иные активы.

С: Ну есть за исключением одного нюанса – налоговая база. У нас налоговая база самая тяжелая по сравнению с любыми другими компаниями. И самая тяжелая в мире. Вот можно к этим двум и трем смело добавить 25, и это будет с учетом налоговой базы. И плюс транспорт. Вот считай, условно говоря, 35 для нас нижний предел такой.

У: Операционная доходность?

С: Нет. Я имею в виду нижний уровень цены.

У: Я говорю: операционный, без учета обслуживания кредитов.

С: Да, который позволит операционную доходность дообеспечивать нам. Поэтому ситуация не такая простая. Нам надо заниматься налоговой базой.

У: Надо заниматься. Она у нас не только большая, но и растущая. Растущая?

С: Растущая и убывающая. Я разговаривал там с ENI. 2 млрд евро сдает ENI в бюджет Италии. Мы 50 млрд. Вот плюс к тому, что ты нас просишь сегодня добавить там 17. Часть мы уже дали. А 50 млрд ежегодно мы и так формируем. Поэтому, конечно, надо об этом думать. У Exxon общая фискальная нагрузка 43, и акции стоят дорого, понимаешь?

У: Нет, ну конечно.

С: Но она стабильно 43, а у меня 80. Значит, мы рассчитываем (неразборчиво). Я вот сейчас почему работаю с акционерами и говорю о недооцененных элементах, которые они обязательно должны учитывать? Вот бипишники были за рамками первых десяти: как только купили наши акции, стали 4-ми. Потому что мы разрешили им на баланс пропорционально владению поставить ресурсную базу.

У: То есть 25 процентов, пятую часть?

С: Да, и они сразу выскочили в другой уровень.

У: Подожди, а если они ставят на свой баланс твою ресурсную базу , у тебя-то на балансе не остается?

С: Остается, остается, но для нас это вообще ничего не стоит. Это просто разрешение использовать им. И они же отчитываются геологоразведкой нашей. Мы там замещение делали на 150%, они просто 20% от этого замещения себе считают. И то же самое по добыче <нрзб>. Они никогда бы не вышли за этот уровень добычи, если бы не давали на наши проекты тоже.

У: Если без, то было бы 20 с хвостиком небольшим, значит, они были бы ниже десятки.

С: Да, да, да, точно абсолютно. Очень серьезный, конечно, шаг мы сделали, как ты знаешь, в Индии по приобретению (неразборчиво). Я хотел просить, я буду обращаться, надо будет по проектному финансированию поддержать…

У: Слушай, нефть там будет иранская?

С: Мы думаем, что часть иранская, часть венесуэльская. Очень высокий индекс (неразборчиво). Глубоководный порт и 2700 заправок. Поэтому это такой проект для этого рынка уникальный

У: А свои собственные заправки? Через них какая часть переработки?

С: Могу тебе сказать примерно, наверное, где-то четвертая часть.

У: Четвертая часть.

С: Четвертая часть. Они там завод, может быть, терминал позволяет экспортно-импортные операции делать.

У: Нет (неразборчиво). Это, по сути, первая такая крупная попытка. Это никому не удавалось.

С: Да, это правда. Ну, что еще могу сказать: по технологии разработки мы занимаем серьезные ведущие позиции. Если не приближаемся к мировым лидерам, то наступаем на пятки очень так серьезно, но у нас еще зависит от связи с нашим оборудованием. В штатах на гидроразрывах оборудование позволяет там до 30 и выше делать разрывов за раз. Но мы делаем 12-15, до 20. Но у них другие компрессора, там больше давление, другие пропанки. Пропанки — это специальная такая фракция <…>. Развитие у нас идет, несмотря на пожелание ОПЕК. Я докладывал Владимиру Владимировичу. Все они готовят развитие добычи. Все! Венесуэла. Я просто абсолютно знаю, что они сейчас провели тендер. «Шлюмберже» выиграла на $3,3 млрд по увеличению бурового сервиса, то есть они планируют поднять добычу на 250 баррелей в сутки в течение полугода. Это, значит, первое. Второе, Иран будет увеличивать, они сейчас уже 3,9-4,0, и у них замысел добавить еще миллион тонн баррелей.

У: Они 4 где-то готовы замораживать.

С: 3,9 сейчас, а 4,9 хотят.

У: 4. Нет, нет, эти готовы на 4 и не замораживаться.

С: Ну.

У : Ну тоже, наверное, да.

С: Да, я думаю, правды никто не говорит: вот им всем надо. Вот считаем Ирак, Нигерия. Им надо полгода примерно для выдачи дополнительных объемов. А эти полгода, если мы заморозим, то дадут возможность американцам чуть-чуть кислорода дать нефтяным сланцам. И здесь вот, мне кажется, лукавство. Cейчас поддержать здесь сланцевую нефть.

У: Угу.

С: Значит, что дальше?

У: Этим воспользуются.

С: А дальше они на полгода скажут: мы заморозили на полгода, а эти имеют временной лаг для подготовки новых объемов. А мы будем терять рынки. Они снова будут выходить на рынки.

У: Плюс за это время администрация Трампа, а он очень про традиционные источники, он очень сильно собирается поддерживать добычу.

С: Да. Он хочет добычу поддерживать, это правда. Он заявлял об этом.

У: Он будет готов на налоговые льготы.

С: Льготы и финансирование, он заявлял об этом неоднократно, это его тезисы предвыборной программы.

У: Это надо учесть. Ему потребуется какое-то время, потому что там адаптация администрации. Это у него центральный, пожалуй, пункт.

С: Это надо учитывать. Но мы потихонечку работаем, Леша.

У: Смотри, что касается налогов, я двумя руками полностью во всем на твоей стороне. Я считаю, что мы поступаем близоруко, а значит, нелепо. Мы искажаем совершенно будущую картину мира. Мы хотим инвестиций привлечь. Мы не привлечем инвестиций и подорвем собственный климат инвестиционной базы. И это совершенно тупиковый путь, особенно, что касается старых месторождений. Там просто нужно бурить и качать, бурить и воду заливать. Нельзя останавливать процесс. А если у тебя падает…

С: Ну как…

У: Ну ты как, себе в убыток будешь делать? Это странно.

С: Конечно.

У: Странная, значит, логика, никуда не годящаяся. Потому что, безусловно, мы 100% за. И конечно же, нужно международных несколько таких…

С: Леша, я тебя прошу, ты на нас не обижайся за затяжки все эти.

У: Нет, Игорь, а что?

С: Я же почувствовал, как заштормило чуть-чуть.

У: Нет, ты …

С: По приватизации мы работаем сейчас. Я сегодня встречался, завтра улетаем в Европу. Я тебе скажу, значит, следующее: кредитовать готовы в полном объеме. Покупать особо не хотят, поэтому мы делаем разные предложения, разные морковки сочиняем для того, чтобы затянуть в акции. Значит, в Азии подвижки идут. Японцы, ты же знаешь, они внесли сейчас изменения в законодательство, должен император подписать, но уже внесли в парламент. С ними мы тоже работаем.

У: С?

С: Ну со всеми там…

У: Ну хорошими?

С: Там больше с молодыми.

У: С молодыми больше?

С: Ну работаем, не расслабляемся: пока ничего говорить не хочу, но настойчиво работаем для того, чтобы задание выполнить полностью.

У: Вот честно, из сегодняшних соображений очень хотелось японцев привлечь. Индийцы все эти… Все это не то. От индусов ты ничего не получишь.

С: С корейцами работаем. Нет, не китайцы, не индусы (неразборчиво), это не нужно совершенно. С ними никакой синергии уже не будет.

У: Абсолютно. У них можно получить.

С : Эти могут. Настроены они очень прагматично. Они, конечно, хотят выполнить свою главную задачу. Они хотят получить плюсы к территории. Там даже такие вопросы в ходе переговоров ставили, но мы отвергли это. Сразу сказали: ребята, нет

У: Конечно, им сейчас неплохо. Что сейчас решить. Абэ должен что-то показать свое. Ему говорят: ты идёшь на постоянные уступки русским. Он может сказать: да, я приобретаю очень интересные активы, это гарантированное обеспечение нашей страны энергоресурсами на 10-летие вперед. (неразборчиво) Ему бы это было довольно выгодно.

С: Знаешь, я им так и говорю. Тут суть предложения нашего такова: вы получаете долю в компании, это первое условие для развития совместных проектов.

Значит, второе наше предложение — следом за долей создание (неразборчиво) добыча, транспортировка и совместная работа на рынках. Если вы это делаете, то вы получаете доступ к центральному татарскому участку и Верхнечонскую долю и еще ряд нефтяных месторождений, которые мы осваиваем вместе с вами. Вы, правда, здесь получаете миноритарный пакет, но если вы на это идете, то при форс-мажоре мы берем поставки только на японский рынок.

У: Я думаю, для них это очень важно, у них большая зависимость.

С: Мы именно это и говорим, если форс- мажор. А что такое форс-мажор? Мы прописали изменение цены на нефть на 20 процентов: повышение на 20 процентов или понижение на 20 процентов, резкое изменение рыночной обстановки. Тогда предприятие начинает поставлять весь объем производства только в ваш адрес. И вы снижаете зависимость от других поставщиков. В общем, предложение у нас очень приличное, взвешенное. Мы работаем. Там есть три (неразборчиво), сроки здесь имеют принципиальное значение. Они пытаются завести рака за камень по ходу тендерных процедур. Сами ждут результатов визита. Поэтому мы им сказали: вот вышло распоряжение правительства, поэтому мы сами в такой ситуации, до 5 числа мы должны подписать. Вот уже имейте в виду, тут уже не наша компетенция: это уже компетенция правительства. Пожалуйста, можем 15 объявить, если у нас все состыкуется с вами. Значит, на дату подписания мы им сказали 10% сюда, аванс нам перечислите, который, если вы не завершаете сделку, он переходит в собственность компании. Значит, вот такие условия.

У: Понятно. Ну важно будет в Лиме 20-ого, там начальник будет встречаться с Абэ.

С: Да, я буду в Лиме.

У: Вот это вот да, я тоже буду. А еще до этого я встречаюсь с Сэко. Там тоже надо еще его поддавить, министра этого самого, ответственного за Россию.

С: Ну, да-да. Ну так они шаги делают, я не могу сказать, что они нас как-то совсем там оставляют в стороне, У них замысел есть. Они нам по ходу дела прямо говорили: вот нам будет тяжело, если там не будет подвижек. Я им сказал: нет: ребята, вы знаете, вы с этим вопросом не обращайтесь, мы- солдаты: нам что говорят, то и делаем, это не наша епархия.

С: Леш, ну спасибо тебе, не задерживаем тебя, у тебя сложный график.

У: Да, на курсы заскочу по дороге.

С: Так, пойдем.

Третья стенограмма, зачитанная прокурором (место действия не уточняется)

С: Ну отлично, а вот сюда можно, туда как бы… а ну, ага.

Неизвестный Мужчина: Сюда заезжать?

С: Да. Скажи Шокиной, пускай корзинку в 206 поставит и чай приговит пока.

С: Да, все отлично. Слушай, а ты без куртки?

У: Да

С: Как ты ходишь так вообще?

У: А?

С: Это самое, надо курточку какую-то…

У: Не надо, не надо, зачем?

С: Да?

У. Конечно.

С: Ну ладно, секунду, вы тут посидите пока… Так, секундочку. Сейчас. Секундочку, ага. Я так коротко тогда, чтобы ты не замерз. Ну во-первых, прошу прощения, что затянули выполнение поручения, в командировке были.

У: Ну жизнь, конечно.

С: Да, пока туда-сюда, собрали объем… ну можешь считать задание выполнено. Вот: забирай, клади, и пойдем чайку попьем.

У: Да…

С: Вот ключ на всякий пожарный.

С: У меня уже организм не переносит холода вообще, утепляюсь.

У: …

Пауза в разговоре. Слышны звуки шагов, разговоры посторонних лиц по телефону, не имеющие отношения к делу

Сечин: Угу, спасибо. Да, корзиночку забери.

У: …

С: Счастливо, спасибо тебе большое.

У: Угу..

С: До свидания!

Четвертая стенограмма (место действия не уточняется)

Шум мотора.

С: Ну ладно, … с ним — а вот сюда, можно куда как бы, а вот ага.

Неизвестный Мужчина: Сюда заезжаешь?

С: Да. Скажи Шокиной, пускай корзинку в 206 поставит и чай приготовит пока. Угу, да, хватит?

Слышен шум, шорох.

С: А ты без куртки?

У: Да.

С: Как ты ходишь так вообще?

У: А?

С: Это самое, надо курточку какую-то…

У: Не надо, не надо, зачем?

С: Да?

У: Конечно.

С: Ну ладно, секунду, вы тут посидите пока… Так, секундочку. Сейчас. Секундочку, ага. Я так коротко тогда, чтобы ты не замерз. Ну во-первых, прошу прощения, что затянули выполнение поручения, в командировке были.

У: Ну жизнь, конечно.

С: Так, пока туда-сюда, собрали объем… ну, можешь считать задание выполнено. Вот: забирай, клади, и пойдем чайку попьем.

У: Да?

С: Вот ключ на всякий пожарный.

У: Да, пойдемте.

Стук, топот, звуки застежки-молнии.

Сечин: У меня уже организм не переносит холода вообще, утепляюсь.

У: Надо узнать, когда машина, это самое, перегрела.

С: А?

У: Всегда, когда короткая дистанция.

С: Ну да.

У: Решение?

С: Направо.

У: Зеленая?

С: Так, Шокина чай принесет?

Неизвестный Мужчина: Да-да.

С: И корзинку там.

Неизвесный Мужчина: Есть-есть.

С: …

Неизвестный Мужчина: Чай принеси.

Периодически слышны слабо различимые голоса людей, кашель, неизвестный мужчина говорит по телефону: Алло, да, давайте сейчас уточню, там все нормально, пьют чай. Вот, тут просто согласно вашим распоряжением никакие машины с территории не выпускаем. Сохраняем режим, или можно выпускать? А, а так да… пьет с посетителем чай. Да-да, все я понял хорошо, есть, все есть, хорошо, хорошо есть, ага. Алло, алло, ну все нормально в смысле сохраняется режим, все, давай. Алло-алло, да, все хорошо, есть. А я наберу просто, и все. А, да-да, а я понял, хорошо. Я понял, ага.

Слышен шум мотора и телефонный звонок.

Неизвестный Мужчина: Да, ну вот я, да-да, алло, машина подошла, я приготовил, да.

Слышен шум мотора. Неизвестный Мужчина говорит по телефону: Да.

С: …

Неизвестный Мужчина: От Иваныча? (смеется).

С: Да-да, к подъезду.

Слышен шорох одежды.

С: Спасибо.

У: Корзиночку…

С: Да, корзиночку забирай.

У:…

С: Все, спасибо тебе большое.

У:…

С: До свидания!

Пятая стенограмма (место действия не уточняется)

Шум мотора.

С: На стоянку встань там. Ладно … (неразборчиво) на стоянку пускать. Да, ты там на стоянку встань там, на стоянку встань, на стоянку встань. Ладно, бог с ним. Это — это-то ладно, он в стороне стоит там, ну… А, ну тоже сейчас.

Неизвестный Мужчина: Сань, на стояночку поставь, пожалуйста.

С: Да, здорово, на стоянку сейчас поставь, да.

Слышен треск мотора, хлопки дверцы, шорох одежды.

С: А он знает, куда ехать-то.

Неизвестный мужчина: Там охрана выставлена.

С: А?

Неизвестный Мужчина: Выставил на улице людей, чтобы показать, как проехать.

С: А, хорошо.

Неизвестный Мужчина: …

С: Ну ладно, а вот сюда можно, туда, а вот так, да.

Неизвестный Мужчина: …

С: Скажи Шокиной, пускай корзинку в 206 поставят и чай приготовят пока. Ой, слушай, а ты без куртки?

У: Просто..

С: Как ты ходишь вообще так?

У: А?

С: Это самое, надо курточку какую-то.

У: Не надо, не надо.

С: Да? Ну одну секунду. Вы посидите пока, ладно? (кому-то).

С: Так, ты сейчас, а, ну я так коротко тогда, чтобы ты не замерз. Ну, во-первых, приношу извинения, что затянули выполнение поручения. Долго в командировке были.

У: Жизнь…

С: Да, пока туда-сюда, собрали объем. Но можешь считать задание выполненным. Вот забирай, клади, и пойдем чайку попьем.

У: Да

С: Так вот, ключ на всякий пожарный.

У:…

С: У меня уже организм не переносит холода…

Источники: Ведомости, РИА Новости

24 сентября 2017  10:57

В Сызранском кафе алкоголь продавали без документов
Спиртосодержащая продукция изъята. Закон

138